«Российскому руководству необходимо понять, что развитие страны будет происходить в регионах»

04 марта 2016
Аналитика

Руководитель регионального офиса проекта «Татарстан 2030» Владимир Грицких рассказал об основных тезисах республиканской стратегии и о том, как Казань в этих рамках сможет развиваться в ближайшие 15 лет. В частности речь зашла о низкой социальной активности населения, о сдерживающих федеральных факторах и о том кто мог бы подписать Стратегию как договор общественного согласия.

– В чем основное содержание Стратегии социально-экономического развития республики Татарстан до 2030 года?

– Три очень важные вещи. Впервые человек обозначен как высшая ценность Стратегии, ее главный ресурс и ее главный исполнитель . Конечно, Стратегию вырабатывает власть, но реализуем ее мы с вами. То есть необходимо создать возможности, чтобы те, кто способен что-то сделать для реализации Стратегии, смогли это сделать. То есть – человек поставлен во главу.

Второе. В Стратегии обозначена очень правильная и современная идея: для того, чтобы конкурировать в условиях глобальной экономики, необходимо повышать концентрацию имеющихся ресурсов. И в связи с этим обозначено, что пространство должно становиться более плотным, контакты более быстрыми, а значит, скорость перемещения ресурсов (знаний, финансов, людей) между тремя нашими основными экономическими районами – это Казань, Набережные Челны и Альметьевск – сокращаться. А для этого должно быть высокое качество инфраструктуры. Сегодня успех в конкуренции напрямую зависит от скорости контактов, от их плотности.

И третий аспект – очень важный и также впервые обозначенный как стратегическая задача: необходимо сделать наследие советской экономики, то есть наши крупные предприятия, мотивированным для прыжка к новым горизонтам – новым технологическим укладам, что представлено в Стратегии как «кластерная активация». Потому что это наши главные и реальные промышленные ресурсы. Можно образно сказать, что они должны повернуться к нам,
потому что достаточно долго они стояли к нам не тем местом. К нам – я имею в виду республику, она очень много для них сделала, и сейчас их время повернуться к ней лицом и многое сделать в ответ.

– А политическая власть и татарстанская элита готовы к подобным изменениям?

– Уже хорошо то, что политическая власть об этом заговорила. Очень важно понимать, что Стратегию инициирует первое лицо – президент. Это его программа действий и его команды. И, соответственно, необходимо, чтобы он не выпускал работу по Стратегии из своего внимания. Рустам Нургалиевич (Миннихановред.) в нее погружен, он целиком ее разделяет. Что касается представителей элиты, то с ними вопрос немного более сложный. У нас пока, к сожалению, элита часто присутствует лишь формально. Хотя именно она является основным держателем активов – финансовых, промышленных, интеллектуальных, коммуникационных, от которых также зависит успех в реализации наших «возможностей». И вот сегодня власти необходимо мотивировать элиту на взаимодействие в реализации целей Стратегии. Возможно, через подписание некоего соглашения по поводу развития республики, региона, территории, малой Родины – можно называть как угодно, ведь во многом успешность развития, в том числе – и в согласованных действиях элит. Представьте себе, что они теряют интерес и уезжают. Конечно, они оставляют здесь дома, предприятия и прочее. Но обживаются не здесь, а где-то там. Это означает, что весь ресурс развития вместе с ними взял и «уехал». Да, предприятия остаются здесь, но прибыль от них все равно оседает «где-то там».

Поэтому необходимо сделать так, чтобы представители элиты были заинтересованы в развитии Татарстана, чтобы их дети учились здесь, чтобы они были примером в меценатстве, поддерживали культуру, развивали образование и науку. Все то, что делает элита в развитых странах. Например, в Индии, в провинции Бангалор. В начале двадцатого века глава провинции поставил целью создать систему образования мирового уровня. По тем временам это было чрезвычайно амбициозной задачей. Но сегодня Бангалор – крупнейший образовательный кластер, мировой центр IT-технологий и программирования.

Было бы идеально, если бы Стратегию подписали три субъекта. Условно – власть в лице президента. Элита – национальная, региональная – вот этот некий «клуб», ресурсы которого могут быть направлены на развитие. И граждане, жители республики, которые также берут на себя очень важную роль в реализации Стратегии. Это были бы три подписанта общественного договора.

– Может быть, проблема в том, что у элиты и граждан нет формальных лидеров, людей которые могли бы подписаться?

– Например, от элиты этот договор мог бы подписать первый президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев. Он вполне может вокруг себя объединить элиту, особенно учитывая тот факт, что она в большинстве своем сформировалась при его правлении. Или деятель культуры, науки – то есть человек, который входит в нее и может выступать от ее имени. От граждан - тоже можно выбрать человека – авторитетную общественную фигуру. Это стало бы очень важным моментом, ведь Стратегия – это договор общественного согласия.

Может случиться так, что власть будет тащить это все на себе, а народ, который – давайте признаем это – достаточно пассивен сегодня, будет смотреть со стороны и наблюдать: удалось власти сделать что-нибудь – хорошо, не удалось – сейчас мы ее будем критиковать.

Это не очень здорово, потому что, в конечном итоге власть может сказать, что «устала толкать вагон», в котором сидит вся республика, и тогда все остановиться.

– Что мы в итоге должны получить к 2030 году?

– Цель простая: Татарстан к 30-му году хочет войти в число глобальных регионов- лидеров. Это не значит, что стоит задача догнать и перегнать такие, как Бангалор, Малайзия или Сингапур в 2030 году. Это значит, что степень, темпы и эффект изменений в Татарстане должны быть сопоставимы с подобными регионами. Это будет означать, что мы движемся в одном направлении, в одном поезде, а не отстаем или не двигаемся в другую сторону. Я здесь повторюсь: темп изменений, успех – это результат согласованных действий власти, элиты и населения.

– Но сегодня существует проблема: возможности регионов заметно ограничены федеральными законами?

– Проблема в другом: хватит ли мудрости российскому руководству понять, что развитие страны будет происходить в регионах. То есть вся страна, к сожалению, не может развиваться одинаково успешно, а только отдельными частями. И если в федеральном центре будет понимание этого, и они будут готовы поделиться некоторыми своими полномочиями, то у нас расширится горизонт возможностей и раздвинутся рамки развития. Конечно, Татарстан известен тем, что умеет эти рамки расширять, но процесс, безусловно, должен быть обоюдовыгодным.

– В ближайшее время должна начаться разработка Стратегии развития Казани. Какой должна стать столица к 2030 году?

– Стратегия республики – уже закон, и им заданы основные направления и поставлены задачи для субъектов Республики, в том числе и для ее столицы. Но они достаточно широкие, и Казань может в них чувствовать себя весьма комфортно. Есть одно условие – столица не должна «забывать», исходя из логики Стратегии, что она является ядром казанской агломерации и центром образования, науки и модернизации. И в этом смысле она не только сама по себе должна двигаться вперед, но и вести за собой соседей и большую часть республики. Пока сложно говорить, какой Казань станет, но мне бы хотелось, чтобы город научился конкурировать не только за федеральные ресурсы в виде бюджетных потоков, а научился побеждать в жесткой рыночной конкуренции и предлагать какие-то продукты не только на рынках России и Татарстана. То есть мы должны быть готовы к тому, что мы конкурируем со всеми в масштабах мира. А власть в свою очередь должна мотивировать казанцев на эту конкуренцию и создавать для этого условия. По моему мнению, только свобода конкуренции и широкие возможности для самореализации смогут преобразовать энергию населения в энергию развития.

– А каким должен стать человек, житель города Казани?

– Свободным, открытым для всего нового, образованным, культурным и главное дружелюбным. Также он должен быть очень сильно мотивирован на самореализацию и успех. Мне кажется, что одна из самых важных вещей, которой должны учить студента, школьника и ребенка с детского сада – это свобода делать выбор, умение что-то предпринимать. Человек не должен бояться права на ошибку, получать новый опыт и обязательно что-то делать. В противном случае это пассивный человек. Все вокруг него меняется, а он никак не участвует в этом и только ходит и скулит что все вокруг плохо. Должен быть драйв, и в Татарстане на уровне с середины 90-х годов до середины нулевых он был. В то время каждый что-то делал и предпринимал, искал себя. Возможно, именно эти процессы убедили власть, что так и будет продолжаться. Но к этому дню все как-то успокоилось и сейчас важно, чтобы это спокойствие не стало общей привычкой.

Глеб Кириллов.

Фото: Анна Меркулова.

Комментарии