Болезнь мозга и 9 частей допроса казанского стрелка

Обвиняемый в нападении на гимназию №175 заключен под стражу – Ильназ Галявиев пробудет под арестом, по меньшей мере, 2 месяца. Ни сам фигурант, ни его защитник против подобной меры пресечения не возражали. А следователи в ходе заседания подчеркнули, что Галявиев признал свою вину. Как это происходило рассказали источники, опубликовав 5 частей допроса фигуранта.


Официальный представитель СКР Светлана Петренко сообщила, что в полной мере следственные действия с Ильназом Галявиевым не проводят из-за его диагноза. У 19-летнего казанца – болезнь мозга. Вдаваться в детали медицинского заключения Петренко не стала. Но, по всей видимости, речь идет о постепенной атрофии, которая без должного лечения может привести к снижению интеллекта, психическим расстройствам, раздражительности и бреду. Однако за лечением Галявиев обращался, на что обратила внимание и Петренко:

«Действительно, он сам обращался – и не только в прошлом году, но и в этом. Говорил о проблемах, связанных с головой. Обращался к профильным специалистам. И в марте прошлого года ему был поставлен диагноз».

Согласно справке из военкомата Ильназ Галявиев абсолютно здоров, и единственная его проблема – близорукость на оба глаза. В то же время, жалобы на головные боли, слабость и отсутствие аппетита в медицинских документах зафиксированы. Однако в суде обвиняемый заявил, что не имеет серьезных проблем со здоровьем. А позже заместитель прокурора Татарстана Алексей Заика, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что выводы о психическом состоянии фигуранта можно будет говорить по итогам экспертизы. И работать эксперты вправе в течение двух месяцев. Пока Галявиева обвиняют по статье 105 Уголовного кодекса России (часть 2, пункты а, в, е), то есть терроризм в его действиях на этой стадии расследования не усматривается.

Два месяца ареста решением суда

В зал суда Ильназа Галявиева доставили, пристегнутым наручниками сразу к двоим полицейским. В камере наручники отстегнули, однако надели их на руки фигуранту. Сотрудники находились с Галявиевым в клетке – двое по обе стороны, а третий с электрошокером за спиной. Связана ли такая охрана с обозначенным неадекватным состоянием фигуранта или это просто дополнительные меры предосторожности, пока неясно.

Прокуратура требовала заключить Галявиева под стражу. Защитник стрелка ранее отметил, что не сомневается в подобном решении – его клиента в свете тяжести преступления, наверняка, отправят в СИЗО. Так и случилось. Советский районный суд Казани решил, что предполагаемый стрелок должен быть арестован на 2 месяца.

Журналисты пытались задать Ильназу Галявиеву вопросы в ходе заседания, однако он реагировал только на реплики судьи. В ходе короткого допроса на заседании выглядел адекватным. Представлялся не богом или монстром, как на первом допросе, а называл свое реальное имя. Кроме того, добавил, что считает себя учащимся ТИСБИ, хотя известно, что из колледжа он был отчислен несколько месяцев тому назад. Вину Галявиев, действительно, признал, но не сказал, что раскаивается в содеянном.

Почему расстрел был запланирован именно в гимназии

Одновременно с заседанием суда журналисты начали публиковать реплики из допроса Ильназа Галявиева, не публиковавшиеся официальными источниками. Так, Life разбили допрос на 9 частей. Они и сейчас доступны в телеграм-канале издания. Если цитаты, действительно, верны, Ильназ планировал напасть на школу еще 6 мая – сразу после того, как купил ружье. Однако гимназия в этот день не работала, потому атака и была перенесена на 11 мая – первый учебный день после майских праздников:

«Почему именно убийство в данной гимназии? Так потому что она находится рядом с моим домом и в ней много учащихся. В данной гимназии я обучался сам с первого по девятый класс. Я помню некоторых педагогов, как расположена гимназия, все коридоры, учебные залы и т.д.»

В приведенных материалах Ильназ подробно описывает свои действия, стараясь вспомнить все убийства. Однако сколько было жертв на самом деле, он не знал. Лишь отметил, что планировал не пугать, а именно убивать. Полиции Галявиев сдался, поскольку «понял, что все равно поймают». Однако в автомобиле, по его собственному заявлению, пытался перегрызть себе артерию. Впрочем, Алексей Заика в суде заявил, что официально этот инцидент не зарегистрирован. В финале допроса Ильназ добавил, что, согласно российскому законодательству, вину признает, но по собственному закону – нет, поскольку уверен в верности своих действий.

Жертв Галявиев выбирал по принципу «до этих проще добраться». Быстро обежав классы, нашел незапертый кабинет, где находился 8А с учителем. Там и оказалось больше всего жертв. Выжившие школьники позже рассказали, что замешкались и не успели заблокировать дверь.

Был ли второй стрелок?

Этот вопрос задавали в ходе большинства пресс-конференций накануне. И на разных уровнях информацию опровергли. Вице-премьер Лейла Фазлеева уточнила, что сомнений в том, что Галявиев действовал один, нет. Школа оборудована камерами наблюдения, и записи были проанализированы:

«Камеры зафиксировали все действия человека. Он был один. Почему прозвучало о двух? В том числе, потому что процессу была свойственна и паника».

Прибыв в гимназию, сотрудники правоохранительных органов осмотрели все этажи и убедились, что безопасности детей больше ничего не угрожает, добавила Фазлеева. Отдельно вице-премьер пояснила, что часть информации не будет раскрыта в интересах следствия.

В МВД РТ, а также в прокуратуре также подчеркивают, что стрелок – одиночка. О собственном плане атаки говорит и сам Ильназ Галявиев. В любом случае, расследование уголовного дела пока продолжается, и выводы сделает только суд.

Погибшие в результате нападения на школу были похоронены накануне. Часть пострадавших отправили в Москву. Однако из ребят выписали, еще 14 пациентов остаются в татарстанских больницах. К мемориалу памяти погибших у гимназии №175 не перестают приходить люди.



Комментарии