Свалка преткновения

03 февраля 2016
Окружающая среда

На минувшем деловом понедельнике мэр Казани Ильсур Метшин поручил «разобраться» с Самосыровским полигоном ТБО, который, по словам замруководителя исполкома города Александра Лобова, функционирует незаконно. Это заявление стало очередным витком в продолжительной борьбе исполкома и ЗАО «Казанская экологическая компания» (КЭК) на довольно прибыльном рынке утилизации мусора. Как выяснил «Казанский репортер», претензии исполкома оказались обоснованными далеко не во всем.

Для начала следует прояснить, как в принципе устроена утилизация твердых бытовых отходов в Казани. Большую часть жилищного фонда обслуживает ООО «ПЖКХ». Как отметил в своем докладе Александр Лобов, эта компания обслуживает более 85 процентов жилого фонда города и вывозит за год почти 4 млн кубометров отходов. Этим количеством можно загрузить 21 тысячу грузовых вагонов. Именно этой компании принадлежат пластиковые «евроконтейнеры» для мусора, всего в городе их порядка 9 тысяч. С 2013 года «ПЖКХ» принадлежит компании «РТ-Инвест», долю в которой имеет «Ростех». Вывозом городских отходов также занимаются несколько более мелких компаний.

Далее мусор сортируется на специальных станциях, где отбирается вторсырье, которое еще может пойти в переработку: алюминиевые банки, ПЭТ-бутылки, полиэтиленовая пленка, картон и прочее. Все, что переработке не подлежит, так называемые хвосты, должны быть захоронены на полигонах. В докладе Лобов отметил, что сейчас единственный полигон находится на улице Химической, и, кстати, уже едва справляется с нагрузкой. Сортировочные же станции располагаются на улицах Васильченко и Родины.

Впрочем, Лобов сразу же добавил, что в Казани существует якобы закрытый Самосыровский полигон ТБО, где ЗАО «Казанская экологическая компания» продолжает хоронить мусор. По подсчетам Лобова, на этом полигоне остается около трети городских отходов. Претензий к этому полигону у города две: отходы будто бы хоронят «без утвержденного тарифа и на не принадлежащем организации земельном участке». На вопрос Метшина о том, как это вообще возможно, Лобов ответил, что исполком ведет работу с соответствующими ведомствами. Метшин призвал правоохранительные органы разобраться с деятельностью этой свалки, добавив, что ее работа ведется «без лицензии».

Однако удивление главы города выглядит как минимум странно, ведь противостояние исполкома и Самосыровского полигона длится уже не первый год. И ситуация там не так проста, как кажется.

Начнем с того, что так называемая Самосыровская свалка - это не один, а два разных полигона, которые находятся по соседству, но имеют разных собственников. Собственно свалка принадлежит ООО «ПЖКХ», и ее эксплуатацию прекратили еще в прошлом десятилетии. Сейчас ее готовят к рекультивации, этим занимается казанская компания ООО «РусРемСтрой». Как сообщил первый замглавы Минэкологии РТ Рустам Камалов, на ликвидацию этой свалки выделено более 274 млн рублей, из которых 141 млн оплатит федеральный центр, 132,5 млн рублей выделит республика, и 66 млн — Казань.

А рядом с ней находится Самосыровский полигон ТБО, владельцем которого является ООО «КЭК». На этом полигоне существует станция сортировки мусора, часть которого также направляется на перерабатывающие заводы, а часть хоронят на картах полигона. Сейчас на полигоне полностью заполнена и не используется первая карта, ведутся захоронения на второй и готовят к эксплуатации третью. В отличие от «ПЖКХ», «КЭК» не обслуживает жилой фонд Казани, его клиентами являются коммерческие предприятия. Как сообщил один из учредителей компании Рамиль Исмагилов, доля «КЭК» на общем рынке утилизации отходов составляет около 20 процентов, остальное приходится на «ПЖКХ».

Учредитель ООО «КЭК» Рамиль Исмагилов.

Между «КЭК» и исполкомом Казани идет давнее противостояние. Так, город неоднократно пытался аннулировать лицензию компании на утилизацию отходов через суд, однако суд неизменно вставал на сторону «КЭК». Сейчас у компании есть действующая до 11 марта 2016 года лицензия, копия которой находится в распоряжении редакции. Сотрудники «КЭК» рассказывают, что к ним на производство часто приходят с проверками представители всех связанных с утилизацией отходов ведомств. Нарушений в технологии сортировки и захоронения мусора инспекторам выявить не удалось.

– Мало того, что нам удалось отстоять лицензию, – рассказывает Исмагилов, – после всего этого еще и завели уголовное дело на то, что господа из «ПЖКХ» ездили в Нижний Новгород и давали взятку, чтобы инициировать проверки. В этом году директору «ПЖКХ» дали пять лет условно.

Обвинения, связанные с «захоронением без установленных тарифов», Рамиль Исмагилов категорически отвергает, ссылаясь на федеральный закон от 30 декабря 2004 г. №210, конкретно статью 5, пункт 3. Там сказано, что муниципальные органы регулируют тарифы на утилизацию отходов в случае, если потребители муниципального образования потребляют более 80 процентов услуг. Отметим, что эту норму отменили в 2010 году, и в настоящий момент «Казанский репортер» не обнаружил правового акта, который бы регулировал этот момент. На сайте комитета по тарифам РТ по Казани указаны тарифы только для ООО «ПЖКХ», для «КЭК» на данный момент каких-либо тарифов не установлено.

Вторая карта Самосыровского полигона ТБО. Мусор разравнивают техникой а затем засыпают слоем грунта приблизительно в 20 сантиметров на метровый пласт отходов.

Стоит добавить, что хотя свалка, которой владеет «ПЖКХ» закрыта, это не значит, что ей никто не пользуется. Туда-то и приезжают в нарушение закона грузовики с мусором, так как за разгрузку на неработающей свалке с них вообще никто денег не берет. Об этом рассказывают сотрудники «КЭК», добавляя, что машины приезжают преимущественно по ночам. Мусор туда свозят самые разные городские перевозчики. С этой информацией соглашается Геннадий Сомов, известный в Казани как борец с нерадивыми службами ЖКХ. Также он добавляет, что исполком Казани завышает расценки на вывоз мусора.

– Тарифы на захоронение ТБО устанавливает Тарифный комитет РТ, – рассказывает Сомов. – Однако исполком Казани в нарушение его постановлений увеличивает плату почти в пять раз. Исполком также сам устанавливает тарифы на вывоз мусора, хотя по закону тариф устанавливает перевозчик. При этом данные по количеству вывезенных и переработанных ТБО никто не раскрывает, то есть мы платим вслепую.

Рамиль Исмагилов согласен, что установленные тарифы завышены, хотя и не настолько. По его словам, «ПЖКХ» берет за захоронение тонны мусора около 750 рублей, в то время как «КЭК» работает по цене 512 рублей за тонну, при этом не в убыток себе. «Казанскому репортеру» не удалось получить комментарий «ПЖКХ» по этому вопросу.


Отсортированный мусор, который затем спрессуют и отправят на переработку.

Гораздо интереснее претензии исполкома к земле, на которой находится полигон. Компания арендовала землю у администрации Высокогорского района, которому участок принадлежал до 2008 года. При этом «КЭК» заключил инвестиционный контракт с администрацией Казани, по которому он обязался построить на этой земле комплекс по обращению с ТБО. Всего в строительство пункта сортировки и карт захоронения компания вложила около 200 млн рублей.

В 2008 году границы муниципальных образований изменились, и участок перешел в собственность города. Город потребовал через суд признать договор аренды недействительным. В 2010 году Арбитражный суд РТ вынес решение в пользу исполкома. Новый договор исполком заключать не стал. Таким образом, сейчас «КЭК» действительно не арендует и не владеет участком, и в этой части у претензий исполкома есть основания (хотя исполком сам создал такую ситуацию). Но если город решит сдать эту землю в аренду, он обязан будет предложить его в первую очередь именно «КЭК», как последнему арендатору. Представители компании уже заявили, что если такое предложение поступит, то «КЭК» его примет. Подчеркнем, что сооружения на этой земле являются собственностью компании.

Рамиль Исмагилов считает деятельность исполкома «рейдерским захватом». Таким образом город хочет монополизировать прибыльный бизнес по утилизации ТБО, оставив в городе лишь одну компанию – «ПЖКХ», которую Исамгилов называет аффилированной с исполкомом.

– Город не должен препятствовать инвестиционной деятельности, – говорит Рамиль Исмагилов. – Он должен способствовать реализациям инвестиционных проектов. А получается совершенно наоборот. Получается, что сейчас мы должны бороться за то, чтобы отстоять результаты своих инвестиций.

Отсортированный мусор отвозят на перерабатывающие заводы. Они расположены по всей стране. Например, стекло перерабатывают в Челябинске, а ПЭТ-бутылки и пластик – в Йошкар-Оле.

И тем не менее, «КЭК» строит еще более амбициозные инвестиционные планы. Вместе с арабскими инвесторами они планируют построить на территории одной из карт экопарк, где организации-резиденты будут перерабатывать ТБО в дешевый биогаз. Эту идею одобрил президент РТ Рустам Минниханов.

Отметим, что в 2011 году Исмагилов, занимавший пост главы «КЭК», пожаловался президенту Рустаму Минниханову на проблемы, препятствующие внедрению технологий экопарка. Источник проблемы — исполком Казани — Исмагилов называть президенту не стал. Тогда Минниханов ответил, что он в курсе того, что «имеется несогласованность позиций» между «КЭК» и исполкомом. Выяснить, кто прав, а кто нет, президент поручил Агенству инвестиционного развития.

Новости от партнеров
Материалы по теме
​Деньги из мусора: переработчики вторсырья обосновались на берегах Камы
09:08, 8 августа
Специальный репортаж
​Верховный суд Татарстана занялся «мусорным» делом
09:08, 8 августа
События
Переработать или сжечь. Как работает мусоросортировочная станция
​Первые шаги «мусорного» оператора в Татарстане
05:07, 7 июля
Интервью

Комментарии