«Не передать словами»: Дело 10-летней Мелиссы, сумевшей вернуться домой после судов с опекой

10-летняя Мелисса Сафина спустя восемь месяцев судебных споров сумела вернуться домой. Мама девочки лишена родительских прав – кстати, у семьи вызывает сомнения обоснованность этого решения. Опеку над Мелиссой хотела взять бабушка, однако ей отказали, а ребенка отправили в приют.

Екатерина Сафина связалась с редакцией «Казанского репортера» несколько месяцев назад. У женщины забрали двоих дочерей. Младшей девочке – Марии, на момент изъятия был всего год, она уже воспитывается в новой семье. Девочку изъяли в 2017 году и почти сразу удочерили. Мама пыталась опротестовать решение, но тщетно.

В 2019 году забрали и Мелиссу, и вопрос возвращения Марии уже упирался в наличие опеки над старшей дочерью. Екатерина рассказывала, что родительских прав ее лишили из-за того, что в 2016 году суд заочно признал ее страдающей хроническим алкоголизмом. Женщина не признает диагноз. Объясняет, что в 2013 году отравилась алкоголем на корпоративе, а скорая помощь, узнав о возможных причинах плохого самочувствия, отвезла ее не в районную больницу, а в наркологический диспансер. Екатерина заверяет, что диагноз ей поставили без осмотра и анализов, а спустя три года она узнала, что опека сомневается в ее родительской опеке. Впрочем, есть и иная версия события, несколько более растянутая во времени.

Родной бабушке – отказать, старшую девочку – в приют

Опеку на девочек мечтала оформить родная бабушка. Собственно, она и занималась воспитанием детей достаточно долгое время, рассказывали представители общественного движения «Здоровая жизнь. Казань». Активисты отмечали, что «мама не могла устроиться в жизни, неудачные браки, отсутствие денег». Ирине Гавриловой поднять малышек на пенсию было непросто. Дальше – банальная история, описанная опять же общественными помощниками семьи.

«Пенсии не хватало, периодически копились долги по ЖКХ, а сейчас и вовсе стало туго. Бабушка с мамой обращались в администрацию города Казани за помощью в трудоустройстве и помощи как малоимущим, а параллельно пытались разобраться с долгом по коммунальным услугам. Семья живет в доме, который долго время был кооперативным, и управление осуществлялось через председателя жилищного кооператива. Со временем жильцы выкупили квартиры в собственность, однако, председатель строительно-жилищного кооператива «Казанка-15», решила управление домом оставить за собой. Ирина Алексеевна связи со своими долгами ЖКХ и судами, которые инициировала председатель дома, была вынуждена начать свое расследование - стала запрашивать акты проделанных работ у председателя, договора с ресурсными компаниями и т.п. Все это вылилось в настоящую «войну» между семьей Гавриловых и председателем дома по ул. Дубравная».

По словам общественников, именно председатель - Наима Гарафутдиновна, привлекла внимание опеки, сообщив об аморальной семье в доме. И в апреле 2017 года опека подала в суд, чтобы ограничить в правах Екатерину Сафину.

Когда мы только начинали серию материалов о Сафиных-Гавриловых, представители мэрии направили в редакцию комментарий на несколько страниц, объясняя, почему ближайшему родственнику без вредных привычек – бабушке, не отдали детей, предпочтя приют для старшей девочки. В деталях об аргументации мы пишем здесь – если интересно, пробегите глазами. А в сегодняшнем материале просто отметим, пока взрослые выясняли истинные причины изъятия детей, Мелисса вынуждена была жить вне дома с чужими людьми. В том числе, она воспитывалась в приюте «Акчарлак», где и сама героиня истории, и несколько других девочек обвинили в домогательствах местного трудовика. Рассказавшие о домогательствах взрослые и сами попали в зону внимания сотрудников правоохранительных органов, поскольку не скрыли лица детей, опубликовав видео с рассказом о домогательствах. В конце концов, уголовное дело о приставаниях к девочкам в приюте было возбуждено и… почти сразу приостановлено. Сегодня оно снова расследуется, а Мелиссу на протяжении этой круговерти отправили уже в следующий приют.

Вернуть Мелиссу помогла прокуратура

Адвокаты и общественные защитники на протяжении всех месяцев предавали огласке историю Сафиных-Гавриловых, и в конце мая появилась надежда, что Мелиссу вернут домой. К этому моменту Екатерина Сафина успела съездить на прием в Москву, писала письма на имя главы СКР Александра Бастрыкина, а сама Мелисса обращалась к президенту России Владимиру Путину. Судя по всему, параллельно шло оформление документов о передаче старшей дочери Екатерины бабушке. Однако постоянно что-то мешало. Еще несколько часов назад Екатерина Сафина писала:

«Опека хотела запороть нам акт жилищных условий (ЖБУ), хотя у нас уже был положительный, они потребовали новый и наврали, что мы якобы их не пускаем. Но после огласки, 26 мая они наконец адекватно пришли к нам и составили положительный акт ЖБУ. Это зафиксировано на видео. Казанская опека на камеру обещали, что 27 мая все документы будут готовы, они их отправят в Елабугу, и уже 27 мая мы можем ехать за дочерью - край 28-го».

Дальше семья узнала, что документы Мелиссы были оформлены с ошибками. Она проходила, как круглая сирота – «якобы из-за этого загвоздка», говорила мама.

«И самое главное. В Елабугу из Казани отправлены два протокола: положительный от 26 мая и отрицательный от марта месяца. В Елабуге нам заявили, что они отдадут Мелиссу, когда казанская опека отзовет отрицательный протокол и оставит только положительный. Казань и Елабуга переводят друг на друга стрелки. До Казанской опеки вообще невозможно достучатся. Они в танке. И сейчас делают, всё чтобы протянуть время, 10 июня, когда законно смогут отдать Мелиссу чужим людям», - говорила Екатерина, добавляя, что нарушения были допущены такие, что теперь она готова дойти до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Ближе к вечеру пятницу, 29 мая вопрос решила прокуратура Татарстана. Екатерина Сафина говорит, что с ней связался старший помощник прокуратура Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев и сообщил, что Мелиссу можно забирать. Прошло еще несколько часов, и семья направила «Казанскому репортеру» кадры счастливой встречи.

«Мелиссочка дома и она бесконечно благодарна каждому из вас, кто хоть как-то отреагировал на ее обращения! Всех люблю, благодарю от всего своего материнского сердца! Когда позвонили из прокуратуры, мне не верилось, Руслан Марсельевич (помощник прокурора Татарстана Руслан Галиев – ред.) сказал, что он сам отец и сочувствует моей беде. Сколько мы пережили не передать словами, ничем не передать! Доченька, больше никто не посмеет тебя забрать и сестренку твою вернём!», - написала Екатерина на странице помощи семье в Instagram.

Какие шаги предпримет семья, чтобы забрать Марию, пока неясно. Зато известно, что в отношении опеки проводится прокурорская проверка.


Регина Алендеева.

Комментарии