Второй день фестиваля «Мирас»: В наследство дан тебе язык…

19 февраля 2021
Культура

В Казани продолжается VI фестиваль татарской музыки имени Назиба Жиганова «Мирас». Наш обозреватель внимательно наблюдает за этим крупнейшим музыкальным событием республики.

Второй вечер фестиваля «Мирас» был почти полностью посвящён песенному наследию татарских композиторов. Всё дело в том, что этом году исполняется сто лет со дня рождения Рустема Яхина, чьё творчество занимает особое место в татарской музыке. Рустем Мухаметхазеевич, создавший свыше трёх сотен песен на стихи татарских, русских и зарубежных поэтов, по праву считается основоположником татарского романса. А его инструментальные сочинения давно и безоговорочно вошли в золотой фонд татарского классического музыкального наследия.

Концерт для фортепиано с оркестром Рустема Яхина, открывший программу второго вечера, начал писаться как дипломная работа по окончании Московской консерватории имени Петра Ильича Чайковского. Но выпускник успел завершить лишь первую часть, вторую и третью части он написал уже вернувшись в родную Казань. Несмотря на то, что в этом произведении заметен национальный колорит, Концерт для фортепиано с оркестром оказался близок концертно-симфонической стилистике Сергея Рахманинова, Фредерика Шопена и Петра Чайковского. Сам композитор признавался: «В Концерте я стремился к бесконечной связанности, когда одна тема переходит в другую и образует мелодическую цепочку без швов и искусственных связок».

Сурово повествовательная в экспозиции и приподнято-патетическая в репризе главная партия, как и национально-интонационно сложенная с пентатоничностью орнаментального узора сопровождения побочная партия Концерта, на протяжении всех трёх частей сохраняют свои естественные живость и обаяние, несмотря на ряд погрешностей первого опыта работы молодого автора над созданием крупной формы. Слух меломана привычно замечает в композиции ряд народных песен – «Таң», «Галиябану», «Ишкәкче карт» – в остроумном концертно-симфонического преломлении.

Виртуозно-красочные и фактурные возможности фортепиано, учитывающие достижения профессиональной инструментальной музыки европейской традиции, в полной мере освоенные Яхиным в Концерте для фортепиано с оркестром, предъявляют особые требования к исполнителю. Миляуша Хайруллина – молодой композитор и концертирующий пианист – без каких-либо усилий демонстрировала владение непростой фортепианной лексикой первого в истории татарской музыки инструментального концерта.

– В какой-то мере это произведение отражает судьбу, личность и размышления национального композитора, – уточнила она своё понимание смысла исполняемой музыки. – Творец стремится сохранить и своё этническое начало, и, одновременно, освоить мировое культурное наследие. Это очень чётко прослеживается во всех трёх частях Концерта. Яхин очень точно выразил поиск художником себя в мире, в мировой вселенной, и себя как национальной единицы.

Свобода и естественность в трактовке Миляушой Хайруллиной фортепианного Концерта, демонстрация виртуозных возможностей инструмента в некоторой степени напомнила о блестящем исполнении этого произведения Рэмом Урасиным – одним из самых романтических пианистов своего поколения. Но если Урасин выпукло подчёркивал в произведении экспрессию, то Хайруллина подавала его мягко, напевно, кантиленно.

– Наверное, то, что во мне с раннего детства живут и композитор, и исполнитель, позволяет мне иначе взглянуть на любое произведение, но не мне об этом судить, со стороны виднее, пусть об этом говорят слушатели, – Миляуша Рамилевна улыбнулась. – А насчёт предшественников… Бояться, что тебя будут сравнивать, это остановка в развитии. Пусть сравнивают. Это помогает выйти из зоны комфорта, расти, меняться. Это важнее, чем думать, что о тебе скажут.


Весь вечер на подиуме стоял дирижёр Большого театра России Айрат Кашаев – маэстро, которого не надо представлять казанской публике: с его мастерством знакомы и зрители Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, и те, кто бывает на концертах Государственного симфонического оркестра РТ. Кашаеву одинаково подвластны и оперные произведения, и шедевры балета, и музыка оперетт, и симфонические полотна. Называя себя гурманом в творчестве, он пробует абсолютно все формы музыкального искусства и с нескрываемым удовольствием на равных отдаётся сотворчеству с Вольфгангом-Амадеем Моцартом и Йозефом Гайдном, Игорем Стравинским и Валерием Гаврилиным, Рустемом Яхиным и Эльмиром Низамовым. Его credo заключается в том, что настоящий дирижёр должен уметь работать и с оперным, и с симфоническим, и с камерным оркестром, не разделяя и не противопоставляя ни формы, ни жанры, ни, если можно так сказать, национальность музыкальных произведений.

Будучи скупым на жесты, Айрат Рустемович вкладывает в каждое своё движение определённый смысловой вес, и за мягкостью и бережностью его манипуляций скрывается точное понимание своего пути к намеченной цели и жёсткие неукоснительные требования исполнения воли дирижёра.

Зрителям второго вечера VI фестиваля татарской музыки имени Назиба Жиганова «Мирас» несказанно повезло увидеть, как Кашаев дирижирует и симфонической музыкой, и эстрадной.

После антракта в Большом концертном зале имени Салиха Сайдашева звучали песни татарских композиторов разных лет. Мелодическая и гармоническая красота, особая «яхинская» интонация камерно-вокальных произведений снискали особую любовь к композитору не только у слушателей и исполнителей, но и у композиторов, сумевших преодолеть «сувенирность» национального песенного творчества и возвысить его до лучших образцов всемирного эстрадного искусства.

Своеобразная мини-антология – как можно было бы назвать всё второе отделение – включила в себя песенное наследие Рустема Яхина, Назиба Жиганова, Сары Садыковой, Энвера Бакирова, Резеды Ахияровой, Рашида Калимуллина и Эльмира Низамова. Практически все они работали не только в песенном жанре, быть может, именно поэтому их вокальные произведения органично звучат и в оркестровом исполнении.

– Сегодня нельзя ограничивать себя каким-то одним жанром, – уточняет Резеда Ахиярова. – Надо развиваться в самых разных направлениях. Это очень даже полезно для композитора уметь качественно работать во всех музыкальных жанрах. Взгляните на великие имена: они работали в самых различных сферах и это было нормой. Они создавали и симфоническую музыку, и музыку для спектаклей, и песни писали, и романсы…

Об Ахияровой давно уже говорят, как о композиторе, обогатившем татарскую музыку новыми ресурсами интонационно-ритмической выразительности. Её музыкальные истории рассказаны на современном языке, вобравшем в себя элементы европейского постмодернизма. Но прежде всего в них есть и яркая эмоция, и красивая мелодика, и органичное родство с народной музыкальной культурой.

– Многие мои песни уже считаются народными, – улыбается Резеда Закиевна. – Мне это даже нравится, что они звучат и в непрофессиональном исполнении. Но в своём творчестве я всё же делаю ставку на хороших певцов. Почему песни становятся популярными? Потому что они понравились в чьём-то профессиональном исполнении. Песня может потеряться, если исполнитель неудачно выбран. Поэтому не все написанные мною песни звучат сразу же, они ждут своего певца. Илюса Хузина, спевшая «Сююмбике», и Ильнар Миранов, представивший публике «Будешь помнить меня», очень хорошие певцы. Они высокообразованы, требовательны к себе, они постоянно работают над собой, они очень музыкальны, обладают высокой музыкальной культурой. Они нашли себя в своём времени. Это же я могу сказать и о Филюсе Кагирове, и об Ильгизе Мухутдинове, исполнивших песни других композиторов.

Действительно, каждое из этих имён притягивает внимание меломанов, а собранные на афише все вместе – они абсолютный гарант аншлага. Зарекомендовавшие себя в оперном искусстве Илюса Хузина, Филюс Кагиров и Ильгиз Мухутдинов – представители классического вокала на эстраде – и новая звезда на татарской эстраде, ещё совсем молодой певец с уникальным голосом Ильнар Миранов сумели и здесь создать атмосферу праздника. Каждое новое их появление на сцене вызывало бурные овации зрителей.

Весь вечер звучали песни только на татарском языке: «Где ты?» и «Мои глаза ищут тебя» Рустема Яхина, «Ветка сирени» Назиба Жиганова, «Жду тебя» Сары Садыковой, «Ты говорила мне» Энвера Бакирова, «Сююмбике» и «Буду помнить тебя» Резеды Ахияровой, «Светлая надежда» и «Ещё не поздно» Эльмира Низамова, «Ты позабудь…» и «Я – Татарин!» Рашида Калимуллина.

– Татарская музыка для меня это, прежде всего вокальная музыка, – с нажимом пояснил Эльмир Низамов. – Мелодия и слово – это единый организм. Если будет звучать песня на русском языке, то, на мой взгляд, тут же возникнет вопрос: а насколько эта музыка татарская? Конечно, и Жиганова можно спеть на русском языке, только зачем… Язык – это главный элемент, который сохраняет народ, это наш краеугольный камень. Очень часто композиторов упрекают в том, что музыка сложная, ушла от национальных корней, а если ещё и язык уйдёт, то что же тогда, спрашивается, вообще останется от нашей татарской культуры. Музыка – европейская, язык – русский, а фестиваль при этом – татарской музыки…

– Для меня главное, чтоб была хорошая поэзия, – дипломатично уточнила Резеда Ахиярова. – Я всю жизнь сотрудничала с поэтами, которые жили и творили в одно время со мной, – это и Роберт Миннуллин, и Разиль Валеев, и Ренат Харис, и Ахмад Гадель, и Гарай Рахим, – мне всегда было интересно общаться с этим кругом поэтов, я могла попросить их что-то подправить в стихах, что-то уточнить у них. Но ведь точно так же было и Рустема Яхина – сколько песен создано им в соавторстве с Мустафой Нугманом, например. Так же поступает и Эльмир Низамов – он пишет на стихи уже своих современников, поэтов более молодого поколения. Хотя я не ограничиваю себя только татароязычными авторами, есть у меня песни и на стихи Марины Цветаевой, Талгата Юсупова, ещё нескольких поэтов, писавших на русском языке. Я, в первую очередь, иду от эмоции.

Эмоции же зашкаливали. После каждого исполнения – зал рукоплескал и исполнителям, и авторам песен. А они стояли на сцене, молодые, красивые, с горящими от счастья глазами. Ведь для настоящего творца существует лишь одна награда – любовь зрителей.

Впереди остался лишь заключительный концерт фестиваля – динамичная программа из произведений малых форм, не менее богатая на музыкальные события, чем два прошедших вечера.


Зиновий Бельцев.

Комментарии