​Айрат Мардеев: «Мой главный талисман на гонке – руль, подписанный женой»

29 января 2016
Интервью

В самом престижном ралли «Дакар» в этом году камазовская команда довольствовалась только вторым местом экипажа Айрата Мардеева. Он уступил лидерство голландцу Жерару Де Рою на Iveco. Кто-то называет это поражением. О том, как все было, рассказывает пилот, сын пилота, сегодняшний лидер «КАМАЗ-мастера».

В девять лет известный российский гонщик команды «КАМАЗ-мастер» Айрат Мардеев предпочел езде на карте игровые виды спорта. Любовь к скорости пришла только два года спустя, когда его отец, легендарный спортсмен Ильгизар Мардеев, предпринял вторую попытку посадить сына за руль. Он очень хотел, чтобы Айрат пошел по его стопам и сделал все возможное, чтобы фамилия Мардеевых стояла в первых строчках итоговых таблиц международных ралли-рейдов.

Ильгизар Мардеев всегда прикрывал на гонках ведущие экипажи команды, страховал их, когда тем нужна была помощь. Все победы в «Дакаре» товарищи делили с ним. Без него они бы не доехали до финиша. И когда в 2007 году Владимир Чагин попал на «Дакаре» в страшную аварию, Ильгизару пришлось сделать все возможное, чтобы отстоять честь команды. Тогда он заработал свое первое и единственное «серебро».

Его не стало в августе 2014 года. Нелепая смерть: разбился на квадроцикле. Но для Айрата он всегда рядом. Он посвятил отцу свое первое «золото» на «Дакаре», которое выиграл в прошлом году.

В этом году из четырех экипажей «КАМАЗ-мастера» только Айрат показал высокий результат, уступив лишь главному сопернику россиян - голландцу Жерару Де Рою на Iveco.

– Вы выступали под номером 500, говорят, что он приносит неудачу. Почему?

– Этот номер достается действующему победителю «Дакара». Так как я выиграл гонку в 2015 году, его наклеили на мою кабину. Среди участников ралли-рейдов существует поверье, что два нуля никому не приносят удачи. За всю историю «Дакара» только Чагин выиграл гонку, выступая под этим номером. Это было в 2011 году, после чего Владимир Геннадьевич объявил о завершении спортивной карьеры. Но тот последний для него «Дакар» дался нелегко. Постоянно возникали какие-то технические проблемы, одни только колеса он менял на спецучастках восемь раз.

Как правило, обладатели 500-го номера редко доезжают до финиша, обычно сходят. Эти нули давили на меня всю гонку. Но, как видите, все закончилось удачно. В следующем году номер получит наш главный соперник Жерар Де Рой.

– Я знаю, что все экипажи возят с собой в машине талисманы. Что оберегает на гонке лично вас?

– У меня их довольно много, но есть такие, без которых я за руль не сажусь. Самый главный – это руль, подписанный женой Ксюшей. Если я пересаживаюсь в другую машину, то я его обязательно переставляю. Со мной всегда ездит мягкая игрушка белка из «Ледникового периода». Она наш четвертый член экипажа. Ее мы тоже пристегиваем. Пять лет назад белку подарила мне моя младшая сестренка Резеда. Каждый год нам дарит талисманы основатель команды Семен Семенович Якубов. Однажды он вынул из карточной колоды тузов и подарил всем пилотам «КАМАЗ-мастера», а Владимиру Чагину достался джокер.

– Все уже привыкли к тому, что «КАМАЗ-мастер» занимает высшие строчки в турнирной таблице. А на этот раз только одно место на пьедестале. Сразу же очнулись злопыхатели…

– … и сразу возник вопрос: «Что случилось?». Иногда и серебро бывает дороже золота. Тот, кто постоянно следит за гонкой, прекрасно меня поймет.

«Дакар» – уже не приключение, как это было поначалу, это большой спорт. Растем не только мы, но и наши конкуренты. Сейчас разрыв между соперниками составляет считанные минуты, тогда как в 90-е годы речь шла о часах.

Я считаю, что мы хорошо проехали этот «Дакар», несмотря на то, что были ошибки и технические неполадки. В прошлом году весь подиум был наш, сейчас только одно место. Но тем оно ценнее. Это будет стимулировать нас в будущем году.

Нынешний «Дакар» всем дался непросто. Из четырех стран, где должна была проходить гонка – Чили, Перу, Аргентины и Боливии, – остались только два последних государства. Шли проливные дожди, и организаторы были вынуждены менять маршрут на ходу. Но на этом сюрпризы природы не закончились. Дожди сменились невыносимой жарой. Представьте, когда мы уезжали, в Россию пришли морозы, а в Южной Америке – под 50 градусов. В горах, напротив, очень похолодало. Шел град, на дороге грязь. Любое неверное движение, и можешь слететь в пропасть.

У нас возникли серьезные проблемы с двигателями. Мы уже не в первый раз едим с моторами Liebherr, и после каждой гонки что-то меняем в настройках. Видимо, на этот раз что-то пошло не так. В горах он вообще не тянул, сильно упала мощность.

Надо отдать должное – Жерар Де Рой заслуженно выиграл эту гонку. Он долго к этому шел. Голландец четырнадцать лет участвует в «Дакаре» и это только вторая его победа. В первый раз он получил «золото» в 2012 году, когда в нашей команде произошла смена поколений. С победами «КАМАЗ-мастера» его успехи несравнимы. Ему же тоже должно было когда-то повезти. В этом году удача была на его стороне. Надо честно признать, что у него и машина очень хорошая.

– У вас уже состоялся разбор полетов?

– Сразу после финиша в Буэнос-Айресе, пока свежи впечатления. Все в команде прекрасно понимают, в чем мы уступили конкурентам, где нужно наверстывать.

Мы сильны на бездорожье. Сами понимаете, почему. Здесь с нами может конкурировать только Жерар Де Рой. Питер Верслуис на MAN так не может. Зато мы проигрываем ему на извилистой дороге. Сейчас нам нужно работать над тем, чтобы мы и по горным серпантинам ехали так же хорошо, как там, где нет дорог.

Есть предложение использовать в качестве тренировочной трассы автодромы классического ралли. Нам нужные слепые повороты. Поэтому мы усилим тренировки.

Сейчас все силы брошены на то, чтобы закончить бумажную волокиту по оформлению нашей новинки – капотного «КАМАЗа». Мы бы поехали на нем и на этот «Дакар», если бы успели с документами. Это машина будущего. Наши конкуренты уже несколько лет ездят на таких. Никто не стоит на месте.

– Владимир Чагин рассказывал, что существенные коррективы уже были внесены в вашу подготовку. Что изменилось?

– Мы второй год подряд занимаемся со специалистами, которые готовят олимпийских спортсменов. Когда гонка проходит на высоте в 3-4,5 тысячи километров, где не хватает кислорода, испытываешь адские боли. Поэтому мы усиленно готовились к таким перепадам. После специальных тренировок увеличивается работоспособность.

Поначалу было тяжело. Мучили головные боли. Мы тренировались в специальных масках, куда подается кислород, такой же как в горах. Мне даже приходилось спать в такой маске дома. Усилия того стоили: в этом году нам было комфортно в горах.

– В отличие от большинства соперников ваша команда всегда выступает единым фронтом, все друг друга страхуют. А конкуренция между вами существует?

– Конечно, что бы ни говорили, все спортсмены хотят победить. На чемпионате России мы этого даже не скрываем, потому что нам там больше не с кем бороться. Соперничество помогает расти.

На «Дакаре» у нас жесткая расстановка сил: три экипажа идут на результат, четвертый – страхует. Но Владимир Чагин никогда нам не дает установок, кто из нас должен прийти первым, вторым или третьим. Условия для всех равны. Стратегия меняется по ходу гонки. В этом году, когда экипаж Андрея Каргинова потерял много времени, они вместе со страхующим Дмитрием Сотниковым стали прикрывать меня и Эдуарда Николаева.

– Вы помните свой первый «Дакар»?

– Еще бы, такое не забыть. Я сел за руль боевого «КАМАЗа» в 2008 году и только через четыре года дебютировал на «Дакаре». Казалось бы, уже небольшой опыт у меня был. Но само слово «Дакар» так давило, что я долго не мог подавить волнение.

Эдику Николаеву было проще. Он впервые поехал на гонку в 2011 году, когда за команду еще выступали Владимир Чагин и Фирдаус Кабиров. Эдик рассказывал, что от него никто не требовал результатов, он ехал в свое удовольствие, и так сложилось, что сразу занял третье место.

У меня все было по-другому. Это был первый «Дакар», когда в команде произошла смена поколений. Нам тоже говорили, что от нас не ждут победы, но все втайне надеялись, что мы покажем хорошие результаты. Но волнение и недостаток опыта сыграли большую роль. Жерар Де Рой воспользовался моментом и ехал гораздо быстрее наc.

Сколько критики мы после этого услышали в свой адрес! Но ничего. После такого только злее делаешься.

– Вашим штурманом неизменно является опытный спортсмен Айдар Беляев (он уже 24 года в команде, из них 18 лет выступает на гонках). Как сформировался ваш экипаж?

– Я его называют дядей Айдаром. Он для меня, как второй отец. Они с моим папой были очень близки, мы даже какое-то время были соседями. Сейчас он самый старший и опытный член экипажей. Вместе с ним мы с 2011 года.

За два дня до гонки в Ульяновске тогда еще руководитель команды Семен Якубов решил поменять все составы экипажей. Я был в шоке. Я уже привык к Роберту Аматычу, с которым мы вместе начинали. Он набирался опыта так же, как и я. Но Семен Семенович хотел посмотреть, что я представляю из себя как пилот, поэтому посадил ко мне в кабину самого опытного штурмана. Это была моя первая победная гонка.

С тех пор мы с дядей Айдаром вместе.

С механиками все сложнее. В 2012 году я ехал вместе с Антоном Шибаловым. А сейчас он самостоятельно пилотирует машину. В 2013 в нашем экипаже появился Антон Мирный. Он высококлассный механик. Я всем рассказываю случай, когда он буквально из ничего соорудил патрубок. Из-за поломки этой копеечной детали мы встали на трассе. Было очень обидно. Антон обошел всю машину, нашел «лишний» отрезок в другом месте и смастерил новый патрубок. Это лишний раз говорило о его мастерстве. Но у него возникли серьезные проблемы со здоровьем. Его вестибулярный аппарат не позволяет ему участвовать в гонках. Сейчас с нами ездит Дима Свистунов. Он очень хорошо подготовлен физически, и по части техники к нему нет никаких вопросов, потому что Дима знает машину вдоль и поперек.

– Правда ли что в вашу команду нельзя попасть, как говорят, с улицы?

– Этот вопрос нам часто задают в соцсетях. Это не так. Нам постоянно нужны люди. Если у человека есть знания, желание и опыт, он может отправить на электронную почту резюме и рекомендации. Так многие к нам попали. За последние годы команда сильно выросла, влились инженеры, которых рекомендовали и которые сами к нам пришли. Случается, что люди от нас уходят, потому что не каждому подходит наш график работы. У нас в контракте прописано, что у нас ненормированный рабочий день и постоянные командировки.

В команде работает много семейных династий – это Сотниковы, Мирные, Шибаловы, Николаевы, Мардеевы.

Юрий Шибалов – отец Антона – в команде недавно. Он курирует картодром. Он лучше всех знает, как наладить работу. Когда встал вопрос, кто придет после нас, было решено взять под крыло «КАМАЗ-мастера» команду по картингу. Идею поддержали на всех уровнях. Мы ведь тоже с картинга начинали.

– Эдуард Николаев рассказывал, что на картинг он бегал тайком от мамы, потому что она не хотела, чтобы в доме был еще один гонщик.

– У меня все было иначе. Папа привел меня в картинг, когда мне было 9 лет. Я покатался, но так и не понял, что тут может нравиться. Тогда я играл в волейбол, футбол, баскетбол и в хоккей во дворе. Через два года папа повторил попытку и спросил, не хочу ли я попробовать поучаствовать в гонках на картах. Чтобы его не огорчать, я согласился. И неожиданно для самого себя заболел картингом. У меня даже успеваемость в школе ухудшилась, потому что после уроков я бросал все и бежал на картодром.

– А когда папа впервые взял вас с собой на работу в «КАМАЗ-мастер»?

– В старших классах он позвал меня поехать с ним на гонки в Ростов. Нужно было помогать. Это было первое серьезное знакомство с боевыми машинами. Тогда я был на посылках «подай-принеси», но для меня это была настоящая работа.

– Со своей женой в команде познакомились?

– Ксюша работала помощником у Семена Якубова. Она как никто другой знает всю работу команды изнутри. Мне в этом плане сильно повезло. Она не позвонит мне в полночь, когда я лежу под «КАМАЗом», и не спросит: «Где ты?». Если меня нет дома, то я точно на работе. Я был инициатором того, чтобы она ушла из команды, потому что ездила в командировки еще чаще, чем я. Я привел достаточно доводов, чтобы ее отпустили.

Но Ксюша по-прежнему живет по графику команды. Если мы на «Дакаре», то она не спит, следит за результатами.

Жены членов команды «КАМАЗ-мастер» уже привыкли к тому, что Новый год им приходиться встречать без мужей. Как-то супруга Владимира Чагина Елена рассказывала, что для нее Новый год наступает после «Дакара». Тогда, чтобы порадовать мужа, она готовит ему его любимые пельмени. А чем вас балуют после гонки?

Прошу приготовить суп. Потому что на «Дакаре» с супами проблемы. Я люблю русскую и татарскую кухню. Мне очень нравится балиш, который готовит мама, Лейсан Гаяновна. Такой больше никто не готовит.

Не скрою, что очень люблю вкусно поесть. Но это чревато. Еда быстро откладывается там, где не нужно. У меня даже были проблемы с лишним весом. Полтора года назад весил 95 килограммов, сейчас - 85.

Помогли диета и спорт. Тренировался в два раза больше, чем следует и отказался от ужина. Первое время было очень тяжело. Вечером был голодный и злой. Потом привык. Сейчас, когда вес стабилизировался, позволяю себе вечером съесть салат, рыбу или индейку.

– Вы ощущаете свою популярность?

– Нет. И так проще жить. После возвращения с «Дакара» месяца два ко мне подходят и просят автографы. Потом все стихает. Однажды в очереди в супермаркете ко мне подошел мужчина и попросил пожать мне руку. Он всю жизнь проработал на РИЗе (ремонтно-инструментальном заводе КАМАЗа) и всегда интересовался гонками. Очень приятно, когда встречаешься с такими людьми.

В соцсетях про нас много обидного пишут. Но я к этому спокойно отношусь. Легко рассуждать, сидя в кресле, а ты возьми и попробуй. Но радует, что хороших отзывов все-таки больше.

– Как расслабляетесь?

– Вот недельку дали отдохнуть, пока машины не вернулись из Южной Америки. Я уже два года в отпуск не ездил. Может, сейчас получится. Летом люблю покататься на гидроцикле, зимой – на горных лыжах. Я люблю активный отдых. Но, знаете, иногда очень хочется вообще ничего не делать и просто полежать хотя бы пару дней на пляже…


Светлана Брайловская.

Фото пресс-службы команды «КАМАЗ-мастер».

Комментарии

  1. Максик 3 года назад
    (с)В соцсетях про нас много обидного пишут.
    Это пишут ничего не понимающие сомнительные личности которые видят жизнь команды поверхностно. "КАМАЗ-МАСТЕР" - самая достойная спортивная команда Российской Федерации. Победы достаются собственными силами кровью и потом. Чего не скажешь про футбол(тут много неценз.брани)))))))