$ 65,99
74,90
Казань -5 °C

Уполномочена взаимодействовать

31 марта 2016 | Общество


Татарстанские правозащитные организации посетовали на недостаточную грантовую поддержку, в школе необходимо больше внимания уделять предмету «Семьеведение», а заключенные в республике страдают от нехватки питьевой воды. Эти и другие вопросы поднимали сегодня на круглом столе, посвященном взаимодействию уполномоченного по правам человека с общественными организациями. На встрече также стало известно о том, что в прошлом году в спецучреждениях от болезней скончались свыше 60 человек, а директор благотворительного фонда предложила смягчить закон о воинской обязанности.

Уполномоченная по правам человека в Татарстане Сария Сабурская, открывая заседание круглого стола, отметила, что республика входит в тройку российских субъектов (после Москвы и Санкт-Петербурга) по количеству зарегистрированных НКО.

Перейдя, собственно, к теме круглого стола, посвященного взаимодействию уполномоченного с общественными организациями, Сабурская предоставила слово председателю татарстанского отделения национального общественного комитета «Российская семья» Лидие Карцевой. Она тут же отвесила несколько комплиментов Сабурской, сказав, что та «стала таким центром беспокойства в хорошем смысле этого слова в Татарстане».

Карцева рассказала, что уполномоченная по правам человека в республике «благословила» ее проект, посвященный защите прав семьи. «Кто-нибудь этот институт защищал? Защищают конкретные личности, а социальный институт кто-нибудь может защитить?» – вопрошала Карцева.

Защищать ячейку общества как институт нужно с младых ногтей, а именно с первого по 11 класс. В качестве защиты предлагается курс «Семьеведение», который является «обучающим и воспитывающим одновременно». Слайды прилагаются, так что все присутствующие смогли вникнуть в суть предмета, предлагаемого школьникам. Этот курс разработан несколькими авторами, которые представляют четыре вуза, один академический институт республики и один детский сад. Руководителем проекта является как раз Лидия Карцева. Реализует этот проект отдел дополнительного образования Минобрнауки Татарстана.

Согласно отчетам управлений и отделов образования по Татарстану и Казани, в республике обучение по этому курсу прошли свыше шести тысяч учащихся с 1 по 11 классы. Например в Казани таких 1350 человек. Предмет ведут 392 педагога в муниципальных районах Татарстана и 31 учитель в Казани.

Карцева отметила, что этот проект поддерживают Сабурская, объединение женщин-депутатов Госсовета Татарстана «Мэрхэмэт-Милосердие», управление ЗАГС при Кабмине республики и депутат Госдумы Фатих Сибагатуллин.

– Огромное ему [Сибагатуллину] спасибо. Представляете, он деньги нам дал на публикацию книжки! Я написала [Сергею] Нарышкину (председатель Госдумы – ред.) письмо, попросила поблагодарить. Наше НКО поддерживало много людей. Мы работаем на благо благополучной семьи, – заявила Карцева.

Она также отметила, что в конце прошлого года в Казани состоялся форум «Святость материнства», в котором «участвовал наш президент и весь татарстанский генералитет».

На слайде также отмечалось, что программа «Семьеведение» направлена «на формирование в сознании юношества традиционной модели брака и традиционной модели семьи», а именно, что традиционный брак – это «брак моногамный, гетеросексуальный».

От дел семейных перешли к насущным проблемам. Директор негосударственного центра бесплатной юридической помощи республики Татарстан Николай Бабкин предложил включить в перечень приоритетных направлений для получения грантов и иных субсидий для социально-ориентированных НКО защиту прав пациентов, правовую помощь лицам, которые оказались в трудной жизненной ситуации и детям, оставшихся без попечения родителей.

Сария Сабурская обратилась к представителям Общественной палаты Татарстана по поводу грантовой поддержки НКО и отметила, что направит им свои предложения. Уполномоченный по правам человека в республике констатировал, что предложенные Бабкиным направления «интересны и необходимы». «Было бы здорово, если наши общественные организации имели бы возможность получить гранты», – сказала Сабурская.

Глава Казанского правозащитного центра (КПЦ) Игорь Шолохов, комментируя грантовую тему, отметил, что «похвастаться нечем». По его словам, КПЦ лишь раз, в 2014 году, получил грантовую поддержку.

– Рука уже устала писать заявки. Таким образом, у граждан уменьшается возможность получать бесплатную юридическую помощь. Каждый раз я смотрю на удовлетворенные заявки и темы, на которые выделяются средства. Это чаще всего противопожарная безопасность, антикоррупционный мониторинг и подобное. Содержательная сторона этих заявок сводится к минимуму и не направлена на работу с пострадавшими. Власти нужно не преследовать общественные организации, клеймить их позором, превращать в иностранных агентов, а опираться на них и совместно пытаться исправить ситуацию, – заявил Шолохов.

Сария Сабурская в ответ сообщила, что обратится в Общественную палату, чтобы тематика для выдачи грантов также учитывалась.

Председатель Общественной наблюдательной комиссии Татарстана Лариса Расческова сообщила, что на данный момент в республике насчитывается около ста учреждений принудительного характера, 68 из которых они в прошлом году посетили. «Есть много хорошего, есть много плохого», – отметила Расческова.

Она заявила, что на сегодня «практически все» спецучреждения в республике по условиям содержания соответствуют нормам. «Тем не менее, есть вопросы, по которым предстоит еще работать, работать и работать», – сказала Расческова.

Одна из основных проблем – это обеспечение питьевой водой тех, кто содержится в изоляторах временного содержания и камерах для административно задержанных. «У нас во многих отделах полиции сотрудники дежурных частей извращаются как могут: кто-то кипятит воду, кто-то покупает, но вопрос обеспечения водой задержанных у нас стоит», – констатировала Расческова.

Другая проблема касается обеспечения заключенных лекарственными средствами. УФСИН по Татарстану заключает договоры с частными врачами и клиниками, но они, по словам Расческовой, часто выписывают те лекарства, которых в наличии управления попросту нет.

– В республике не работает положительная судебная практика по досрочному освобождению, в том числе в случае досрочного освобождению по болезни. В 2014 году от различных заболеваний в учреждениях УФСИН по РТ скончалось около 55 осужденных. В 2014 году из 18 тяжело больных, представленных на освобождение по заключению врачей, судом были освобождены только четверо, а до решения суда умерло шесть человек. В 2015 году в спецучреждениях умерло от болезни свыше 60 человек, – привела нерадостную статистику Расческова.

Отметим, в конце января этого года на круглом столе по вопросу условно-досрочного освобождения осужденных Сария Сабурская заявила, что в последнее время в Татарстане резко увеличилось число обращений от осужденных и их родственников по вопросам условно-досрочного освобождения. Она также обратила внимание на то, что суды при принятии решения о предоставлении УДО часто руководствуются лишь шаблонным набором показателей и характеристик личности осужденного, не учитывая индивидуальные особенности каждого из них.

Начальник УФСИН России по Татарстану Дауфит Хамадишин тогда поддержал Сабурскую и отметил, что высокий процент судебных отказов в УДО, особенно в отношении впервые осужденных за совершение преступлений небольшой тяжести, отбывающих наказание в учреждениях общего режима, сводит на нет мотивацию инструмента условно-досрочного освобождения.

Директор благотворительного фонда «Ак Барс Созидание» Альфия Валиева предложила Сабурской поддержать их инициативу по смягчению закона «О воинской обязанности и военной службе». Она напомнила, что до 2008 года в отношении призывников и военнообязанных по призыву действовал ряд социально-значимых отсрочек. Речь идет о том, что основанием для досрочного увольнения из вооруженных сил было рождение ребенка и осуществление ухода за ним. После реформы армии, по словам Валиевой, в закон внесли изменения, по которым отменили основания для досрочного увольнения из армии при рождении ребенка и отсрочки от призыва лицам, имеющим ребенка в возрасте до трех лет. Вместо этого сейчас выплачивается денежное пособие по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста, но не позднее срока окончания службы. «Таким образом, после реформы армии права на отсрочку лишились молодые отцы, воспитывающие ребенка совместно с супругой», – сказала Валиева.

Она предложила внести изменения в закон, согласно которым отсрочку от призыва получат граждане, имеющие ребенка в возрасте до года или полутора, которые состоят в браке и проживают вместе с матерью ребенка. По словам Валиевой, эту инициативу уже поддержали Общественная палата Татарстана и управление ЗАГС при Кабинете министров.

Сария Сабурская ответила, что для начала «нужно уточнить по цифрам», какое количество «молодых мамочек» получает эти субсидии, после чего уже можно конкретнее рассматривать такое предложение.


Вадим Мещеряков

Фотографии: Пресс-служба уполномоченного по правам человека в РТ
Новости от партнеров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости