Дойти до Европы

06 мая 2016
Общество


Пачка бюллетеней в урне для голосования на одном из избирательных участков Казани на выборах президента Татарстана, зафиксированная на фотоснимке, – не повод произвести полный или частичный пересчет голосов в конкретной УИК. К такому выводу сегодня пришел Верховный суд республики, отказавшись изменить аналогичное решение районного суда Казани. Тем не менее член комиссии с правом решающего голоса Артур Гиматдинов намерен пройти все республиканские и российские инстанции, чтобы этим делом занялся Европейский суд по правам человека.

В начале марта этого года в Московском районном суде Казани завершилось рассмотрение административного иска 29-летнего фрилансера, члена казанской участковой избирательной комиссии №139 с правом решающего голоса Артура Гиматдинова. Он просил суд признать, что нарушения на его избирательном участке не позволяют с достоверностью определить итоги голосования на выборах президента Татарстана и депутатов Казанской думы, а также провести полный или частичный пересчет голосов в этой УИК.

Другие претензии Гиматдинова были связаны с тем, что его якобы не уведомили о правильном времени начала работы комиссии, в результате чего он оказался на участке спустя практически час после начала работы комиссии. Кроме того, истец указал на то, что ему не выдали заверенные копии документов и незаконно отстранили от работы в комиссии за ведение фото- и видеосъемки «вброшенных пачек бюллетеней».

В суде первой инстанции Гиматдинов указал, что «снимал вброшенные пачки бюллетеней», а другой член комиссии, Искандер Ясавеев, «следил за обнаруженными пачками и пытался отделить их и взять в левую руку».

– Аналогичное делала секретарь комиссии Ольга Соловьева, но, как впоследствии оказалось, с целью выхватить и смешать вброшенные пачки бюллетеней с остальными, – указал тогда истец. Кроме того, Гиматдинов рассказал, что председатель комиссии попыталась «повлиять» на него и «остановить работу по фиксированию вброшенных пачек бюллетеней».

В ТИК Московского района в ответ на жалобу Гиматдинова сообщили, что он «осуществлял действия, препятствующие работе комиссии и направленные на дезорганизацию работы УИК, воспрепятствовал деятельности членов комиссии, нарушал дисциплину, отказывался выполнять поручения председателя, с членами комиссии вел себя неуважительно, не реагируя на многочисленные замечания».

Что касается самой пачки бюллетеней, которая, по мнению Гиматдинова, оказалась в ящике для голосования ранним утром еще до официального открытия участка, то секретарь комиссии Ольга Соловьева в суде первой инстанции не смогла сказать, сколько бюллетеней было в той пачке, заявив лишь, что «больше одного».


Артур Гиматдинов около здания Московского районного суда Казани.

Председатель избирательной комиссии №139 Светлана Гомыжева, комментируя в Московском райсуде Казани заявление Гиматдинова о пачке бюллетеней, отметила, что «итоговые протоколы были составлены с соблюдением установленных требований и подписаны членами комиссии».

«Подсчет голосов избирателей проводился открыто. При подсчете голосов избирателей, установлении итогов голосования и составлении проколов об итогах голосования участковой избирательной комиссией присутствовали наблюдатели от различных партий, а также члены комиссии с правом совещательного голоса. Результаты подсчета голосов избирателей проверены ТИК Московского района Казани и утверждены вышестоящими избирательными комиссиями», – указала Гомыжева в своем отзыве на иск Артура Гиматдинова.

Помимо обращения в суд, истец ранее направлял заявления в правоохранительные органы, чтобы привлечь руководителей избирательной комиссии к административной ответственности. Дела, однако, так и не были возбуждены.

В результате трехдневного рассмотрения дела судья Московского районного суда Казани Константин Плюшкин отказал в удовлетворении искового заявления в полном объеме. В мотивировочной части решения суда в отношении видеозаписи, на которой можно увидеть пачку бюллетеней, сказано следующее: «Представленная административным истцом видеозапись отражает лишь процедуру извлечения бюллетеней из стационарных ящиков для голосования и не содержит факты нарушения избирательного законодательства, а также признаки нарушения избирательных прав Гиматдинова».

Вывод последнего о том, что нарушения на участке №139 «не позволяют с достоверностью определить итоги голосования», суд отклонил по причине того, что все представленные Гиматдиновым доводы «не являются достаточным и бесспорным доказательством факта наличия основания к признанию итогов голосования, результатов выборов на территории УИК №139 недействительными».

Не согласившись с таким решением суда, Гиматдинов подал апелляционную жалобу в Верховный суд Татарстана. В ней административный истец ставит под сомнение решение судьи Константина Плюшкина и просит коллегию вышестоящего суда удовлетворить иск в полном объеме.

Говоря о требовании признать тот факт, что нарушения на избирательном участке №139 не позволяют с достоверностью определить итоги голосования, Гиматдинов отметил «огромные различия по явке на голосовании между списками избирателей, которые вели члены УИК №139 с решающим голосом Гиматдинов и Спиридонов (явка около 50-60%), и книгами учета, которые вели члены УИК №139, являющиеся учителями школы №20 (явка около 80-90%)». Кроме того, по мнению Гиматдинова, «в стационарном ящике ля голосования обнаружены вброшенные пачки бюллетеней», которых, по подсчетам истца, оказалось «около 1 500».

Тот факт, что Гиматдинова отстранили от работы в комиссии, он связал как раз с тем, что производил видеосъемку пачки бюллетеней. Истец просил суд отменить решение о его отстранении.

На сегодняшнее судебное заседание явились представитель ЦИК Татарстана и ТИК Московского района Казани. Председатель же или секретарь УИК №139 на суде так и не появились, несмотря на то, что были уведомлены судом.

Повторив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, Гиматдинов обратил внимание в том числе на то, что избирательная комиссия №139 предоставила ему не заверенные копии избирательных документов На вопрос председательствующего Дениса Горшунова, почему это так важно, истец ответил, что нередки случаи, когда из-за таких действий представителей избиркома впоследствии невозможно их оспорить, поскольку в таком случае юридически документа не существует.

– Я сейчас хожу в следственный комитет, прокуратуру, пытаясь добиться уголовной ответственности за фальсификацию итогов голосования. У меня практически нет документов, заверенных надлежащим образом, – объяснил Гиматдинов.

Напомним, последнего отстранили от работы в комиссии ближе к 12 ночи 13 сентября прошлого года, как только начался подсчет голосов. Судья Горшунов поинтересовался, чем занимался Гиматдинов как до отстранения, так и после. Истец пояснил, что днем он ходил с ящиком для надомного голосования, а в другое время занимался тем же, что и другие члены комиссии, – встречал избирателей и выдавал им бюллетени.

– В сортировке бюллетеней вы принимали участие? – спросил Горшунов.

– Да, переносных ящиков, а во время сортировки бюллетеней из стационарных ящиков я уже был отстранен, – ответил Гиматдинов.

– При подсчете голосов участвовали?

– Я следил за ним, но сам им не занимался.

– Почему?

– Так как меня отстранили.

– Вы могли осуществлять аудио- и видеосъемку?

– Я не осуществлял, потому что не хотел провоцировать лишний раз на неадекватные действия комиссию.

– Все работали, а вы отдыхали, – пошутил Горшунов, якобы не понимая, в чем же были нарушены права Гиматдинова.

Член ТИК Московского района от движения «Татарстан – новый век» Артур Анисимов просил суд отказать в удовлетворении искового заявления, поскольку судом первой инстанции «все обстоятельства дела были установлены верно». Кроме того, большинство претензий Артура Гиматдинова уже рассматривались ТИК Московского района, в результате чего выяснилось, что работа комиссии №139 «была организована должным образом и соответствовала требованиям действующего законодательства».

Представитель Центризбиркома Татарстана согласилась с коллегой из нижестоящей комиссии и пояснила, что для изменения решения Московского райсуда Казани отсутствуют соответствующие основания. Сотрудник прокуратуры также просила суд отказать в удовлетворении искового заявления Артура Гиматдинова, пояснив, что все доводы истца уже были рассмотрены судом первой инстанции и «им дана надлежащая правовая оценка».

Коллегия судей, посовещавшись не более десяти минут, в удовлетворении искового заявления отказала в полном объеме. После судебного заседания истец рассказал корреспонденту «Казанского репортера», что будет обжаловать сегодняшнее решение. В первую очередь, для того, чтобы дело дошло до Европейского суда по правам человека.


Вадим Мещеряков.

Комментарии