​«Я настолько плох, что самый близкий человек, который должен меня любить и защищать – бьет меня»

19 июля 2020
Интервью


«Дети – цветы жизни». Излюбленная фраза многих взрослых, не объясняет, почему же эти цветы так часто оказываются никому ненужными? Когда через несколько часов после рождения их хладнокровно выбрасывают в мусорный бак и стараются забыть, как о страшном сне? Когда их забивают до полусмерти и насилуют родители или опекуны? Сценарий второсортного триллера, когда для ребенка родной дом становится камерой пыток, а родители – палачами, не такая уж редкость, а полицейские сводки не отражают реальную ситуацию, потому, что о проблеме до сих пор стараются молчать. Об этом журналист Элина Сайфранова поговорила с педагогом-психологом из центра «Сердэш» Полиной Моисеевой.

«Один на один с агрессором»

– Есть ли какие-то психологические маркеры того, что у ребенка дома далеко не все хорошо, по которым обычный человек может это определить и оказать какую-то помощь?

– Не нужно проходить мимо детей, у которых постоянно появляются синяки, ссадины. Среди эмоциональных проявлений, признаки могут говорить не о домашнем насилии, но об определённом неблагополучии, на которое специалистам следует обратить внимание. Первое – это большая рассеянность, высокая чувствительность, когда ребенок вздрагивает от громких звуков, когда ребенок очень тревожен и подозрителен. Например, для нас, педагогов-психологов, является важным показателем, когда ребенок начинает подрагивать и отстраняться, учитывая, что нет даже намека на агрессию. Второе – общий вид социального неблагополучия, когда ребенок приходит в грязной одежде, когда за его гигиеной не следят. В социально неблагополучных семьях зачастую бывают случаи эмоционального насилия и пренебрежения нуждами ребенка.

– Как ребенок может защитить себя от домашнего насилия?

– Для ребенка лучший способ защитить себя – научиться просить о помощи. Никто не обладает теми ресурсами, чтобы конструктивно переживать любое насилие, тем более ребенок. Более того, он и не должен ими обладать. Тема домашнего насилия в отношении детей очень сложная, и не все механизмы отлажены. Но когда взрослые говорят, что ребенок должен с этим справляться самостоятельно и никому не рассказывать, они поддерживают агрессоров и занимаются некой легализацией насилия.

– Какие действия ребенок может предпринять, чтобы остановить родителя – агрессора?

– Если говорить о том, как предотвратить рукоприкладство, то мы советуем детям дистанцироваться. Найти безопасное место, позвать на помощь и если есть возможность, то выбежать из квартиры. Любыми способами не вступать в конфронтацию с человеком. Когда подростки понимают, что плохое отношение им не нравится, иногда они дают отпор, и в семье начинаются драки. Но все-таки я советую дистанцироваться от агрессора, обратиться в правоохранительные органы. В любом случае, драки как минимум – небезопасно. Да, бывает, что ребенок загнан в угол и остается только выбор: бей или беги. К тому же, у всех детей по-разному работает психика, кто-то пытается спрятаться, а кто-то пытается дать отпор. Можно понять почему так происходит, но поощрять такое поведение не стоит.

– Почему дети не могут рассказать взрослым о сексуальном насилии?

– Жертвы насилия очень часто считают, что они сами спровоцировали насильника. К тому же, есть страх того, что ребенку не поверят. Особенно, если это кто-то из близких родственников. К сожалению, мы сталкиваемся с тем, что, когда вскрывает факт сексуального насилия, люди настолько шокированы, что не верят ребёнку и стараются защитить свою картину мира: «Это же был такой хороший человек, разве он мог так поступить, разве он мог навредить ребенку». Второй момент, когда ребенок сталкивается с прямым запретом взрослых рассказывать о случившемся. Например, мама очень сильно шокирована и напугана, поэтому просить ребенка молчать или же другой случай, когда ребенка запугивают словами: «Если узнают, что так произошло, то тебя заберут в детский дом». На ребенка перекладывается лишняя ответственность, и он не может получить соответствующую помощь. Также, если сексуальное насилие или домогательство случаются с раннего возраста, то снижается критичность ситуации и воспринимается оно как что-то неприятное, но объясняется тем, что так ребенка любят, так с ним играют.

«Последствия насилия»

– Что происходит с мировосприятием детей, когда они становятся свидетелями или же жертвами домашнего насилия?

– Дети, которые становятся свидетелями насилия, получают психологическую травму, и этот опыт будет сказываться на их дальнейшем формировании. Ребенок лишается базовой потребности – ощущения безопасности, следовательно, он становится тревожным и нервным. Далее, ребенок начинает воспринимать насилие как норму, и когда он сталкивается с ним уже в другой ситуации, то не может идентифицировать это как насилие, и получается какая-то толерантность к этому явлению. Зачастую бывает, что чувства стыда и вины перемешиваются, и детям кажется, что если они будут вести себя по-другому, то с ними такого не произойдет. Это связано с тем, что взрослые часто оправдывают насилие тем, что говорят: «Мне пришлось тебя ударить, потому что ты плохо себя вел», «С тобой по-другому нельзя», «Ты сам меня вынуждаешь». Стыд и вина за то, что ребенка побили или изнасиловали, формирует самооценку: «Я настолько плох, что самый близкий человек, который должен меня любить и защищать – бьет меня». Такое случается не у всех, но если посмотреть статистику, то у большинства жертв значительно понижена самооценка. Более редкие случаи, когда сценарий насилия становится настолько приемлемым, что уже во взрослой жизни ребенок перекладывает его на собственную семью.

– Как вы считаете связано ли агрессивное или в какой-то степени аморальное поведение ребенка с тем, что он подвергается насилию дома?

– Механизм защиты у всех детей разный. Есть те дети, которые действительно от боли и бессилия начинают повторяют сценарий насилия, но есть те, кто, наоборот, хочет защитить от него людей или сделать все, чтобы его предотвратить. Поэтому нельзя однозначно утверждать, что если ребенок стал жертвой, то он будет агрессором в других коллективах. Бывает так, из-за того, что ребенок старается как можно меньше времени проводить дома, он убегает и прибивается к компании таких же малопризорных детей и из-за отсутствия большого опыта, они могут экспериментировать с поведением, в том числе употреблять алкоголь или наркотики. Но это не является прямой причиной, а скорее фактором того, что ребенок пытается сбежать из той обстановки, которая его травмирует.

– Как проходит реабилитация детей после травмирующих событий?

– Это очень длительный процесс и занимает не менее полугода. Первое с чем мы сталкиваемся, когда проводим реабилитацию – осмысления того опыта, который с ребенком произошел. Второе – работа с чувством вины, так как во всем дети часто винят себя. Третье – опора на ресурсы. На что он может опираться, если ситуация в семье повторяется, но обращаться в правоохранительные органы или в службу опеки ребенок не хочет. Сюда входит и работа с самооценкой, мы делаем акцент на сильные стороны человека. Реабилитация – это работа с проживанием эмоций, так как зачастую, когда человек становится жертвой насилия, он замирает в моменте и главная потребность в таком случае – выжить, а эмоции уходят на второй план. Поэтому мы проживаем эти эмоции: что было? как было? когда эти чувства снова появляются?

– Легко ли родителям принять тот факт, что их ребенку нужна помощь психолога?

– Нет, так как тема домашнего насилия – табуированная. Для родителей это стыд, чувства вины и страх осуждения. Вдруг психолог осудит или кому-то расскажет. Очень тяжело родители на это решаются, поэтому не многие дети проходят курс до конца.


«В воспитательных целях»

– Почему детей бить нельзя даже в воспитательных целях? Почему это такое же насилие?

– Даже если человек вкладывает в «воспитательный подзатыльник» положительный, как ему кажется, смысл, то это все равно проявление физической агрессии. Когда взрослый человек бьет ребенка, он изначально ставит его в неравные условия. Даже если это просто подзатыльник, во-первых, ребенку в любом случае больно, во-вторых, это задевает его достоинство и, в-третьих, ставит его в ситуацию бессилия, так как в ответ он не может подойти и дать маме или папе подзатыльник. Да и в каких воспитательных аспектах психологическое или физическое насилие является необходимым? Это вопрос про то, что родители не готовы справляться с собственными эмоциями. Да, все люди могут на что-то разозлиться, в том числе и на своего ребенка, но родительство – это про осознанность. При переложении на себя, я думаю вряд ли какой-нибудь взрослый хотел, чтобы его начальник раздавал ему подзатыльники. Более того, это было бы крайне оскорбительно.

– Можно ли назвать такой метод воспитания ребенка действенным?

– Как рассматривается действенность таких методов теми, кто их использует. В психологии есть дуга – стимул и реакция, также есть подкрепление положительное или отрицательное. Если мы работаем на положительном подкреплении – желаемого поведения мы будем добивать дольше, так как отрицательное подкрепление несет за собой негативные переживания. Поэтому если вы будете быть детей, то они начнут бояться, и на первый взгляд им будет казаться, что лучше слушаться. Но какие последствия за собой это несет. Да, на первый взгляд, метод с отрицательным подкреплением будет казаться эффективнее. Если вы накричите на ребенка, то он сделает, что вы хотите, гораздо быстрее, чем если вы спокойно объясните. Но если вы выбираете метод с положительным подкреплением, то поведение ребенка станет осознанным и регулируемым.

– Почему родители становятся истязателями для собственных детей?

– Много факторов, эта история про психическое нездоровье тех, кто избивает, унижает и издевается над собственной семьей или над другими людьми. Это необязательно тяжелые заболевания, например, шизофрения, это может быть психопатия. Психопатия про то, что человек сильно подвержен своим эмоциям, не может сопереживать и сочувствовать другим людям и впадает в такое состояние, когда он может кому-то навредить.

– По какой причине дети становятся не нужны родителям?

– Во-первых, есть такое понятие как эмоциональная незрелость, когда человек завел ребенка и был не готов столкнуться со всеми трудностями родительства. И принимает незрелое решение – отказаться от ребенка. Во-вторых, когда ребенок изначально был нежеланным или когда он рождается с физическими отклонениями, к сожалению, все это ставится причиной для отказа.

– Почему важно выстраивать здоровые и доверительные отношения в семье? И как это сделать?

– Важно устанавливать этот контакт по той причине, если ребенок понимает, что он интересен и важен родителю, то это положительно влияет на его самооценку и дает ему большой ресурс поддержки, так как в любой ситуации он может обращаться к родителю, который будет на его стороне. Также, контакт родителя с ребенком, может помочь уберечь его от совершения ошибок и травматического опыта, в том числе от насилия. Для этого нужно не только уметь понимать и принимать ребенка, но и самому открываться перед ним. Конечно, есть взрослые проблемы, которые не нужно перекладывать на детей.


В России за последние четыре года число совершенных преступлений в отношении детей родителями увеличилось на 92%, число убийств детей родителями на – 50%. Только 2019 год была возбуждена 1 тысяча уголовных дел за жестокое обращение с детьми, впрочем, в поле зрения правоохранительных органов попадают лишь крайние случаи. Масса историй остается без внимания.


Элина Сайфранова

Комментарии