Камрад Листков: о взаимной любви к блюзу

12 октября 2015
Интервью

- Никогда не трогай мою шляпу, - весело встречает музыкант очередную компанию своих друзей. Создается впечатление, что лишних людей просто нет. В полумраке рок-клуба сдвигают столики, мелькают зрители за 30, отложив телефоны, внимательно смотрят на сцену. Так сразу и не поймешь, что еще идет саундчек – небезызвестный Камрад уверенно поет, подыгрывая себе на акустике. Все так же улыбчив, бодр и влюблен в гитару. Остальные музыканты настраивают инструменты, оживленно переговариваются, царит атмосфера дружеского квартирника.

Так или иначе название группы вертится на языке у любого, кто интересовался неформатной казанской сценой в 90-е, ведь аналогов у коллектива, несмотря на отсутствие регалий, все еще нет. Хороший английский, свежий звук, бешеные соло – парни как-то сразу нашли своего зрителя и получили признание и у казанских рокеров.

- Если я открою когда-нибудь свой клуб, он точно будет не в этой стране – заявляет Влад, – поскольку в России очень сложно сотворить любую творческую деятельность. Я это понял еще когда открывал «Блюз-рок кафе» в Казани. Много бюрократических сложностей, кто когда-либо занимался этим делом, меня поймет. Но опыт полезный, увидел, как это работает изнутри, а не просто со сцены.

Камрад Листков: о взаимной любви к блюзу © Кристина Гизатулина

- Слышала, что вы потом собирались открыть свой клуб, даже инвестор был из Америки…

- Да, такая информация была в прессе, но, к сожалению, инвестор исчез, ну а я переехал в Москву.

Без дела экс-ведущий Бим-радио, «Джазового перекрестка» на ТНВ и член жюри фестиваля «Созвездие» не сидит – по выходным он дает концерты. Если в 90-е самоучки оказались в Москве благодаря пронырливому продюсеру, то сейчас Влад Листков там прочно обосновался и даже женился. Какая работа может быть у любителя американской музыки?

Камрад Листков: о взаимной любви к блюзу © Кристина Гизатулина

- Я директор школьного театра в американской школе при посольстве США. Я не ставлю спектакли, просто слежу за тем, что происходит в театре, вношу новую жизнь. У американцев театр – обязательный предмет, как математика, поэтому его всем преподают, приходят ребята младшей, средней и старшей школы.

К Казани, которой музыкант отдал 40 лет, все еще трепетное отношение.

- Я приезжаю раз в месяц повидать маму и заодно дать концерт. В Казани я - казанский музыкант. Но в Москве, когда я играю с друзьями, я – московский музыкант, уже воспринимают так.

- В Москве есть конкуренты?

- Москва – большой город. И музыкантов в стиле блюз очень много. Если за 20 лет существования «Листьев травы» больше коллективов не возникало, там таких групп хватает, достаточно музыкантов, которые варьируются между собой, тусуются. Мне не составило труда вклиниться в эту тусовку и я тут же нашел, с кем играть. В Казани конкурентов не было, но и самих блюзовых музыкантов – тоже. Тех, кто тогда со мной выступал, воспитывал сам – это были либо джазовые музыканты, либо классические, либо вообще «народники». Поскольку я был популяризатором этого направления, открывал другим глаза и показывал, что из этой музыки можно выжить очень много интересного.

- Московский блюз – он какой?

- Классический стандартный традиционный американский блюз, это игра со всем известными стандартами. Но ведь каждый человек накладывает свой отпечаток на тот или иной стандарт. В исполнении разных людей одна и та же песня звучит по-разному. Музыка настолько широка в своем употреблении, что если ты на «ты» с инструментом, тогда тебе повезло – сможешь купаться в такой музыке, как рыба в воде. Я на «ты» с губной гармошкой и гитарой, с голосом, думаю, тоже на «ты». Интересно находиться там, где тебе комфортно. Мне комфортно в рамках блюза. Не в джазе, в какой степени в роке. А блюз-рок - мое самое любимое направление – Джими Хендрикс, Бадди Гай. Иногда делаю акустический блюз – это видно по пластинкам, которые я выпустил.

Камрад Листков: о взаимной любви к блюзу © Кристина Гизатулина

Ритм-н-блюзовых «Dixi», представленных сегодня в первоначальном составе (так группа называлась до1995 года) Влад называет «зародышем» группы «Листья травы».

- Это мои старые друзья, мы до сих пор дружим. Познакомились еще студентами. Барабанщик - верховный судья, басист – заслуженный хирург России, я - незаслуженный (смеется), в чем-то, наверное, заслуженный поклонник блюза. Что самое символичное – мы тогда собрались на базе Валерия Владимировича Шашорина, для которого мы сегодня выступаем. Все началось с него, все продолжается вместе с ним.

Благодаря постоянным импровизациям Листкову никогда не наскучивает играть.

- Эта композиция закрепилась за нами еще в 90-х, когда мы только образовались – «WildThing» Джими Хендрикса, ее все ассоциируют с «Листьями травы».

- Кто на плакатах нравится вам больше всего? – интересуется фотограф «Казанского репортера», настраивая камеру.

За пару секунд осмотрев завешанный постерами коридор, Влад уверенно показывает на «битлов», которые всегда были ему близки, и Элвиса Пресли.

Камрад Листков: о взаимной любви к блюзу © Кристина Гизатулина

- «Листья травы» - это проект длиною в 20 с лишним лет, которые несет в себе любовь к американскому блюзу, как к жанру. Я всегда стремился к тому, чтобы не мешать чистый музыкальный жанр с чем-то другим. Есть музыканты, которые пытаются соединить несоединимое, я к ним не отношусь. Я, видимо, ортодоксален в своем отношении к искусству. Если есть джаз – нужно делать джаз, если есть блюз – нужно делать блюз. Всему, есть, конечно, предел, но пока я живу, «Листья травы» будут продолжаться.

Новости от партнеров
Материалы по теме
​Артём Варгафтик: «Люди не привыкли к тому, что правда может выглядеть просто»
04:04, 4 апреля
Интервью
Englishman in Казань: Стинга на сцене «​​Татнефть арены​»​ арестовали и судили
10:11, 11 ноября
Интервью
​Рождённая в момент исполнения современность
09:10, 10 октября
Интервью
​Не футболом единым. Чем заняться в дни ЧМ–2018
11:05, 5 мая
Интервью

Комментарии