«Мы должны быть сплоченными, как тогда в Чернобыле»

26 апреля 2016
События

Сегодня в сквере на пересечении проспектов Ямашева и Амирхана прошел митинг, посвященный ликвидаторам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. «Казанский репортер» посетил акцию.

Малозаметный взгляду прохожих сквер на пересечении Амирхана и Ямашева раз в год становится многолюдным. Именно 26 апреля, в день чернобыльской катастрофы, десятки ликвидаторов и их семей приходят сюда, чтобы возложить цветы к мемориалу и почтить минутой молчания память тех, кого уже нет в живых.

26 апреля 1986 года – черный день для всего мира. День, когда на Чернобыльской атомной электростанции прогремели взрывы, разрушившие четвертый энергоблок станции. С 2003 года ООН провозгласила 26 апреля Международным днем памяти жертв радиационных аварий и катастроф.

В атмосферу вследствие аварии попало около 190 тонн радиоактивных веществ. Более 400 тысяч человек оказались в зоне экологической катастрофы и подверглись облучению.

Выброс радиации продолжался и после взрыва реактора, при этом массы граждан Союза были брошены на ликвидацию последствий аварии. В ней приняли участие 360 тысяч россиян, из них около 3,5 тысячи человек – жители Татарстана. Из республики направляли людей в Чернобыль с первого дня и вплоть до 1990 года, когда на зараженную территорию уехали последние 16 человек.

За вклад в ликвидацию последствий чернобыльской катастрофы 502 татарстанца были награждены высшими государственными наградами: орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, «Знак почета» и Дружбы народов, медалями «За отвагу» и «За спасение погибавших».

Сегодня в сквере многолюдно. Еще за полчаса до начала митинга выйти из подземного перехода затруднительно. Десятки казанцев столпились у мемориала, который расположен прямо через тротуар от выхода. Играет торжественная музыка, звучат композиции, посвященные событиям 30-летней давности. Два десятка курсантов в парадной форме стоят в два ряда и держат в руках гвоздики. За мемориальной плитой, на которой выбиты имена всех трех с половиной тысяч татарстанцев, участвовавших в ликвидации последствий катастрофы, замерли еще несколько солдат с автоматами Калашникова за спиной. У подножья мемориала двое караульных.

Пришедшие на митинг сбиваются в небольшие группы – они видятся, как правило, один раз в году. Кто-то принес фотоальбом со старыми снимками.

– О! А это Володька. Он в Севастополе живет сейчас, – рассказывает своему знакомому мужчина лет 65-ти. – А это Сашка. Его уже с нами нет.

– А где Мишка? Он же каждый год приходит? – спрашивает его собеседник, указывая на снимок, где запечатлен молодой парень с голым торсом и накинутой простыней на манер греческой тоги.

– Не знаю, сегодня его что-то не видно...

Ровно в 11.00 начался митинг. Ведущие зачитали стихотворения, посвященные Чернобылю. Потом прозвучали российский и татарстанский гимны. Когда официальное открытие митинга завершилось, к микрофону подошел первый заместитель руководителя исполкома Казани Дамир Фаттахов.


– Сегодня только в Казани проживает 590 участников ликвидации последствий чернобыльской аварии. Из них почти 300 – инвалиды. А еще 117 человек – участники и инвалиды других радиационных катастроф, – начал Фаттахов. – Это люди, которые видели ту техногенную аварию своими глазами и не понаслышке знают, что такое трагедия. Хочется выразить слова благодарности всем присутствующим здесь сегодня. Всем, кто принимал участие в ликвидации этой страшной аварии. Ваша самоотверженность, способность собраться в экстремальной ситуации и высочайшая ответственность спасли не одно поколение людей. Это истинный пример мужества, терпения и проявленного в мирное время героизма.

Затем выступали замминистра по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям республики Николай Суржко, замминистра труда, занятости и социальной защиты Ирина Просвирякова, представители казанской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль».

– Более половины ликвидаторов чернобыльской аварии уже нет в наших рядах, – начал председатель «Союза Чернобыль» Виктор Стекольщиков. – К чему же мы пришли за тридцать лет? В 1991 году был выпущен закон о социальной защите граждан, пострадавших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Это был прекрасный закон. Сейчас мы все это потеряли. Санатории, бесплатный проезд к месту лечения – все эти льготы не отменены. Их просто лишились некоторые категории граждан. Эти льготы перешли в соцпакет. Вы помните, какое внимание было со стороны медицины, когда чернобыльцы вернулись домой? Сейчас – все пришло в ноль. Сейчас есть ежегодный осмотр, но это просто галочка в документах. Это не может долго продолжаться, мы все хуже и хуже себя чувствуем. Детям ликвидаторов и вдовам ликвидаторов от их льгот не осталось ничего. Почему наши права нарушают? Почему все пришло к этому?

Он также отметил, что в этом есть и вина самих ликвидаторов, так как они «спрятались в своей коробке» и не отстаивают свои права, даже не вступают в организацию. «Мы не идем в массы, мы не ведем пропагандистскую работу среди молодежи. Мы должны быть сплоченными, как тогда в Чернобыле, иначе нас забудут», – уверил он.

Корреспондент «Казанского репортера» поговорил с несколькими ликвидаторами. Большинство из тех, с кем удалось побеседовать, были в то время солдатами-срочниками, других мобилизовали уже после службы в армии. Были и те, кто работал на предприятиях. Так, 65-летний Фарит Давлетшин рассказал, что его направили в район катастрофы через военкомат, когда ему было уже 35 лет.


Фарит Давлетшин (справа).

– В сентябре 1986 года меня направили через военкомат в Чернобыль. По призыву. На станции я был 20 дней. И еще 18 дней мы ждали отправки домой. Нас, 12 человек, собрали в бригаду. Мы были механизаторами. Кто на бульдозере, кто на экскаваторе. Нам дали 20 дней срока, чтобы мы очистили определенную территории от зараженного грунта и восстановили коммуникации: там, когда копали, порвали кабели и водопровод. Вот мы это и восстанавливали. Все это сделали и вышли из зоны, – рассказал он.

Мужчина, представившийся Иваном Ивановичем, попал в Чернобыль, как солдат-срочник.

– Мне и рассказывать-то особо нечего. Мне было 19 лет, когда меня как срочника отправили в Чернобыль. Это был 1987 год, апрель, – рассказал он. О том, чем я там занимался, и рассказать особо нельзя. Могу только сказать, что через меня проходила секретная информация. Пробыл я там два месяца, потом вернулся.

Акция завершилась через полчаса минутой молчания и возложением цветов к мемориалу.


Кстати, для тех, кто хочет поближе познакомиться с эпопеей ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, в Музее естественной истории Татарстана начала работать выставка «Чернобыль. 30 лет». Как заявляют ее организаторы, «эта выставка – дань памяти и уважения подвигу ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, а также напоминание потомкам об этой страшной катастрофе». В экспозиции представлены юбилейные медали, памятные знаки, один из специальных костюмов ликвидаторов, фотографии и многое другое.

А посмотреть на то, как выглядит сейчас так и не запущенная в начале 1990-х Татарская АЭС, можно в опубликованном сегодня фоторепортаже «Казанского репортера».


Регина Хисамова.

Комментарии