«Весь этот цирк…»: Деньги за казанскую лестницу вернули, но Рада Русских продолжает вступать в права

29 октября 2020
Общество

Сериал с разбором старинного дома на улице Пушкина продолжается. Чугунная лестница после скандала так и не была демонтирована, но и сделка о продаже публично не расторгнута. Впрочем, деньги за нее, по всей видимости, уже вернули несостоявшейся покупательнице.

Как уже рассказывал «Казанский репортер», удивительная история произошла на Пушкина 1/55а, куда прибыла Рада Русских – это «известный на Урале визажист, бывший дизайнер одежды, владелец пяти бизнесов и, по собственному признанию, «гедонист от природы». Так Раду представляли пару лет назад на страницах Vc.ru. Сегодня к ее регалиям можно добавить нечто вроде «разрушительница легенд – защитница лестниц» (или наоборот?)

Рада умудрилась не только купить несколько пролетов старинной чугунной лестницы в особняке, но и успела похвастаться с обновкой в соцсетях. Градозащитники заметили это и менее чем за сутки добились приостановления демонтажа, «подвесив» сделку до лучших времен. Но и после скандала Рада Русских отстаивает свою позицию.

Изюминка в том, что дом №1/55а на Пушкина, несмотря на свой 200-летний возраст, не имел охранного статуса. Как так произошло, пока неясно. Но вместо двухэтажного особняка на месте теперь четырехэтажный, хоть и сохранивший признаки исторического наследия. Собственник дома продал пролеты чугунной лестницы за 650 тысяч рублей. Госкомитет РТ по сохранению объектов культурного наследия после бунта урбанистов наложил 3-месячный мораторий на любые манипуляции с домом, и, вероятно, позже особняк получит и статус исторически ценного. А пока Рада сообщает публике:

«Если сделка не состоится, то это лишь визг в рупор, что частным лицам не стоит связываться не только с памятниками архитектуры, но и со всем, что мельком похоже на таковой. Пока памятник архитектуры принадлежит государству, он годами гниет под дождем и служит туалетом для бомжей. Вполне очевидно, что никаких государственных денег не существует, а на микроскопические налоги, от которых все уходят, ничего не сохранить даже. А заброшенных памятников в РФ десятки тысяч».


Русских настаивает на чистоте сделки, однако отмечает, что владелец дома намекает на расторжение контракты в одностороннем порядке – «иначе его задушит прокуратура». К слову, источники в беседе с «Бизнес Online» сообщают, что Русских уже получила оплаченные за лестницу деньги обратно. Однако Рада этого пока не подтверждает.

«Всего одной писульки от любого «Шарикова», достаточно чтобы владелец здания словил мораторий и приостановил ремонтные работы на 3 месяца, думаю за время пандемии все прекрасно почувствовали, насколько это сродни смерти бизнеса, - говорит предпринимательница. - Я, меценат и коллекционер, предложившая подарить лестницу городу, до сих пор получаю угрозы и оскорбления».

По словам Рады, мэрия не контактирует с ней. Хотя известно, что ранее разговор, действительно, состоялся. Позицию старообрядцев, для которых здание на улице Пушкина является особенно ценным, Рада считает наивной. Старообрядцы надеются, что помещения отдадут им под музей. Рада думает, что сообществу «с 17 подписчиков на страничке» отвоевать это решение не под силу…

«Весь этот цирк, лишь усилит чёрный рынок антиквариата, и внезапные ночные сносы зданий, и поджоги, - говорит бизнесвумен. - У меня такое ощущение, что если сейчас объявится потомок Романовых, то ему отдадут несуществующий трон и сделают главой государства. Занавес».

А что теперь?

Надо сказать, история с домом на Пушкина получила развитие в рекордные сроки. Менее чем за сутки после рассказа в средствах массовой информации удалось не только приостановить сделку, но и найти частного инвестора для спасения уникальной детали. Предполагается, что именно он выкупит сделку для Казани и оставит ее в целости в доме. Впрочем, пока это лишь версия дальнейшего развития событий. Выводы после реактивной операции сделала урбанист Марья Леонтьева:

«В остановке демонтажа и обсуждении ситуации принимали участие мэр города, прокурор города, обе помощницы президента, комитет по охране ОКН, различные градозащитники, экскурсоводы и архитекторы. все ведущие городские СМИ. Невозможно себе было представить такую согласованную реакцию и партнерство еще даже пару лет назад».

Важен не только сам процесс сохранения отдельной лестницы, но и выводы, которые можно сделать из произошедшего, продолжила Марья:

1. Полнота существующих реестров объектов культурного наследия и полнота описания в них предмета охраны. Необходимость их регулярного обновления, доступность информации.

2.Контроль и надзор за сохранностью объектов наследия и их предмета охраны - регулярный и оперативный контроль, применение санкций к нарушителям.

3.Информированность и просвещение собственников объектов наследия - что именно представляет ценность, что можно и чего нельзя делать с этими ценностями.

4. О теневом рынке продажи элементов исторических зданий его регулирование. Вполне логично, что если город или республика считает нечто ценным и готово выкупать эти ценности для их сохранения. Вопрос об этичности приобретения элементов исторических зданий для их дальнейшего использования при реставрации других объектов или как самоценности.

5. Соотношение права собственности и законов о культурном наследии. Что важнее для устойчивости и здоровья общества, поскольку именно презрение к этому праву и породило утрату преемственности и большой части наследия. Частное и общественное благо, диалектика.

6. Символическое право на город и память. Исторические здания и другие объекты одновременно принадлежат какому-либо собственнику и воспринимаются жителями города как нечто, имеющее отношение к ним лично. Программа ликвидации ветхого жилья, а вместе с ней и большой части исторической среды в конце 1990-х, начале 2000 - х, подготовке к Универсиаде в 2013 кроме прочих результатов привела к формированию коллективной травмы горожан, что отчасти и объясняет такую острую реакцию.

«Пока не сложилось узаконенных механизмов регулирования участия жителей и профильных экспертов в градостроительной политике и управлении, однако кейс с лестницей на Пушкина может стать модельной ситуацией. Согласованные действия городского сообщества, которые я наблюдала сегодня свидетельствуют о том, что неформальные механизмы уже сложились», - резюмировала Марья Леонтьева.

Комментарии