Дмитрий Потапенко: «Мы все кремлевский проект»

16 апреля 2016
Интервью

Известный российский предприниматель Дмитрий Потапенко в интервью «Казанскому репортеру» рассказал о том, почему для нормального функционирования малого и среднего бизнеса необходимо лишь соблюдение закона, посетовал на всеобщее безразличие как со стороны власти, так и со стороны народа и одним словом из обсценной лексики охарактеризовал предпринимательство в России. Помимо этого, Потапенко поделился своими соображениями относительно участия партии «Правое дело» в выборах в Госдуму и предложил властям показывать фильм ФБК Алексея Навального про генпрокурора России Юрия Чайку на федеральных каналах, поскольку это все равно ничего не изменит.

– В Казани не так давно прошло первое заседание совета по предпринимательству при президенте Татарстана. Каково ваше мнение о таком взаимодействии бизнеса и власти и способах решения проблем?

– Способ решения проблем установлен Конституцией и Гражданским кодексом. Если они не работают, то возникают какие-то симулякры. Мы все время создаем какие-то дополнительные надстройки, хотя для решения проблем должен лишь работать закон. До тех пор, пока у нас во всех регионах будут работать комиссии и все остальное, ничего в стране происходить не будет.

– В рамках этого совета сейчас есть около десяти проектов предпринимателей...

– Замечательно, но зачем для этого существование различных комиссий и советов?

– Дело не в комиссии. Предприниматели выходят с инициативой и ее, к примеру, поддерживают...

– Зачем ее поддерживать? Предприниматель просто должен прийти к главе города, а тот должен дать ему место для размещения. После этого предприниматель должен пойти в банк, который должен дать ему денег. А мы создаем комиссии...

– Вы говорили о том, что сейчас нет ни одного механизма объединения предпринимателей, в результате чего они все одиночки и действуют сами по себе.

– Я говорил о том, что предприниматель – всегда одиночка, он всегда один в темноте. Это философия, условно говоря, любого предпринимателя, потому что он так существует. Он строем не ходит.

– То есть нет необходимости в объединении?

– Подождите. Объединение предпринимателей в том виде, в котором вы его видите, – это клин свиней, который может так ходить. Предприниматели же объединяются по другим принципам. Они не объединяются в какую-то печать, куда они входят и непонятно, что там делают. Поэтому у нас куча всяческих общественных комиссий, которые ничего не делают.

Постоянно говорят: «Давайте создадим объединение предпринимателей». Какая цель? Должна быть конкретная цель, выраженная в конкретных инструментах. А у нас симулякров в виде печатей до хрена, а предпринимательство дохнет. Надо все эти советы и комиссии разогнать к чертовой матери и начать заниматься одним – законом! А все остальные объединения должны быть по желанию. Кому-то хочется чай пить и создать объединение предпринимателей, пьющих чай, а кому-то – другое объединения предпринимателей, пьющих кофе. И пусть они в свободное от работы время что хотят, то и делают.

А получается так, что мы рисуем печати – у нас их много – а предприниматель все дохнет и дохнет, дохнет и дохнет. Все эти объединения по поддержке предпринимательства должны быть разогнаны, причем достаточно давно. Нужно разогнать всех чинуш, которые возглавляют эти комиссии, сдать их офисы и уволить секретарш. Соответственно, все деньги, пущенные на все это, дать на налоговое освобождение на данную сумму. Такой инструмент запускается в течение пяти минут безо всякой коррупционной составляющей. Он элементарно действует и легко реализуется.

– Институт уполномоченного по правам предпринимателей, по вашему мнению, также необходимо разогнать?

– Все эти институты созданы для того, чтобы дублировать закон. А делать необходимо на базисе! Если его не будет, то все существующие институты бессмысленны.

– Институт бизнес-омбудсмена, как заявлялось, направлен на поддержку предпринимателей. Учитывая все то, что вы сказали, какова его реальная цель?

– По факту он исполняет какую-то маленькую свою функцию, но сам институт кастрирован. Нужно все это схлопнуть и сказать, что действует только закон.

– Вы как-то сказали, что бизнес-омбудсмен Борис Титов в принципе делает правильные вещи, однако ему не хватает полномочий. Вы говорите о том, что единственная главная цель должна быть в том, чтобы исполнялся закон. Но так получилось в нашей стране, что об этом нужно не только заявить, но и «подпинывать» чиновников.

– Это неправильно. Надо концентрироваться на главном – на исполнении закона. Не Титову конкретно не хватает полномочий. Поставьте любого человека. До тех пор, пока институт бизнес-омбудсмена не имеет права остановить что-то, он бессмыслен. Но для этого существует прокуратура. Институту омбудсмена, если убрать всяческие заморочки, не хватает прав прокуратуры, если говорить упрощенно.

– Вы на встрече с казанскими предпринимателями говорили, что бизнесмены абсолютно не нужны российским властям, поскольку они не добывают нефть и так далее. Исходя из вашего суждения о том, что институты поддержки предпринимателей необходимо разогнать, можно сделать вывод, что реальной помощи для бизнеса можно добиться лишь политической волей?

– Можно сказать и так. Чтобы закон стал законом! Должно быть две вещи: неотвратимость наказания и равенство всех перед законом.

– Тот факт, что мы сидим на нефтяном колу, говорит о том, что российская власть настолько недальновидна, чтобы понять, что рано или поздно будет еще хуже, что наверняка вызовет недовольство россиян?

– Да им на***ть. Они феодалы. Вот они сидят в границе своего замка, а с другой стороны какие-то крестьяне. Ну, слей туда помои и все.

– И людям это безразлично, так получается?

– Да, стоит включить «Первый канал» – и все. Это вы задаете вопросы, а на «Первом канале», поверьте мне, идейных нет.

– То есть опять дело в российской ментальности?

– Думать, размышлять, задавать себе вопросы – это больно. Мы сидим сейчас и рассуждаем об институте бизнес-омбудсмена... Думать – больно, а вы хотите заставить 146 миллионов этим заниматься.

– Да хватило бы и миллиона...

– Вы аполитично рассуждаете, как революционер (смеется).

– Вы говорили про офшоры как юрисдикцию. После рассекречивания «панамского досье» в Исландии на митинг вышли тысячи людей, в результате чего премьер-министр ушел в отставку. В нашем же царстве все спокойно и стабильно. Реакции российских граждан не было бы, даже если бы об этом рассказали в прайм-тайм по «Первому каналу»?

– Я же не просто так говорил, что фильм о генпрокуроре Юрие Чайке, который подготовил ФБК, могут прямо в девять вечера крутить по телевидению. Я честно могу сказать, что при существующем положении можно все эти протестные акции устраивать на Красной площади. Туда-сюда, туда-сюда. Народу с**ть! Властям с**ть и этим с**ть! Коллективный с**ть.

– Не рассматриваете ли вы ваш антикризисный тур по российским городам как попытку нарастить свой политический капитал перед выборами?

– Этот тур был организован задолго до. Если вы видели, тема политики практически не поднималась. Оправдываться никто не собирается. Такие встречи проводились и ранее. Да и никто не будет за эту историю голосовать.

– Вы говорили о том, что к предпринимателям негативно относится само российское население, но при этом, если вы будете выдвигаться в Госдуму, то ваша программа, скорее всего, будет строиться именно на поддержке малого и среднего бизнеса.

– Моя программа – не поддержка. Моя задача – быть проводником.

– Это понятно. Но избиратели в большей своей части – не предприниматели.

– Бабушки. Для них это будет ужас-ужас. Я поэтому четко для себя понимаю уровень поддержки. Бабушкам, как потенциальному электорату, я могу сказать следующее: было бы неплохо, чтобы вы дали своим детям и внукам возможность выбирать страну, в которой жить. Понятно, что вам нравится существующее управление в целом: пенсия есть, еда есть, во всем виноват Обама. Но, к сожалению, для ваших детей и внуков это не так. Было бы хорошо, чтобы вы дали им возможность с помощью своего бюллетеня выбрать иную схему развития российского государства. Услышат ли они – большой вопрос.

– Если властям наплевать, то какой смысл предпринимать попытку попасть в Госдуму? Вы думаете, если «Правое дело» пройдет в Думу в составе небольшой фракции, что-то изменится?

– Чтобы вы понимали, мы и сейчас пишем законопроекты. Происходит это так. Мы приходим в одну из бюджетных партий с трясущимися лапками и говорим, что у нас есть сто законопроектов. Они, ковыряя пальцем в носу, отвечают, что возьмут один из сотни. После этого они ведут нас в правительство. Те, тоже ковыряясь пальцем в носу, принимают решение взять из этого законопроекта буквы «П», «О», «Ж», «А». И, соответственно, от тех ста законопроектов мы получаем навар с яиц.

Пофантазируем. Если небольшая фракция пройдет в Госдуму, по крайней мере, появится механизм прямого действия. Мы понимаем, что в 99 случаях из 100 нас также пошлют. Но, условно говоря, на сотом законопроекте у меня появится право выйти на трибуну и сказать: «Значит так. Мы предложили вам сто законопроектов, вы нас сто раз послали. Давайте примем один законопроект, в котором укажем, что предприниматель – это сволочь и урод, которого надо запретить и расстрелять». Мы этот законопроект принимаем, и я иду в управдомы. По крайней мере, появится отчетность перед моими коллегами. И нам официально утвердят то, что мы знаем и так: мы сволочи и уроды, просто нам подтвердят это письменно. Вот и все!

– Достаточное количество людей удивились, когда узнали, что вы планируете идти в Госдуму от партии «Правое дело», учитывая то, что ее якобы «ведет» Вячеслав Володин. Есть же и другие партии, ПАРНАС или «Яблоко».

– Я не помню, чтобы хоть одна из этих партий занималась экономикой. Учитывая Титова и институт бизнес-омбудсмена, уже есть какая-то история, связанная с предпринимательством и экономикой. Ни в одной из партий, перечисленных вами, ничего близко нет.

– Вы могли привнести это в партию. Я думаю, вас с удовольствием бы приняли в любую из них.

– Может быть, и с удовольствием, но для этого должны быть отделения, в которых должны быть люди и инфраструктура, а ее там тоже нет.

– А у «Правого дела» есть?

– Хоть и дохлая, но есть. Там есть хоть что-то.

– Как вы относитесь к слухам, что партию «Правое дело» могут использовать в качестве спойлера на выборах в Госдуму? Не обидно?

– Да господи, у нас и Навальный считается кремлевским проектом. Я всегда говорю, что мы все кремлевский проект, потому что мы все пожираем нефть, нравится нам это или не нравится. То, что око государево везде – и в ПАРНАСе, и в «Яблоке» – все понимают, все люди взрослые. Все спойлеры.

– Завершая наше интервью, хотим предложить вам продолжить фразу: «Предпринимательство в России – это...»?

– Это ****** [ужас в крайней его степени].


Беседовали Регина Хисамова, Вадим Мещеряков.

Комментарии

  1. Олег 4 года назад
    Полное уважение и духовная поддержка Дмитрию Потапенко!
    Это очень грамотный, опытный, понимающий основы построения
    и работоспособности бизнес проектов как в целом, так и в частности...в нашей стране.
    Вопрос в другом. Для того чтобы у нас заработали механизмы, о которых говорит Дмитрий, как минимум,
    таких людей должно быть гораздо больше. И не только в экономике!!!