Экспедиция «Полярный круг»: между прошлым и будущим

16 февраля 2016
События

«Казанский репортер» продолжает следить за экспедицией Русского географического общества «Полярный Круг». Накануне вечером исследователи прибыли в первый пункт назначения – Череповец. Здесь к отряду присоединились Александр Губин и Божана Остойич. День в городе сталеваров выдался насыщенным: утром отряд принимал мэр Череповца, а вечером участники миссии отправились в гости к Александру Губину, в дайвинг-центр «Глубина».

– Правильно я понимаю, что если Жак-Ив Кусто в свое время открыл для туристов теплые моря, то вы открываете холодные? – спросил мэр Череповца Юрий Кузин после презентации отряда руководителем экспедиции Дмитрием Шиллером.

– Фактически, да. Сейчас формируется понимание того, что холодные моря представляют огромный интерес и для военных, и для гражданских ныряльщиков. Полярный подводный мир фантастически красив. Флора и фауна здесь просто невероятные!

– А почему? - поинтересовался градоначальник.

– Все просто. Чем холоднее вода, тем в ней больше кислорода, он привлекает планктон, а за ним подтягивается уже вся пищевая цепочка, - пояснил водолазный специалист Александр Губин.


Череповецкий дайвер, влившийся в казанский отряд еще в 2013 году, после экспедиции на Полюс холода знает, о чем говорит. Карта погружений Губина пестрит флажками. Тут и Арктика с Антарктикой и Латинская Америка с Африкой и Карибы с Юго-Восточной Азией – сравнивать есть с чем. Кроме безупречной техники, Александр еще и один из лучших в стране подводных фотографов, так что его тезис о живописности северных морей можно проиллюстрировать наглядно.


– Вологодская водолазная служба берет начало с XVI века, – не без гордости сообщает Губин гостям уже у себя в дайвинг-центре, – зарплата первых водолазов зависела от того, сколько времени они смогут провести под водой на задержке дыхания...

На неприметном здании, где расположился учебный центр «Глубина», таблички «музей» нет, хотя внутри находится настоящая дайверская сокровищница. Александр Губин собирает раритеты, связанные с освоением глубин и историей флота уже не один десяток лет. Посетителей встречает знаменитая «трехболтовка». Водолазный костюм и по сей день используют как военные, так и гражданские подводники. Его конструкция фактически не меняется с XIX века. «Под водой чем проще, тем лучше,» – считает Губин.


В свои 18 Валера Салеев, самый молодой участник экспедиции, с таким снаряжением знаком не понаслышке, но не сделать селфи с легендой было бы непростительно.


По экспонатам можно рассказать историю развития водолазного дела аж с петровских времен. Деревянный ящик с вырезом для глаз тоже имеет непосредственное отношение к исследованию глубин. Это не что иное как водолазный шлем, который изготавливался из дуба. В таких предшественники Кусто отправлялись под воду, а их ассистенты через трубку нагнетали воздух для дыхания. При погружении на глубину больше 1 метра дышать через трубку самостоятельно уже невозможно, легкие не справятся с давлением. А здесь получался своего рода водолазный колокол. Хозяин музея изготовил копию деревянного шлема, которая вызвала фурор среди участников экспедиции. Удержаться от искушения примерить древнее чудо техники было непросто и нынешние дайверы примерили на себя снаряжение предков.


В некоторых уголках планеты дерево как материал для дайверского снаряжения актуально и по сей день. Вот, например очки, в которых уходят под воду индонезийские собиратели жемчуга. Неподалеку расположились и бесчисленные находки с глубины. Тут и вещи из затопленных городов, и безмолвные свидетели кораблекрушений, да и сами обитатели океанов.



Существенная часть экспозиции посвящена снаряжению советской эпохи. Спустя годы оборудование из СССР выглядит как антураж постапокалиптического фильма.

– Меняются материалы, дизайн, но принципы остаются те же, – говорит Дмитрий Шиллер. –Что интересно, практически все снаряжение в СССР было двойного назначения, вплоть до ящиков, в которых продавался набор аквалангиста. Ставка на функциональность – ключевая особенность наших гидрокостюмов. Вот, например, СВУ (снаряжение водолазное универсальное) полностью защищает аквалангиста от внешнего воздействия. Ведь подчас подводники работают не в воде, а в некой биомассе. Это могут быть отходы, вредные вещества, да все, что угодно. В таких случаях вот этот оранжевый костюм просто незаменим.

Еще один экспонат удивил Божану Остойич. Иллюминатор с корабля «Калипсо», того самого легендарного корабля Жака-Ива Кусто. Ученый переоборудовал некогда военный тральщик под экспедиционное судно, для исследований океана, дайвинга и подводных съемок.

– На судне, три метра ниже ватерлинии, был отсек для подводного наблюдения, и даже небольшие подводные лодки, их Кусто разработал сам, – рассказывает Божана Остойич, которой посчастливилось работать в команде великого океанографа в двух экспедициях – на Дунае и в Южной Африке. – Удивительно видеть здесь часть Легенды.

Сейчас Божана вместе с подводным отрядом на Севере России, она будет фиксировать все обстоятельства погружений для международного сообщества. 16 февраля утром экспедиция отправилась в Вытегру, в Арктический спасательный центр МЧС России. Там казанцы сначала примут участие в фестивале «Русский лед», после чего приступят к тренировкам перед рекордным погружением. И эту страницу истории исследователям еще только предстоит написать.

Антон Райхштат.

Фото автора.

Новости от партнеров
Материалы по теме
Мировой рекорд в Казани. Онлайн
​Холодные игры: казанские аквалангисты отправляются под лед на 10 часов
03:12, 12 декабря
События
6 часов подо льдом: казанские дайверы победили время на Изумрудном озере
Экспедиция в подводный космос
08:02, 2 февраля
События

Комментарии