​«Казанские» питерцы в спектакле о том, что развело нас по разные стороны

19 ноября 2022
Культура


В Казани, в пространстве Галереи современного искусства ГМИИ РТ прошёл с успехом спектакль «ART» питерского Государственного драматического театра на Васильевском. Режиссёр и двое из трёх актёров спектакля – выпускники Казанского театрального училища, мастерской Татьяны Михайловны Корнишиной.

Выпускников Татьяны Корнишиной в театральной казанской среде давно уже прозвали «корнишонами». Татьяна Михайловна сидела рядом со мной, смотрела спектакль, болела за «своих», и после каждой удачной их репризы от радости стукала меня в бок, мол, «видал, а? Во дают!». Актёры, действительно, давали! Зал хохотал взвизгивая! Всё тут совпало – и замечательная игра актёров, и знаменитый текст французского драматурга и актрисы Ясмины Реза (тюркское имя и фамилия автора объясняется тем, что происходит она из семьи бухарских евреев – субэтноса, выходцев из Центральной Азии, позже эмигрировавших в Европу).

Текст пьесы «ART» называют интернациональным феноменом. Впервые будучи показана зрителям в 1994 году в Париже в театре La Comédie des Champs Elisée, пьеса потом не сходила со сцены в течение всего сезона, затем завоевала такой же успех в Великобритании, а ещё позже – во всем мире. В год своего появления она получила две Мольеровские премии (лучший спектакль и лучший автор). К настоящему времени “ART” переведен на 35 языков, количество же постановок уже давно перевалило за сотню.

История трёх друзей, чьи многолетние отношения и дружба оказываются вдруг под угрозой, из-за… споров об искусстве! А точнее из-за факта покупки одним из товарищей (Серж, преуспевающий врач-дерматолог) задорого – 200 000! – странного полотна абстрактной живописи, которое, если смотреть издалека и вовсе выглядит как чистый белый холст! И вот это-то событие вдруг становится поводом для словесных разборок многолетних близких друзей!

Друг Сержа, любителя абстрактной живописи, Марк, сам поклонник классического искусства, инженер по профессии – никак не может смириться с тем, что Серж мог на самом деле, без какого-то хитрого умысла, отдать такие деньжищи, за это непонятное, белое! И, получается, что же? Что же ты за человек-то такой? А такой ли ты человек, которого я знал, которого считал другом?

На роль третейского судьи они привлекают своего третьего и общего товарища – Ивана, продавца канцтоваров, который вот-вот должен жениться. Иван пытается быть хорошим и для Марка, и для Сержа, принимая по ходу спектакля то одну, то другую сторону. Такой это в спектакле несколько пришибленный, затюканный Иван. Иногда и вовсе для Сержа и Марка (главных вроде бы антагонистов) Иван становится единой на двоих мишенью для «наездов» или подтрунивания, но в какой-то момент и в покорном Иване вдруг взыгрывает ретивое, и он распрямляется и не желает быть больше в роли мальчика для битья. И вот между этими тремя персонажами разворачивается словесная баталия с такими перекатами, перехватами инициативы то одним, то вторым, то третьим. Безумно смешная!

Как написал один из рецензентов: "Это – мечта актеров, непрерывный перекрестный огонь реприз, серьезные размышления о жизни и об искусстве, выраженные взрывными репликами"… Но вообще, когда подумаешь, то понимаешь: ведь это же абсурд! Вся пьеса может быть понята в совершенно абсурдистском ключе, и в какой-то момент об этом говорят и сами герои: весь сыр бор, все эти споры, этот «конец 15-летней дружбы» начался из-за чего? Из-за какого-то белого полотна, купленного на свои деньги одним из друзей, преуспевающим и вполне обеспеченным!

И это что – всё из-за этого?

Вы можете представить, что из-за этого рушатся судьбы и дружбы? Сложно представить! Так может, это просто комедия абсурда? И все эти серьёзные до плача споры лишь споры о выеденном яйце? Ну, во всяком случае, в пьесу это тоже заложено! В какой-то момент в репликах героев проскальзывает страшное слово «деконструкция». Деконструкция – один из постмодернистских методов, способов расквитаться с ненавистной реальностью. Я сейчас приведу официальное определение из словаря, надеюсь, оно не испугает читателей, в основном, как я знаю, не любящих сложных терминов.

Итак, деконструкция – понятие современной философии и искусства, означающее понимание посредством разрушения стереотипа или включения в новый контекст. Исходит из предпосылки, что смысл конструируется в процессе прочтения, а привычное представление либо лишено глубины (тривиально), либо навязано репрессивной инстанцией автора. Поэтому необходима провокация, инициирующая мысль и освобождающая скрытые смыслы текста, не контролируемые автором.

В нашей стране методом деконструкции боролись с навязанно репрессивной реальностью (в данном случае, с советским идеологическим конструктом) поэты-концептуалисты конца 1980-х. Среди них самым заметным явлением был Дмитрий Александрович Пригов (произносящийся именно так, с неизменным отчеством, что само по себе было концептом). Например, можно вспомнить знаменитый его проект «Некрологи» 1980 года, пародирующий кондовый стиль официальных советских партийных газетных некрологов. Приведу первый из приговского цикла:

«Центральный Комитет КПСС, Верховный Совет СССР, Советское правительство с глубоким прискорбием сообщают, что 10 февраля (29 января) 1837 года на 38 году жизни в результате трагической дуэли оборвалась жизнь великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Товарища Пушкина А.С. всегда отличали принципиальность, чувство ответственности, требовательное отношение к себе и окружающим. На всех постах, куда его посылали, он проявлял беззаветную преданность порученному делу, воинскую отвагу и героизм, высокие качества патриота, гражданина и поэта. Он навсегда останется в сердцах друзей и близко знавших его как гуляка, балагур, бабник и охальник. Имя Пушкина вечно будет жить в памяти народа как светоча русской поэзии».

За год до своей кончины, а именно в 2006, Дмитрий Александрович Пригов приезжал в Казань. Был его творческий вечер в магазине «Книжный двор». Люди пришли посмотреть на Пригова, но вечер начался с того, что он включил видеозапись, на которой в течение 40 минут Дмитрий Александрович поедал курицу под музыку Бетховена. Люди глядели недоумённо на это зрелище, некоторые ушли. А живой поэт Пригов – глядел на людей! И кто после этого на кого посмотреть пришёл? И вот это тоже была своего рода деконструкция реальности!

По сути вот: наша действительная обыденность, наши дружбы, повседневность, и отношения мужчин с женщинами (упоминаются женщины каждого из друзей: бывшая жена Сержа, сожительница Марка, невеста Ивана), работа и вот всё это – серьёзное и подлинное, всё, что у нас есть – подвергается вдруг этой самой деконструкции, помещается в ситуацию абсурда. И это – и смешно. Очень! И почему-то в какой-то миг горько. И тоже очень…

Конечно, как уже говорилось, пьеса Ясмины Реза международная. Но каждая нация присваивает её по-своему. Например, русскому уху имя третьего друга «Ивана» (его играет выпускник казанского училища Булат Шамсутдинов) неизменно должно напоминать персонажа русских сказок Иванушку-дурачка. Тем более, в спектакле Иван тоже имеет проблемы с душевной организацией, посещает сеансы психиатра (это воспринимается его друзьями тоже как такая бесполезная трата денег, вроде покупкеи «белого полотна», то есть простите: картины Сержем, мол, психиатры только дурят своих клиентов!). Иван – продавец канцелярки. В их дружеском трио приятели его используют то как мишень для шуток, то для того, чтобы получить в его лице поддержку собственным идеям, мол, вот – и Иван так думает! Чаще всего он воспринимается как существо безвольное и помыкаемое. Иван ходит в свитерке, голову почти всегда опускает, боится затрещин, и часто застенчиво выворачивает запястья. И легко другим людям властною волей подчинять Ивана пропаганде своих идей, чем и пользуются беззастенчиво его друзья. И поэтому в их споре он – то за Марка, то за Сержа. Впрочем, как уже говорилось, иногда чувство собственного «я» просыпается и в нём, и тогда Иван возвышает голос.А друзья его – всё-таки именно друзья. И когда они перегибают палку в отношении Ивана, оба чувствуют это и раскаиваются.

Имя Серж опять же для русского уха звучит как такой несколько огламуренный вариант имени Сергей. Сержа в спектакле играет ещё один выпускник Казанского театрального училища Роман Зайдуллин. В подкладке этого персонажа мы имеем о нём такие сведения, что лишь недавно Серж полюбил ходить по галереям и стал ощущать себя человеком искусства. И вот выбрал он для покупки себе это произведение абстрактной живописи. Персонаж Серж в спектакле – несколько любит позу, местами мелькает в нём манерность богемского высокомерия. Но если вывести – он и кулаком бахнет. Он разведенный мужчина, у него двое детей. На самом деле, автором пьесы не закладывалось никаких дополнительных коннотаций ни в имя Иван, ни в имя Серж. И вообще – все они – парижане 1990-х годов. А Серж и вовсе реальный. Друга Ясмины, купившего в реальной жизни некую белую картину зовут Серж Голдсталь.

Но, возможно, само собой так получилось, что русский «ART» от театра на Васильевском получился в чём-то и очень русским спектаклем. Как будто это нас, самих себя мы тут и деконструируем… ну точнее, это актёры помогают нам. Наверно, эта возможность зрителям разных стран присвоить себе текст и мотивы пьесы, прочесть её как свою национальную историю – сильная черта этого произведения. Идея поставить спектакль по пьесе пришла Арсению Мыцыку, актёру, игравшему Марка – инженера, в толстовке, с портретом Че Гевары, и неизжитыми замашками грубого пролетария.

Арсений – единственный не-казанец в трио актёров спектакля. Когда-то он слышал, что «ART» ставили в БДТ, но самого спектакля не видел, но название пьесы однако же запомнил. А Рома и Булат – только тогда приходили работать в питерский театр, ну Арсений и предложил им сделать спектакль, чтобы было с чем показаться театральному руководству. Режиссёром постановщиком стал ещё один наш казанский выпускник Руслан Нанава, одногруппник Романа Зайдуллина и Булата Шамсутдинова. То есть удивительно: спектакль петербургского театра начинался фактически как спектакль троих недавних выпускников-казанцев и Арсения Мыцыка с ними в компании. Группа ребят с КТУ не распалась, а так и пошла в театральную жизнь группой (другой такой же случай произошёл, например, с актёрами казанского ТЮЗа выпуска 1996 года, и те тоже – птенцы Татьяны Корнишиной).

Сам спектакль нынешний Санкт-Петербургского драмтеатра на Васильевском – конечно же, представляет в том числе и казанскую театральную школу! Он живёт уже более 10 лет. Начинали его ребята совсем молодыми, неоперившимися актёрами 20 с небольшим лет. Играли сначала на маленькой, камерной площадке (на 60 зрителей), а потом – в Большом зале (на 300 мест), показывали много и разно, по-актёрски, возмужали с ним, и возрастом приблизились к возрасту своих героев – состоявшихся мужчин, успешных представителей интеллигенции (но, что важно, не творческой интеллигенции: искусство для них – лишь хобби и иногда способ самопознания). Интересно, конечно, было бы увидеть, как изменился спектакль за это время. Но увы, только сами актёры могут знать об этом.

С 1 марта 2022 года выпускник Казанского училища Руслан Нанава стал главным режиссёром Санкт-Петербургского театра на Васильевском! Можно и нам этим гордится! К 100-летию своей альма-матер его выпускники, актёры и режиссёр сделали нам замечательный подарок – добрый и трогательный спектакль о настоящей мужской дружбе, прошедшей все испытания. В конечном счёте, после всего этого абсурда и деконструкций, каскада реприз, оказалось: что спектакль о таком простом и важном: о дружбе, которую надо обязательно сберечь, невзирая на любые наши взгляды на искусство и на всю остальную жизнь.


Айрат Бик-Булатов.

Комментарии

  1. Дания Сергеевна 12 дней назад
    Отлично! Интересно, нестандартно, с теоретическим обоснованием и притом без занудства! А в общем тепло и заинтересованно! Интересно было не только смотреть спектакль, но и прочесть о нем...Редкий, знаете ли, случай!..
Присоединяйтесь к нам в соцсетях!