Операция ценою в жизнь

11 марта 2016
Общество

Чтобы поправить здоровье, 53-летняя Надежда Артемьева легла под нож хирурга одной из частных клиник Казани. Однако спустя пять месяцев умерла в страшных мучениях. Дочь Надежды винит во всем врачей, которые делали матери платную операцию по уменьшению желудка. В течение трех лет она добивается того, чтобы виновные были наказаны.

Надежда Артемьева страдала от лишнего веса с детства – результат перенесенного заболевания. К началу 90-х она весила 190 килограммов. Тогда она решилась на первую операцию по уменьшению желудка. Ее успешно прооперировали в Москве, в госпитале им. Бурденко. В результате ей удалось похудеть на 50 килограммов.

– Годы шли, мама снова набирала вес. В последнее время при росте 160 сантиметров она весила 140 килограммов. У нее болели ноги, позвоночник, скакало давление, – вспоминает дочь Надежды Артемьевой Ольга Макарова.

Не сказав никому из близких ни слова, Надежда решилась на повторную операцию по резекции желудка. Сама нашла частную клинику «Пластика+», договорилась с врачами и 22 октября 2012 года из села Шемордан, где на тот момент жила, приехала в Казань. Оформляясь в больнице, как выяснилось позже, указала, что родных у нее нет. Видимо, как предполагает дочь, не хотела, чтобы близкие волновались, если их оповестят. Надежду прооперировали 23-го октября, операция обошлась ей в 60 тысяч рублей.

– В тот период я сидела в декретном с младшей дочкой. 29 октября мама позвонила мне и сказала: «Я умираю!». Выяснив, где она находится, я сразу же примчалась в больницу. Никого из врачей не было. Мама рассказала, что через день после операции врачи начали ее кормить питьевыми йогуртами и протертыми супами, и сразу же начались дикие боли. Ни кровь на анализ не взяли ни разу, ни УЗИ не сделали. Пациенты из соседних палат рассказали мне, что днями и ночами мама кричала от боли, но к ней никто из медперсонала не подходил. Более того, ее готовили на выписку, – недоумевает Ольга.

Ольга настояла, чтобы врачи осмотрели маму. Предложив Ольге подождать в палате, Надежду увезли в операционную. А когда спустя четыре часа врачи вернулись, то выражения их лиц, по словам Ольги, было совсем другим.

– Как оказалось, то ли сразу не зашили желудок до конца правильно, то ли швы разошлись, но все эти дни еда проникала в полость и гнила. И никаких мер все это время врачи не принимали! Из операционной маму увезли в реанимацию. Оставили ее с открытым животом – желудок, кишечник, все наружу. Натыкали трубок через которые ее кормили. Но все, как выяснилось позже, продолжало гнить.

Следующие два месяца Ольга каждый день из Юдина, где живет, ездила в 18-ю городскую больницу на Мавлютова, при которой находится частный центр хирургии «Пластика+», ухаживала за мамой. А ближе к концу декабря врачи начали намекать ей, что пора бы освобождать койку. Вроде бы, по их словам, через 52 дня пациента положено выписывать.

– На выписку, представляете! С открытым животом, с трубками торчащими, с кишками наружу! Вставайте, они ей говорили, вставайте, ходите, вы – ленитесь, у вас ноги откажут. То есть сквозь отверстие видно желудок, булькает пена гнойная, все это течет, характерный запах гниения, и с этим всем, по словам медперсонала, она должна была вставать и ходить, – вспоминает Ольга.

Под самый новый 2013-ый год Надежду Артемьеву выписали из больницы. Дочери сказали, что месяца через два, когда мама «окрепнет», надо привезти ее назад и тогда ей все зашьют. Ольге вручили пинцет, зажим и стерильные салфетки и за несколько часов до выписки показали, как она должна обрабатывать открытую рану матери в домашних условиях. Только 2 января Ольга смогла найти перевозку. Надежда попросила отвезти ее домой, в Шемордан.

Через несколько дней Надежду на «скорой» доставили в ЦРБ Сабинского района. Врачи, которые ее принимали, по словам Ольги, были в ужасе от увиденного и недоумевали, как в таком состоянии пациентку могли выписать домой. Спустя два дня ее доставили в РКБ. Доктора сделали все возможное, чтобы спасти Надежду. Но состояние было тяжелым. Ей сделали операцию, но из наркоза женщина уже не вышла. 4 марта 2013 года она умерла.

– Через две недели после похорон я обратилась с заявлениями в следственный комитет, Министерство здравоохранения, Роспотребнадзор, Росздравнадзор. Отовсюду пришли ответы о том, что материалы проверок направлены в следственный комитет. Однако оттуда ответ все не приходил. Я ждала, думала, что идет следствие. Когда в начала этого года я пришла, наконец, в следственный комитет сама, на меня вытаращили глаза и спросили: «Вы кто?».

По словам Ольги, ни ее заявления, ни материалов проверок различных ведомств в следственном комитете не нашли. В настоящий момент все документы приходится собирать заново. Ответа на вопрос, почему так произошло, пока нет. Близкие Надежды Артемьевой надеются, что он появится в процессе следствия. Так или иначе, но уголовное дело спустя три года все-таки было возбуждено.

– Уголовное дело было возбуждено сразу по двум статьям: халатность и причинение смерти по неосторожности вследствие неисполнения лицом своих должностных обязанностей. Проверка Министерства здравоохранения показала, что операция была сделана «с дефектами», при этом не диагностированы послеоперационные осложнения. В настоящее время идут допросы медицинских работников Казанского центра хирургии «Пластика+» и назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, которая должна установить причинно-следственную связь между дефектами, допущенными указанной организацией, и смертью Надежды Артемьевой, – сообщил старший следователь СО по Приволжскому району Казани СУ СК России по РТ Ильнур Рашитов.

Корреспонденту «Казанского репортера» удалось пообщаться с хирургом, который проводил операцию Надежде Артемьевой. Он, кстати, является руководителем центра хирургии «Пластика+». Находится эта частная клиника на том же этаже, что и отделение хирургии 18-ой городской больницы. А Арсен Курбангалеев, если верить официальному сайту Минздрава РТ, помимо поста директора частной клиники, руководит и центром эндоскопической хирургии 18-ой больницы.

– Пациентка много лет лечилась от ожирения и консервативно, и было проведено несколько операций, в том числе на желудке. Мы оперировали ее не первыми. Оперировали человека, у которого в брюшной полости уже имелись осложнения после предыдущей операции, не буду сейчас говорить, какие именно. Мы сделали все, как предполагают те методики, которые известны для этого лечения, – рассказал хирург Курбангалеев.

Врач заверил, что вероятность таких осложнений, как несостоятельность швов после первичной операции по уменьшению желудка, которая называется рукавной резекцией, составляет 6 %. По его словам, Надежда Артемьева о возможных осложнениях была проинформирована, чему есть документальное подтверждение.

– В дальнейшем было все сделано для того, чтобы она поправилась. Мы ее выписали в состоянии стабильном, можно сказать, когда она уже могла себя обслуживать. Дочь была обучена кормлению через гастростому. Пациентке нужна была реконструктивная операция, чтобы соединить концы. Конечно, мы предполагали, что будем ее сами делать или договоримся с центрами, которые большим опытом владеют. Но больная потеряла доверие к нам. Все ведомства, в которые обратилась дочь Артемьевой, отметили мелкие, непринципиальные нарушения. Насколько я понимаю, оснований для привлечения нас к какой-либо ответственности нет, - заверил директор центра «Пластика+».

На многочисленные вопросы, которые возникают вокруг этой ситуации, теперь предстоит ответить следствию. К слову, и сейчас на сайте клиники есть коммерческое предложение для желающих сделать резекцию желудка.

Ольга Макарова терпеливо ждет суда и отступать не намерена:

– Мама пошла в эту клинику не за красотой, не за подтяжками, а за здоровьем. Когда последний раз я говорила с ней перед ее смертью, то пообещала добиться того, чтобы виновных наказали. И я пройду этот путь до конца!

Материалы по теме
Успеть за 24 часа. Онкологи татарстанского диспансера реструктуризировались в рекордные сроки
01:09, 9 сентября
Общество
«1 день – 1 экспонат»: хирургические инструменты Вишневского
10:07, 7 июля
Общество
В Татарстане научились технологично оперировать, но не знают как быть с «живыми трупами»
12:06, 6 июня
Общество
Мандат для «не ручного бессребреника». Владимир Вавилов о политике, паллиативе и главной мечте
03:04, 4 апреля
Общество

Комментарии