Зарплаты в законе. Ученые в Татарстане ищут свои ежемесячные 78,3 тысячи рублей

12 февраля 2021
События

Два главных события, приуроченных ко дню российской науки в 2021-м, далеки друг от друга, но связаны. Первое – запуск мощнейшего ядерного реактора ПИК. Второе – всеобщий поиск ответа на вопрос «где деньги, Зин?» И Татарстан в этом поиске также принимает участие.

В октябре 2019 года, когда мы и представить себе не могли, что в Казани две недели подряд могут собираться многотысячные акции протеста, пятеро ученых вышли к зданию правительства Татарстана с одиночными пикетами. На площади Свободы бастовали кандидаты наук, чьи заработные платы должны вдвое превышать средние по региону. Так написано в майских указах президента России Владимира Путина. Однако оказалось, что в отсутствие средств ставки ученых стали резать. И реальная сетка окладов выглядела так:

  • младший научный сотрудник – 15 тысяч 170 рублей;
  • стажер-исследователь, старший лаборант с высшим образованием, инженер-исследователь – 13 тысяч 191 рубль;
  • лаборант-исследователь – 11 тысяч 212 рублей.


В отчете премьер-министра Татарстана Алексея Песошина в тот год значились совсем другие цифры. Средняя зарплата научных сотрудников в его версии составляла 72,7 тысячи рублей. В результате на имя президента Татарстана Рустама Минниханова и президента Академии науки РТ Мякзюма Салахова было написано письмо с реальными цифрами заработных плат.

«Средняя по региону зарплата означает неравную оплату за равный труд, что противоречит всем имеющимся законам, - пояснили организаторы акции протеста. - Повышение зарплат должно касаться только научных сотрудников, но не затрагивает инженеров и вспомогательный персонал, что способствует росту социальной напряженности в коллективах. Создавшаяся ситуация вынуждает активистов Профсоюза РАН выйти с требованием увеличения финансирования науки и ликвидации диспропорций в распределении средств, т.к. в настоящее время сотрудники в Москве получают в разы бОльшую зарплату, чем в регионах».

В том же письме отмечалось, что индексация на самом деле не проводилась с 2015 года. И то шесть лет назад надбавки сделали лишь после сокращения штата сотрудников. На тот момент официальный представитель Казанского кремля Лилия Галимова призвала не делать скорых выводов – «вопросы требуют глубокого анализа […] сейчас проводится проверка».

Пролистали 2019 год, смахнули 2020-й, наступил 2021-й

На совещании по случаю Дня российской науки вновь обсуждается вопрос заработных плат. Можно ли считать подобную паузу достаточной для выводов? Едва ли. Потому что вновь речь идет о «тщательной проверке», правда уже не только в татарстанской версии, а в общероссийской. Президент Владимир Путин, переговорив с сотрудницей Института цитологии и генетики СО РАН из Новосибирской области, в очередной раз обнаруживает, то, что было и так известно:

– Анастасия Сергеевна – у неё 25 тысяч, а должна быть 78 тысяч. Правда? 80 тысяч даже. Так, где они? Давайте вы вместе с Фальковым займитесь этим делом. Хорошо? И не только по Новосибирску, но и по другим регионам […] Антон Германович (обращаясь к министру финансов России Антону Силуанову – ред.), где деньги, Зин?

Помощь зала Владимира Высоцкого свою роль сыграла, и начались проверки. Татарстан, в том числе, включился работу. Быстрый опрос «Бизнес Online» подтвердил, что ученые в республике по-прежнему получают мизерные суммы с небольшой поправкой. Например, младший научный сотрудник «снимает» уже не 15, а 17 тысяч рублей. А старший коллега вправе рассчитывать даже на 25 тысяч рублей. Но это совсем непохоже на 78,3 тысячи рублей из свежего правительственного отчета.

Лилия Галимова: «Как только будет доложено, мы обязательно озвучим, президент тут же дал поручение, чтобы во всех министерствах эту работу провести»

Технология исполнения майских указов стара, но эффективна

Умещаться в майские указы приходится всем без исключения. Но если школьные учители влезают с минимумом махинаций, то, например, преподавателям вузов режут ставки ежегодно. Доходит до смешного, когда педагог работает на четверть ставки, но в его четвертинку умещаются несколько курсов лекций. Словом, математика – царица наук, а статистика – возможность проводить тщательные проверки чуть реже.

В любом случае, Рустам Минниханов через Лилию Галимову уже отреагировал на вопрос «где деньги, Зин?» В ходе брифинга накануне представитель властей Татарстана сообщила:

«Президент Республики Татарстан дал поручение на уровне вице-премьеров, курирующих все блоки, о том, чтобы они провели соответствующие проверки после поручения президента Российской Федерации и доложили ему (о проведенной работе – ред.) Как только будет доложено, мы обязательно озвучим, президент тут же дал поручение, чтобы во всех министерствах эту работу провести».


Эхом в ожидании доклада отзываются пять лозунгов с плакатов татарстанских ученых, уже знакомых нам с октября 2019 года:

  • «Требуем равную оплаты труда за равный труд для всех ученых России».
  • «Требуем устранить региональную дискриминацию в оплате ученых».
  • «Даешь бюджетникам достойную тарифную сетку».
  • «Достойному труду – достойную зарплату!»
  • «Денег на выполнение майского указа нет, но мы его «выполняем».

Кстати, запуска ядерного реактора ПИК, случившегося в День российской науки, 8 февраля 2021 года, ждали больше 40 лет, прерываясь то на чернобыльскую катастрофу, то на распад Советского союза, то на «святые 90-е» вместе с коронавирусом. Теперь очередь задачи с 200%-и зарплатами.

Комментарии

  1. Алексей 13 дней назад
    К сожалению, многие ученые, великолепно разбирающиеся в сложнейших проблемах не всегда способны видеть основ элементарной арифметики. К руководству научными коллективами пришли так называемый "эффективные менеджеры». Которых не интересуют ни результаты научных исследований, ни благополучие научного коллектива. Они пришли за деньгами. И сколько бы теперь государство туда средств не выделяло, все осядет в их карманах. В настоящем бизнесе им слабо, а вот с «ботаниками» они в нынешних условиях справляются. К сожалению, сегодняшние представители власти, выделяющие денежные средства на научные и научно-технические разработки, не в состоянии дать объективную оценку достигнутых результатов. Поэтому сквозь пальцы смотрят на любые притеснение и разбазаривание квалифицированных принципиальных специалистов научных учреждений. Необходимое же количество галочек в требуемых отчетных документах способны представить и лояльная посредственность. Поэтому средства, выделяемые из бюджета на повышение зарплаты Ученых, просто расходятся между «предприимчивыми» руководителями. Наивно полагать, что дополнительные финансовые средства, зарабатываемые коллективом, идут на повышение зарплаты Ученых в дополнение к бюджетным финансовым средствам. В научном учреждении формируется практически два коллектива. Одни ученые занимаются наукой, другие зарабатывают деньги на дополнительных хозяйственных договорах. И вроде бы все нормально. Но, на дополнительных хозяйственных договорах сидят тоже научные сотрудники, может быть и очень высокой квалификации, но многие из них никакого участия не принимают в выполняемых работах, финансируемых из средств Государственного бюджета. Но администрация учреждения финансирует их из бюджетных средств, а заработанные этими учеными средства, которые не являются бюджетными, «эффективные менеджеры» присваивают себе. Учитывая, что проверяющие по уровню своего образования и квалификации также способны только пересчитать количество необходимых галочек в отчетных документах. Поэтому и зарплата руководителей многих государственных учреждений неудержимо растет и практически не зависит от истинных результатов руководимого ими учреждения. Поэтому «эффективные менеджеры», не имеющие элементарных познаний в вопросах производимой госучреждением продукции, «грамотно» распределяющие финансовые потоки, вытесняют истинных настоящих квалифицированных специалистов.