Киноконцертный пролог симфонического сезона

11 сентября 2022
Культура


В Государственном Большом концертном зале имени Салиха Сайдашева прошло первое в этом сезоне выступление Государственного академического симфонического оркестра РТ. На празднике музыки побывал культурный обозреватель «Казанского репортёра».

Несмотря на то, что пятьдесят седьмой сезон ещё не начался, до его открытия ещё пара недель, оркестранты прославленного коллектива уже давно выступают на различных площадках страны. 27 августа вместе со старейшим дирижёром Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергеем Скрипкой Государственный академический симфонический оркестр Республики Татарстан сыграл в Альметьевске программу из кинопроизведений Эдуарда Артемьева к фильмам Андрея Тарковского, Никиты Михалкова, Александра Прошкина и ряда других талантливых режиссёров. Затем на площади перед Дворцом Земледельцев вместе с непревзойдёнными Александром Сладковским и Аидой Гарифуллиной музыканты подарили меломанам незабываемый вечер классической музыки. Потом был Иркутск, где звучали произведения Дмитрия Шостаковича, Сергея Прокофьева, Сергея Рахманинова, Петра Чайковского и Мориса Равеля. И вот – давно ожидаемая и любимая казанцами программа «Музыка кино».

На дирижёрский подиум в этот вечер поднялся один из самых элегантных и интеллигентнейших дирижёров России Айрат Кашаев. Одно только имя его в афише собирает полные залы меломанов, предвкушающих красивый, энергичный и до предела наполненный любовью праздник. Уроженец Казани, окончивший Казанское музыкальное училище имени И.В. Аухадеева и Московскую государственную консерваторию имени П.И. Чайковского, сегодня он – дирижёр Большого театра России и приглашённый дирижёр Государственного академического симфонического оркестра Республики Татарстан под управлением профессора Казанской государственной консерватории имени Н.Г. Жиганова и академика Академии Российской Музыки Александра Сладковского.

Ученик великого Геннадия Рождественского, Айрат Кашаев перенял у своего наставника и искромётное чувство юмора, которое создаёт неповторимую атмосферу и на репетициях, и на концертах, и во время оперных и балетных спектаклей, которые он ставит, и удивительное чувство тактичности к исполнителям, и способность работать азартно, ярко, самозабвенно. Когда журналисты пытаются выведать у него секрет его неизменного успеха у зрителей, он лишь улыбается в ответ: «Я работаю только с хорошей музыкой и не беру партитуры, к которым не лежит душа».

Это очень хорошо ощущалось и во время концертной программы «Музыка кино», составленной из проверенных временем шедевров.

Взлетев на дирижёрский подиум, Айрат Кашаев обворожительно улыбнулся оркестрантам, шевельнул палочкой и воздух наполнили «Фанфары», так хорошо знакомые по фильмам кинокомпании «20th Century Fox». Торжественно оркестрованную духовыми тему, под которую прожектора освещают громадную скульптуру логотипа, придумал в 1933 году выдающийся кинокомпозитор Альфред Ньюман. Ровно два десятка лет спустя он создал расширенную версию музыкальной эмблемы, добавив ещё восемь секунд звучания. Во второй половине 1970-х логотип «20th Century Fox» был практически снят с производства, но Джордж Лукас настоял на его возращении в своём фильме «Звёздные войны» и с тех пор фанфары и логотип получили второе рождение.

Альфред Ньюман, написавший музыку к более чем двухстам фильмам и получивший девять «Оскаров», возможно, сейчас наиболее известен тем, что сочинил эти «Фанфары». Праздничное ожидание чуда, заложенное в восемнадцати секундах, приковывает внимание всякого, кто слышит эту музыку.

Но ещё до того, как появилась эта удивительная тема, в 1931 году, Чарли Чаплин нанял Альфреда Ньюмана для постановки своего фильма «Огни большого города». Этот классический романтично-комедийный кинофильм, несмотря на то, что эпоха немого кино уже осталась позади, сопровождался лишь музыкой и звуковыми эффектами. Ньюман стал аранжировщиком музыки Чарли Чаплина и дирижёром, добившимся от оркестра того, что позже назовут «системой Ньюмана»: он адаптировал определённые темы для сопровождения разных персонажей, когда они появляются на экране, тем самым делая эмоционально объёмнее роль каждого актёра.

Быть может, потому вслед за «Фанфарами» Айрат Кашаев поставил в программу музыку из кинофильма «Огни рампы» – ещё одной лирической драмы Чарли Чаплина, где артист выступил как композитор и получил премию «Оскар» за лучшую музыку к фильму. Кто знает, может быть, именно работа с Альфредом Ньюманом помогла не имевшему музыкального образования Чарли Чаплину создавать такие яркие и точные звуковые образы персонажей своих фильмов?

Формат «симфонического киноконцерта» давно и прочно завоевал своё место в Европе и Соединённых Штатах Америки. Там режиссёры хорошо поняли специфику музыки в кино, стали обращаться к серьёзным композиторам, пишущим по законам драматургии.

– Джеймс Хорнер обычно начинал придумывать темы задолго до того, как начинался монтаж. Просто сочинял мелодии, находил звук, старался разработать музыкальный разговорник, если позволите так выразиться, – вспоминал Джеймс Кэмерон о работе с этим композитором над фильмами «Титаник» и «Аватар». – Музыка управляет эмоциями в фильме. Она является движущей силой. Она создает чувство напряжения или красоты, или меланхолию, если это необходимо для сцены, если вам нужно какое-то чувство в конкретной точке. Вся остальная работа над фильмом может стать ничем, если вы не подберёте правильную музыку.

Воскрешая в памяти яркие визуальные кинообразы сменяли друг друга произведения Джеймса Роя Хорнера из «Титаника», Эннио Морриконе из «Однажды в Америке», Джона Таунера Уильямса из «Индианы Джонса» и «Один дома», Генри Манчини из «Розовой пантеры», Франсиса Лэя из «Мужчина и женщина» и «Истории любви», Нино Рота из «Ночи Кабирии», Леонарда Бернстайна из «Вестсайдской истории» и многие, многие другие. Айрат Кашаев то, подобно кондору, раскидывал свои руки-крылья и парил на музыкальных потоках, то, подобно лианам, прорастал сквозь густую, насыщенную ткань музыкального повествования, то, демонстрируя свою изящную пластику, доводил до совершенства хореографии свои отношения с оркестром. В его интерпретациях чувствовалась и театральная практика, и внутреннее сценическое видение музыки, и поиски новых оригинальных решений в исполнении известных произведений. И каждый раз зал замирал в восторге от искусства дирижёра, умеющего сотворить праздник, и игры оркестрантов, чьё присутствие на сцене уже является гарантом высочайшего качества исполнения.

Но мне бесконечно жаль зрителей, обречённых видеть лишь спину дирижёра. Айрат Кашаев из числа тех, за мимикой которых не просто интересно, но и поучительно наблюдать. Улыбка, редко покидающая его уста, глубина мысли в глазах и тонкие в своей интеллектуальности черты лица в сочетании с гибкостью тела и плавными манипуляциями рук рождают особое произведение – исполнительское, вскрывающее философическую многослойность и неизбывную многовариантность исполняемой музыки. Наверное, это идёт от способности самого Айрата Кашаева постигать непостижимое и выражать невыразимое в тех стихах, которые он сочиняет с юности, тех песнях, что он пишет и исполняет под гитару, тех либретто для музыкальных спектаклей, которые рождаются под его пером.

Каждый раз, когда музыканты наиболее точно воплощали его замысел, он искренне радовался, аплодировал им и поднимал для того, чтобы искупать их в овациях зала. И оркестранты отвечали ему такой же неподдельной радостью и готовностью стать не просто инструментом в руках дирижёра, но частью его самого, чтобы материализовать потаённые мысли Айрата Кашаева.

– У нашего Государственного оркестра в последнее десятилетие был не просто подъём – рывок, как модно теперь говорить, ракета. И ракета летит. И скорость не сбавляет. Это потрясающе! – не устаёт повторять Айрат Рустемович. И за этими словами чувствуется искренность, а не просто желание выглядеть вежливым. Впрочем, достоверность его суждения подтверждается каждым очередным выступлением Государственного академического симфонического оркестра Республики Татарстан. Концертная программа «Музыка кино» не стала исключением из этого правила.

Любой состав оркестра – первый ли, второй – выступает на столь достойном уровне, что у зрителей не возникает сомнений в верности присуждения музыкантам звания академического коллектива. На любое заявленное в афише выступление билеты разлетаются в один миг, даже если и программа концерта уже слышана не единожды, и раскрученных медийных солистов нет. Это ли не показатель оценки мастерства самим симфоников и любви к ним истинных ценителей хорошей музыки?

Нацеленность на самую высочайшую планку дала свой результат. Двухчасовой симфонический киноконцерт, став прологом к новому сезону Государственного академического симфонического оркестра Республики Татарстан, настроил зрителей на возможность услышать новые краски в исполнительском мастерстве музыкантов. Оправдают ли наши надежды грядущие выступления? Полагаю, что оправдают. Ведь в афише сезона есть нечто такое, что как «Фанфары» Альфреда Ньюмана обещает встречу с чудом. Каким? Чуточку терпения, меломаны, чуточку терпения…


Зиновий Бельцев.

Комментарии

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!