​ТЮЗовская пропасть для свободных людей

27 июня 2020
Культура

В Казанском ТЮЗе прошёл предпремьерный показ спектакля «Лиса и виноград» в постановке молодого, но очень перспективного режиссёра Александра Туманова. Нашему обозревателю посчастливилось в числе очень немногих оказаться в театральном зале.

Написанная в 1952 году, пьеса о легендарном баснописце Эзопе бразильского драматурга Гильерме ди Оливейра Фигейреду – автора, который предпочитает слова действию, а поэзию реальности – почти сразу же стала международным хитом. История болтливого и бесполезного раба неизвестной национальности, рассказывающего забавные притчи, была прочитана им как символическое осмысление истории Бразилии, находящейся в этот период в тяжёлом политическом кризисе. Уж если даже в древней Греции, колыбели демократии, были тирания и произвол, то что говорить о Бразилии. Интересно, что автор этой пьесы был старшим братом генерала Жуана Баптисты ди Оливейра Фигейреду, который во время своего правления страной заменил двухпартийную систему многопартийной, завершив в 1985 году период многолетней военной диктатуры.

«Что делает нас сегодня рабами? Как далеко мы пойдём, чтобы защитить свою свободу?» – таков, по словам самого драматурга, был посыл размышлений над судьбой Эзопа.


В России первое обращение к пьесе связано с именем Георгия Товстоногова. Это он через пять лет после создания драматического произведения о самом уродливом рабе Греции, научившим всех нас ценить свободу превыше собственной жизни, поставил спектакль в Большом драматическом театре. В воздухе обновляющейся страны витало ощущение весенней оттепели и освобождения от внутреннего рабства. Товстоногов даже поменял название пьесы, вынеся на афишу имя главного героя. Авторское название пьесы – «Лиса и виноград», по его мнению, давала возможность рассматривать всё происходящее на сцене лишь как лирическую мелодраму о несостоявшейся любви. Отзвуки этой революционной постановки сохранил фильм-спектакль «Ленфильма» 1960 года.

Однако уже через десять лет он выносит на суд зрителей вторую редакцию спектакля. Хрущовская «оттепель» завершилась, надежды на перемены в обществе растворились «как сон, как утренний туман», говоря словами поэта, и товстоноговский «Эзоп» обретает фарсовое начало. Поиски свободы наполнены здесь горькой иронией и уход Эзопа из жизни воспринимается как его поражение в неравной борьбе с хозяевами жизни. Этот же приём сохранён во второй российской экранизации шедевра Гильерме Фигейреду, которую снял в 1981 году Олег Рябоконь.

Поэтому, собираясь на нынешний спектакль, я, прежде всего, пытался предугадать, какой пафос ляжет в основу постановки. Да и что вообще можно сказать сегодняшнему зрителю пьесой с без малого семидесятилетней историей?

Ещё свежа в памяти костюмная ТЮЗовская постановка 1997 года. Невзрачный и колючий Эзоп Александра Купцова, казалось, вышел прямо из толпы зрителей: мудрый народной смекалкой, он являл собой некий диссонанс – обладая внутренней свободой, он сохранял внешнюю зависимость от своего хозяина; будучи философом по жизни, он создавал басни для того, кто был философом по профессии.

Нынешняя постановка костюмно осовременена. Нет здесь ни хитонов, ни гиматиев, ни пеплосов, ни хламид. Самая обычная одежда, свойственная рубежу XX и XXI веков. Да и сценография, выполненная Михаилом Фишманом-Борисовым, предельно скупа и минималистична: на заднике – огромная лампа-луна и волнисто-зубчатые линии, вызывающие у зрителей воспоминание о море, на сцене – подиум, кубы и колонна с бюстом Ксанфа. Да и персонажи спектакля нимало не напоминают прежние их воплощения. Их характеры подсмотрены режиссёром среди своего окружения. Александр Туманов – двадцатичетырёхлетний магистрант режиссёрского курса Михаила Фишмана-Борисова, профессора театрального института имени Б.В. Щукина.

– Тема внутренней свободы сейчас очень актуальна, – уточняет Александр Дмитриевич. – Эту пьесу бы ещё перевести грамотно, с учётом изменившихся языковых реалий. Я хотел поговорить со зрителями о свободе от внутреннего рабства. Зачем нам свобода нужна? Если свобода нужна только ради ощущения свободы, то это несвобода, это ещё одна форма рабства. Мы становимся заложниками псевдосвободы, постоянного бунтарства. Мне важно, чтоб человек понял: чтоб не разрушить всё вокруг себя, надо уйти, дать другим свободу. Говорить об этом нужно во все времена. Ничего ведь, по сути не меняется. Бежит время, а проблемы в человеке – всё те же. Я очень благодарен Михаилу Борисовичу, руководителю этой моей дипломной работы, что он доверил мне такой сложный во всех отношениях материал. Какой мы видим свободу? От чего мы не свободны? Для чего и во имя чего мы добиваемся свободы? Вот про что наш спектакль.

Ответы на эти непростые вопросы ищут все персонажи спектакля.

Агностос, капитан стражи, приехавший из Афин и ставший по воле режиссёра любовником Клеи, в исполнении Камиля Гатауллина – хитрец, готовый ради личной наживы обвести вокруг пальца всех. Он внутренне не свободен от осознания себя как сверхчеловека.

Клея, жена учителя философии Ксанфа, в исполнении Лилии Ахметзяновой – скучающая от безделья и отсутствия общения красавица, готовая на преступление ради исполнения собственных капризов. Она внутренне не свободна от жажды достигать цели любой ценой.

Ксанф, мнящий себя мыслителем, в исполнении Дмитрия Язова – глупый упрямец, готовый угождать всем, чтобы сохранить status quo ante bellum, исходное положение. Он внутренне не свободен от общественного мнения.

Мели, рабыня в доме Ксанфа, в исполнении Полины Малых – влюбившаяся в своего хозяина и готовая на всё, чтобы занять место его жены. Она внутренне не свободна от постоянного стремления к сексуальным утехам и от зависти к Клее.

Эфиоп, раб, купленный Ксанфом, в исполнении Павла Густова – садист, готовый причинять другому боль ради ощущения собственной власти. Он внутренне несвободен от самовозвышающих иллюзий.

Эзоп, неизвестно каким образом оказавшийся в рабстве, в исполнении Романа Ерыгина – озлобленный и суетный человек, раб, готовый дёргать за ниточки, управляя рабовладельцами. Он внутренне не свободен от маниакальной гордыни и желания ощущать себя хозяином положения.

Содержание пьесы, в общем-то, всем известно. Философ Ксанф спьяну подписывает обязательство выпить море. В противном случае – всё его имущество перейдёт Агностосу. И в обмен на обещание отпустить его на свободу, Эзоп придумывает оригинальное решение, как выпутаться из ужаснейшей ситуации.

Решённый в фарсовом ключе, спектакль до предела насыщен комическими мизансценами, но, почему-то, смешным при этом не становится. Я внимательно наблюдал за тем, как, словно в шахматной партии, эти персонажи двигали друг другом, манипулируя чувствами и обстоятельствами, кто-то более успешно, кто-то менее. И не верил в то, что история, рассказанная ТЮЗовцами, имеет благополучный финал.

Эзоп шагнёт в вечность, бросив напоследок: «Я свободен, свободен! Прочь с дороги! Где ваша пропасть для свободных людей?» И когда Ксанф, Клея, Мели и Агностос встают у края бездны, – понимаешь: они команда, избавившаяся от наиболее перспективного соперника. Теперь бои на выбывание продолжатся.

Правда о жизни, об обществе и даже о себе самом, которую в причудливых иносказаниях приоткрывал Эзоп, оказалась слишком обжигающей. В этом, как мне показалось, была особая заслуга Романа Ерыгина, выбранного режиссёром спектакля на главную роль. Из-за конфликта с бывшим главным режиссёром театра, этот удивительно многогранный актёр в последние годы не имел ни одной заметной новой роли. Вернувшись на родную сцену, он отдался сценическому искусству с такой энергией, с таким темпераментом и с такой органикой, что смог заставить нас забыть и о Виталии Полицеймако, и о Сергее Юрском, и об Александре Калягине, и о Льве Дурове, и о многих других талантливых исполнителях этой роли.

Достойную сценическую пару ему составил Дмитрий Язов, сыгравший Ксанфа столь убедительно, столь ярко и столь пылко, что чем-то напомнил Олега Басилашвили во второй редакции «Эзопа» Георгия Товстоногова 1967 года. Проявляя рисунок роли на голом нерве, он вновь подтвердил свой талант создавать на сцене человека с тонкой, ранимой душой, но стесняющегося проявлять эмоции на публике.

И ещё одним удивительным открытием ТЮЗовской постановки стала Полина Малых. Влившись в творческий коллектив в октябре 2018 года, она сразу же заставила зрителей заметить свои роли – от наивно-трогательной бабушки Акулины в «Бывших людях» по Максиму Горькому до нежно-романтической Маши Мироновой в «Капитанской дочке» по Александру Пушкину, от разбитной Юльки из «Зимней сказки для взрослых» Михаила Меркушина до идеолога безграничного деспотизма господина Шигалева в «Бал. Бесах» по Фёдору Достоевскому. Здесь её Мели с грубой простотой и восхищающей наглостью предстаёт то мудрой наставницей своей госпожи, то обворожительной обольстительницей своего господина, то развратной повелительницей для других рабов.

Думается, что уже сейчас мы присутствуем при рождении новой звезды казанской сцены. И если для неё найдётся соответствующего уровня режиссёр, то многогранность, многоплановость молодой актрисы станет главным козырем при восхождении её на театральный Олимп.

Пока же казанский ТЮЗ волей судьбы оказался в бурном море житейских страстей без рулевого. И только благодаря умелой тактике директора театра Айгуль Горнышевой корабль остаётся не только на плаву, но и удачно пополняет репертуарную афишу.

Первая постановка Александра Туманова вовсе не стала комом. Всего за пятнадцать сценических дней был сделан этот спектакль. Понятно, что и начинающий режиссёр не все свои замыслы сумел довести до сценического воплощения, и актёры ещё не полностью срослись с плотью и судьбами своих персонажей. Так что до премьеры у них есть время лучше понять мотивацию поступков и направленность мыслей, созданных бразильским драматургом «древних греков». А дата премьеры остаётся открытой. Когда театры распахнут свои двери для зрителей – одному Богу известно. А может быть, и Он пока ещё не в курсе…

В итоге, как говорил великий русский драматург Александр Островский, «публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес». Хорошая, проверенная временем пьеса – есть. Хороший актёрский состав – собран. И хорошая, крепкая и очень своевременная режиссёрская идея – тоже в наличии. Так что есть уверенная надежда на зрительский успех ТЮЗовской «Лисы и винограда».


Зиновий Бельцев.

Комментарии