Казань «за закрытыми дверями». История 107-летнего дома – спасенного и вычеркнутого из хроник наследия

Рассказываем, как и почему было принято решение о сносе дореволюционного дома на улице Назарбаева. Градозащитники не смогли повлиять на решение чиновников – с экспертами вновь решили не консультироваться.

«В «лучших» традициях в Казани сносят дом - раньше сносили в праздники и выходные, сейчас воспользовались режимом самоизоляции. Мародеры не спят. Разбирают ценный градоформирующий объект по адресу улица Нурсултана Назарбаева, 37…», - с этого сообщения «Дежурного по наследию» началась очередная печальная история о ценных исторических зданиях Казани.

По документам, снос вполне законен – некие эксперты сделали заключение о том, что здание «стоит на ногах» непрочно, и его лучше снести и построить заново. Но шутка в том, что представители созданного в республике научно-методического совета в составе архитекторов и экспертов по наследию ничего не слышали об этом заключении. Тогда кто делал выводы о ветхости уникального дореволюционного здания?

Не стало памятника архитектуры, построенного накануне Первой мировой войны

О сносе дома №37 по улице Назарбаева почти одновременно сообщили авторы «Дежурного по наследию», курируемого ТРО ВООПИиК, и автор канала «Архитектурасы» Ян Гордеев. В справке о здании было разночтение о дате возведения. Ян Гордеев со ссылкой на собственную ошибку объяснил: изначально предполагалось, что уничтожаемый объект построили в 1934 году, но на самом деле это не так.

«Здание построено на два десятилетия раньше, накануне Первой мировой войны, в 1912 году по проекту архитектора Михаила Степановича Григорьева. В его послужном списке числится постройка школы в 4-й части Казани — как раз в районе современной улицы Эсперанто (переименована в Назарбаева – ред.) Но до вчерашнего вечера я не знал, что эта школа все эти годы была под номером 37 на улице Эсперанто», - пояснил Гордеев.

О возрасте здания также свидетельствуют известковый раствор, старинная, так называемая цепная, перевязка стен и клинчатые перемычки окон. Эти признаки раскрылись при разрушении стен. В 1930-х годах так не строили. Все эти строительные технологии были в прошлом, отметил Гордеев. «Казанский репортер», побывавший на месте, от себя добавит, после сноса удалось рассмотреть и трубу, явно указывающая на более чем 100-летний возраст дома.


Как уже упоминалось, раньше здесь была школа, потом в здании разместили отдел полиции. Не стало объекта из списка предмета охраны исторических памятников Казани. Кто дал разрешение на снос градозащитники понять не могли, пока не последовал комментарий Госкомитета РТ по охране объектов культурного наследия. Чиновники пояснили, при всей историчности дом не было в списке объектов культурного наследия. А работы по сносу были согласованы.

«В марте текущего года проведено комплексное обследование, по результатам которого установлено аварийное техническое состояние строительных конструкций и здания в целом, - пояснили в комитете. - Согласно техническому заключению, здание находится в зоне с высоким уровнем грунтовых вод, что приводит к постоянному затоплению подвала здания и прогрессирующему разрушению бутовой и кирпичной кладки стен подвальной части здания. Фундаменты, находящиеся постоянно в сыром состоянии, подверглись деструкции, дальнейшая безопасная эксплуатация не обеспечивается. Разрушения и деформации строительных конструкций свидетельствует об исчерпании несущей способности здания и опасности обрушения».

Чиновники настаивают, что находится в здании людям было небезопасно, потому и было принято решение о демонтаже «при обязательном условии последующего воссоздания объекта в первоначальном облика, в материалах, аналогичным подлинным». Письмо с рекомендациями заказчику направили, однако эскизный проект пока в разработке. В комитете обещают, что он будет собираться «с учетом всех требований по сохранению предмета охраны исторического поселения».

«Проект нового здания, приспособленного под современное использование, в обязательном порядке должен будет пройти согласование на градостроительном совете при главном архитекторе города, межведомственной комиссии при мэрии г. Казани и межведомственной комиссии при президенте Республики Татарстан», - добавили чиновники госкомитета.

Позицию градозащитников в свете принятых решений представила помощник президента РТ Олеся Балтусова.

«К сожалению, с горечью приходится констатировать, что все решения комитетом принимаются за закрытыми дверями, а научно-методический совет более не работает. Со времени создания этого госорагана ни один проект реставрации не обсуждался экспертно членами секций. Не было вынесено на обсуждение и решение по сносу и воссозданию объекта по Назарбаева - из списка охраны исторического поселения Казани, - подчеркнула Балтусова. - Все яркие инциденты, вызывающие общественное волнение, происходят из-за этого. Если бы проект был вынесен и заслушан, доказан проектировщиками, такого резонанса бы не было. Все члены совета - это архитекторы и эксперты в наследии, имеющие авторитет, но они стали не нужны. После реорганизации Минкульта совет более не действует, акты о непригодности объектов к выявлению составляются чиновниками без специалистов. А сносы идут».

Кому принадлежит здание?

Справки навел Ян Гордеев. Он пишет, что «собственник здания и земельного участка площадью 0,5 га на улице Эсперанто, 37 - госкорпорация «Связьинвестнефтехим» (СИНХ), «которую правительство Татарстана использует для контроля над крупнейшими предприятиями региона».

«СИНХ, например, является ключевым акционером «Ак Барс банка». Но зачем госкорпорации сносить старинное здание? Скорее всего, для застройки. СИНХ также является учредителем девелоперской компании «Первое строительное управление» (ПСУ), которая ранее уже была замечена в сносе памятников. Например, в сносе доме ректора духовной академии Александра Поликарповича Владимирского, - добавляет Гордеев. - Директор ПСУ Рамиль Рифкатович Минниханов. Теперь понятно, почему все кивают на безымянного собственника и не называют вслух имена. Понятны до мелочей и космическая скорость согласований с ответственными департаментами на снос, и расторопность рабочих, которые, кстати, трудятся без масок и средств защиты от коронавируса».

«Казанский репортер» направил запрос в пресс-службу госкорпорации, чтобы уточнить, действительно ли СИНХ будет заниматься воссозданием. Пока же несколько слов о проектах Михаила Григорьева, реализованных в Казани.

1912−1913 годы — пик его карьеры архитектора. Он строит Петровское женское училище на Георгиевской улице (ныне 5-й лицей на Волкова, 3), школу на Поперечно-Большой улице (Эсперанто, 37. На фото), городское училище на улице Ново-Горшечной (ныне шахматная школа на Бутлерова, 5).

С 1913 года Григорьев работает над типами земских школ, которые должны стать основой для принятой в Казани программы всеобщего начального образования. В 1930-е Григорьева привлекают к строительству детской инфекционной больницы на улице Академической (ныне Вишневского).

Незадолго до кончины в 1933 году он проектирует перестройку здания бывшей почтовой конторы для института советского права (ныне 5-е здание КАИ на площади Свободы). Со сносом школы на Назарбаева мы потеряли очередной пример наследия Григорьева.

Так дом выглядел до установки заборов и демонтажа.

Регина Алендеева.


Комментарии

  1. Рафаэль 2 месяца назад
    Спасибо "Репортёру" за хороший материал (правда, тема печальная)! А жадным бизнесменам, не ценящим историю - лучи ненависти!
  2. Алексей 2 месяца назад
    Уроды, блин! Снесли моё первое место работы - бывшее главное здание Приволжского РУВД г. Казани...Жаль,что уже не пью - самое время нажраться! Что интересно,не все корпуса 35-го дома по ул. Эсперанто (что-то мне подсказывает,что вскоре улице вернут это название),снесли - а они-то действительно рухлядь...А я в этом здании почти десять лет проработал - не новое (что даже лучше),но крепкое!
    Наверное, какой-то "новый русский" особняк или ТЦ построить там решил...
    Подобное чувство, наверное, у моряков, чей корабль топят!
  3. Зайцев Николай 2 месяца назад
    Считаю правильным сносить такие старые дома.