Музыкальная квартира Александры Нагорновой

02 февраля 2024
Культура

На сцене Государственного Большого концертного зала имени Салиха Сайдашева прошёл Мегаквартирник Казанской государственной консерватории. Наш культурный обозреватель побывал на нём и пообщался с хозяйкой музыкального праздника.

Это событие ожидалось многими любителями академической музыки. Ещё бы – именитые и не очень музыканты в очередной раз соберутся, чтобы поиграть просто так, для себя. И откровенно поговорить о том, что их волнует в современном музыкальном пространстве. Не часто предоставляется возможность стать не просто свидетелем, но и участником таких закрытых посиделок только для своих. На сей раз своих набралось на главный концертный зал Татарстана в семьсот мест с четырьмя ложами и балконом. Почему же тогда – «квартирник»? Да потому, что для артистов сцена и есть тот самый дом, в котором он проводит большую часть своей жизни, где он, в общем-то, по-настоящему живёт, а не забегает проведать домочадцев.

Во всяком случае, примерно так считает гостеприимная хозяйка этой музыкальной квартиры – музыковед, кандидат искусствоведения, преподаватель кафедры теории и истории исполнительского искусства, музыкальной критики и медиатехнологий Казанской государственной консерватории Александра Нагорнова.

Первый квартирник Казанской государственной консерватории прошёл в январе прошлого года. Тогда Александра Нагорнова с друзьями решили устроить аналог квартирника у Маргулиса, только с академическими музыкантами. Причина проста: им не хватало тёплых и искренних разговоров, дружеской комфортной атмосферы и музицирования за рамками обязательных выступлений. Это был вовсе не коммерческий проект, а музыкальная история про встречи за идею. За минувший год прошло три концерта в органном зале консерватории, этот четвёртый – своеобразный подарок к первой годовщине – ознаменовался выходом на сцену Государственного Большого концертного зала имени Салиха Сайдашева.

– У меня нет какой-то определённой стратегии в компоновке программы, – признаётся Александра Михайловна. – Я стараюсь, чтобы было много разных тембров, много разных инструментов, чтобы музыканты сыграли то, что они хотят, что им ближе. Я никогда не настаиваю на каком-то определённом произведении. Бывает, конечно, когда мне хочется услышать какую-то определённую вещь, потому что знаю, как она здорово звучит, например, «Wave» в исполнении ансамбля ударных «Пространство Ритма», но окончательный выбор за исполнителями. Ребята сами предлагают то, что хотят сыграть. Когда человек играет с желанием, это же всегда чувствуется. Это совсем другая атмосфера. И выстроить все произведения в единую линию уже не составляет труда, программа сама собой складывается.

Разнообразие программы Мегаквартирника не давало заскучать слушателям. Баховская Токката ре минор органистки Вероники Лобаревой и пьяцолловская «Зима» «Казанского трио» соседствовали с попурри на темы «Битлз» пианиста Валерия Короткова и саксофониста Ильдара Есакова и «Triple Moon» Натана Дотри в прочтении маримбиста Константина Колесникова и фаготиста Константина Воронцова, а инструментальная музыка – с «Лебедем» Камиля Сен-Санса четырнадцатилетней балерины Ксении Исхаковой, воспитанницей международной хореографической школы «Русский балет». Наряду с уже состоявшимися и признанными музыкантами на сцену выходили совсем юные – восьмилетний трубач Андрей Андрюхин и девятилетняя пианистка Агния Воронцова. Впрочем, Агния в свои годы уже даст фору многим возрастным исполнителям, ведь в её багаже и Гран-при VI Международного музыкального конкурса имени Глиэра, и Специальная премия от Александра Романовского в категории «Дебют» на V Московском Международном конкурсе пианистов Владимира Крайнева.

– Изначально на самом первом квартирнике играли только мои друзья, – уточняет Александра Михайловна. – И программу тогда мы собрали буквально за три дня. А потом мы стали смотреть на какие-то интересные концертные номера, где-то мы увидели талантливых детей, в том числе детей моих друзей. И теперь мы приглашаем выступить тех, кто пока ещё не является моим другом, с кем мы недавно знакомы, но у которых есть очень красивый, выигрышный музыкальный номер. Маримба была открытием для меня, когда Антон Ольховский выступил сольно. Обычно маримба, родственник ксилофона, звучит в составе оркестра в каких-то эпизодических ролях. В прошлом году Антон создал ансамбль ударных инструментов, куда вошли студенты разных курсов консерватории. И Костя Колесников, концертмейстер группы ударных ГАСО РТ, как и они, активно принимает в моих проектах участие. Он тоже бесподобно играет на маримбе, а на одном из наших квартирников он играл на джембе – достаточно экзотичном инструменте, традиционном африканском барабане из Мали. А сейчас вот Антон принёс свой личный кахон, который тоже не слишком часто звучит в классической музыке. В случае с «Астурией» – пятой пьесой в Испанской сюите Исаака Альбениса – он был очень органичен.

Этот ударный инструмент, по самой популярной версии, возник в Перу в XVIII веке при испанском колониальном режиме, когда африканские барабаны были запрещены и рабы отстукивали зажигательные ритмы прямо на перевёрнутых ящиках, сидя на них верхом. Собственно, «кахон» в переводе с испанского и означает «ящик» или «коробка». Европейцам его открыл в 1977 году гениальный гитарист Пако Де Лусия, решивший, что именно этот удивительный резонирующий звук кахона так нужен фламенко. Теперь кахон можно услышать на концертах альтернативной музыки, чем, собственно, и славятся квартирники. Антон Ольховский восседал на прямоугольном ящике с резонаторным круглым отверстием на задней стенке и отбивал руками ритм, аккомпанируя гитаре Михаила Нагорнова. Вдохновлённая воображением о мавританских корнях Андалусии, «Астурия» хранит в себе образы фламенко. Безупречная исполнительская техника исполнительского дуэта в сочетании с богатством звуковой палитры гитары и кахона наполнили эту нежную и одновременно чрезвычайно сложную мелодию ароматом восточных сказок.

– Но вопрос вовсе не в том, что мы исполняем андеграундную музыку или используем непривычные инструменты, а в формате общения, где публика может напрямую поговорить с исполнителями, – уверяет Александра Михайловна. – Слушатели же порой совершенно не понимают, что происходит в мире академической музыки, не знают даже классические инструменты и неожиданно открывают для себя, что музыканты такие же живые люди, с которыми интересно общаться на любые темы.

Все участники необычного концерта на протяжении всего вечера сидели на сцене в красных креслах-мешках. Непринуждённо общаясь между собой, они создавали ту самую особую атмосферу дружеских посиделок, которая и делает квартирники квартирниками. Кто-то отвечал на вопросы всерьёз, кто-то отшучивался. Александра Бозиянц, альтистка оркестра Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, чьим хобби стала игра на дудуке, задорно бросила ведущим в ответ на вопрос о произведении, которое прозвучит в программе: «А что закажете, то и сыграем». И ведь действительно, этот мягкий певучий древнеармянский духовой инструмент в её руках способен на многое, если не на всё, – и на английскую песню середины XVI века «Зелёные рукава», исполненную в дуэте с органом, и на воспроизведение степи в произведении Эльмира Низамова «И дольше века длится день», прозвучавшее в квинтете.

Оба отделения на стены Государственного Большого концертного зала имени Салиха Сайдашева транслировался процесс создания картины. И это ещё одна фишка квартирника Александры Нагорновой. Прямо на сцене стоял мольберт, за которым творила художница.

– Юлия Планова с нами с самого первого квартирника. Она позиционирует себя как художник, который рисует музыку, и мы не могли этим не заинтересоваться. И мы даже сделали проекцию, чтобы люди могли в режиме реального времени следить как создаётся картина. Под разную музыку Юлия накладывает на холст разные образы. Сначала появляются какие-то сполохи, потом они превращаются в бабочек, потом в птиц, добавляются экзотические перья, сказочные цветы… Наложение одного слоя на другой создаёт множественность музыкальных ассоциаций, а в результате – рождается своеобразный портрет нашего квартирника. Это искусство, которое течёт во времени. Его невозможно ухватить.

Интересно было наблюдать и за цветовой гаммой картины – от медово-грушевого и шафранового оттенков через рубиновый и мареновый до электрика, грозового и индиго. Пастозная техника, с помощью которой художник плотными, непросвечивающими слоями создаёт рельефность рисунка, усиливала ощущение материальности изображаемого и подчёркивала динамику движения, словно и впрямь музыка застывала в красках, а краски преодолевали свою статичность, уносясь вслед за звуками.

Умело направляя ход Мегаквартирника, Александра Нагорнова вместе со своим помощником – певцом, лауреатом всероссийских и международных конкурсов преподавателем кафедры вокального искусства Русланом Закировым – акцентировали внимание зрителей на происходящем не только на сцене, но и в зале, легко и непринуждённо импровизируя на заданные самой жизнью темы.

– У нас всё как в джазе, – улыбается Александра Михайловна. – Есть тема, а на неё наслаиваются импровизационные моменты. Я вообще не сторонник заученных текстов, поскольку их всегда слышно зрителю. Для того, чтоб достучаться до публики, гораздо важнее непосредственное общение, чем правильно и структурированно выстроенный текст.

Любое публичное выступление музыковеда – монолог только по форме, а по существу – это доверительный диалог, в котором важны уважительное отношение к собеседнику и умение донести самую сложную информацию простым языком, не опускаясь до примитивизма. И Александра Нагорнова это прекрасно понимает, выстраивая специфические мостики между зрительным залом, исполнителями и композиторами. Вспоминая истоки своего пути по этой стезе, она приоткрывает формулу своего успеха:

– Так получилось, что первое выступление в ГБКЗ у меня связано с оркестром Анатолия Кролла. Мне тогда было всего лишь двадцать лет, и это стало для меня шоковым событием, поскольку я увлекалась джазом и Анатолий Ошерович был для меня недосягаемой фигурой. Когда я зашла к нему в гримёрку, чтоб обсудить ход концерта, и представилась: «Меня зовут Александра», Анатолий Ошерович встал, протянул мне руку и так просто сказал: «А меня Толя». Эта поддержка со стороны партнёров и сыграла свою роль в том, чем и как я стала заниматься. Теперь это основной вид деятельности, с которым я себя ассоциирую. Теперь маэстро Сладковский доверил мне самую юную аудиторию оркестра в детских проектах, на концертах «Солисты ГАСО приглашают» я имею возможность выходить и ко взрослой публике, и говорить о музыке. Руководство Казанской консерватории неизменно поддерживает все концертные проекты, которые я придумываю и предлагаю – это и просветительские абонементы для всей семьи, и те же квартирники. С ГБКЗ я тоже давно сотрудничаю – здесь мне приходилось и вести концерты Пасхального фестиваля Валерия Гергиева, и до сих пор я принимаю участие в абонементе «Органное королевство», который уже много лет делает органистка Лада Лабзина. Веду все концерты «Казанского трио», есть планы совместного творчества и с Эльмиром Низамовым, мы ищем с ним новые формы и форматы…

Два с лишним часа длился Мегаквартирник, и всё же, покидая ГБКЗ имени Салиха Сайдашева, меломаны сетовали, что праздник музыки закончился очень быстро. Наверное, это лучший показатель искренней задушевности творческой встречи с настоящими друзьями. Музыкальная квартира Александры Нагорновой не отпускает, манит к себе, поселяя в душах надежду на возврат в неё.


Зиновий Бельцев.

Комментарии

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!