​Как татарстанские симфоники озвучили душу родной земли

24 января 2020
Культура

В Казани прошёл V Фестиваль татарской музыки имени Назиба Жиганова «Мирас». На ярком музыкальном форуме национального творчества побывал и наш обозреватель.

Открытие юбилейного Фестиваля было приурочено к дню рождения крупного деятеля татарской музыкальной культуры, инициатора создания в Татарстане симфонического оркестра композитора Назиба Жиганова, чьё имя по праву носит Казанская государственная консерватория. Автор семнадцати симфоний, восьми опер, трёх балетов и множества ставших популярными песен и романсов, Назиб Гаязович прозвучал в этом году увертюрой «Нафиса», написанной по мотивам собственной оперы «Намус», самой яркой, лирической и выразительной частью Симфонии № 5 Largo и двумя кантатами – «Республика моя» на слова Нури Арсланова и «Здравствуй, Москва!» на слова Рената Хариса. Хотя музыка Жиганова более близка к классической, чем к татарской интонации, но она по праву завоевала сердца слушателей именно этим сплавом европейского полифонизма и национального песенного мелоса.

Концептуально Фестиваль был поделён на три части – «Туган җирем Татарстан» («Родина моя – Татарстан»), «Яшьлек» («Молодость») и «Көй hәм сүз» («Музыка и слово»), определивших программу трёх вечеров.

В первом безраздельно царствовали классики. В удивительное кружево сплетались произведения Назиба Жиганова, Александра Ключарёва, Шамиля Шарифуллина, Фарида и Мирсаида Яруллиных, Фасиля Ахметова, Масгута Латыпова и ведущих современных композиторов Татарстана Резеды Ахияровой, Рашида Калимуллина, Бориса Трубина. После исполнения их произведений в адрес и уже ушедших от нас основоположников татарской академической музыки, и в честь живущих среди нас и составляющих славу мирового музыкального искусства творцов звучали бурные аплодисменты.

Но поистине шквалом оваций зал одарил автора нескольких симфоний, трёх опер – «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях» и «Комендант Бугульмы», симфонической поэмы «Зоя», камерно-инструментальной и вокальной музыки Бориса Трубина, готовящегося этим летом отметить своё девяностолетие. Корифей симфонизма, чьё творчество охватывает все основные жанры академической музыки, один из самых ярких русских композиторов Татарстана, воспитавший на кафедре композиции Казанской государственной консерватории Рашида Калимуллина, Нину Кошелеву, Сергея Терханова и ряд других не менее достойных продолжателей своего дела, Борис Николаевич растерянно озирался, словно не до конца понимая, что безраздельная любовь слушателей принадлежит ему наравне с его учителями – Рустемом Яхиным, Юрием Виноградовым, Альбертом Леманом… И в этом была незримая связь поколений.

В программе прозвучало одно из относительно недавних сочинений композитора – увертюра «Моя Казань», написанная к тысячелетию столицы Республики.

– Оркестр сыграл её немножно иначе, чем я предполагал, – с лёгкой грустью признался мне Борис Николаевич, едва стихли последние аккорды. – Было больше контрастов и появился чуть-чуть другой колорит. Я ожидал более мягкой середины.

Начинаясь со сказочного почти хрустального звона, эта мелодия погружает слушателя в мир праздника, сотканного из татарских танцевальных и песенных мелодий, и кружит в вихре ярких образов, но медные духовые и впрямь в интерпретации симфоников привнесли в пёструю палитру жёсткое противостояние струнным. От этого возникло ощущение то ли грозы, собирающейся над Татарстаном, то ли грозного эха минувших событий, тогда как чуть смягчённое, приглушённое их звучание смогло бы передать всего лишь пафосную возвышенность изображаемого композитором торжества.

В первый день за дирижёрским пультом стоял дирижёр театра «Новая Опера», приглашённый дирижёр Mahler Philharmonic Orchestra (Австрия) и Seto Philharmonic orchestra (Япония) Василий Валитов. Частый гость на Шаляпинском фестивале и за пультом Государственного симфонического оркестра РТ, он и на сей раз умело справился с очень непростой задачей. Дело в том, что практически всё второе отделение «Туган җирем Татарстан» звучала вокальная и хоровая музыка – кантаты «Республика моя» и «Здравствуй, Москва!» Жиганова и «Гимн гармонии» Резеды Ахияровой, оратория «Человек» Мирсаида Яруллина и песни «Родина моя – Татарстан» Александра Ключарёва, «Ай, былбылым» и «Көймә килә» в обработке Масгута Латыпова. И дирижёру нужно было удержать баланс между оркестром и Государственным камерным хором Республики Татарстан под руководством Миляуши Таминдаровой.

Этот прославленный коллектив – неизменный участник всех значимых республиканских культурных мероприятий. И, разумеется, «Мирас» не мог обойтись без его помощи. Тем более, что хор активно участвует в пропаганде татарского искусства, собрав в своём репертуаре произведения разных стилей и направлений от академических сочинений и сочинений классико-романтического стиля до народных песен и джазовых композиций. В этот вечер он смог создать особую атмосферу национального татарского праздника, полноту и многоцветность которой невозможно было бы достичь только оркестровыми произведениями.


Второй вечер, названный организаторами «Яшьлек» («Молодость»), прославлял вечную молодость родной земли. Своеобразной квинтэссенцией его программы стала исполненная Русланом Закировым финальная песня из вокально-симфонической поэмы «В ритмах Тукая» Алмаза Монасыпова. Ярко характерный баритон певца сумел добавить выразительных красок в произведение с сорокапятилетней историей и слова Габдуллы Тукая вновь зазвучали свежо и актуально:

О татарской молодёжи есть сегодня что сказать:

Хочет жить активно, ярко, хочет знать и понимать.

К просвещению стремится, в ногу с временем идёт.

Я, обрадованный этим, вижу, веря, наперёд:

В перстне нации смятенной, что без камня и карат,

Будем мы – её бесценный, настоящий бриллиант.

Яркая, задорная, полная оптимизма музыка, звучавшая в концерте «Яшьлек», также, как и на открытии Фестиваля, принадлежала композиторам разных поколений. На возрастной вершине на этот раз оказался Анатолий Луппов, чья увертюра «Юность КамАза» с юмором и изяществом, присущими стилю Анатолия Борисовича, вернула слушателей в период строительства автогиганта.

Его творчество, представляющее сплав национальных музыкальных традиций татарского, русского, марийского фольклора, давно уже стало классикой. Без преувеличения, практически каждое сочинение старейшего композитора вошло в историю страны – и концерт для симфонического оркестра «Татарское каприччио» 1970 года, и первый марийский балет «Лесная легенда» 1972 года, и увертюра «Юность КамАза», написанная в 1973 году, и первая татарская моноопера «Неотосланные письма» 1979 года, и симфонии «Легенда башни Сююмбике» 1989 года и «По прочтении Корана» 1993 года, и созданные в 2004 году кантаты «Тысячелетняя Казань» и «Бессмертная душа»… Невозможно перечислить всё.

Отметив летом прошлого года своё девяностолетие, композитор по-прежнему держит руку на пульсе музыкальной жизни.

– Мастерство молодых композиторов заметно выше, чем ветеранов, – делился он со мной своими наблюдениями. – Темы интересные появляются, сама суть пентатоники расширяется, оркестровка интересная, владение оркестром улучшается, влияние западной композиции заметно проявляется в современной татарской академической музыке. Можно долго говорить на эту тему. Лучшим произведением за последние пять лет стала одноактная опера-легенда моего ученика Эльмира Низамова «Чёрная палата». Это талантливейший композитор! На нынешнем Фестивале – премьера его симфонической картины «Нардуган». Очень яркое, глубокое произведение.

Насыщенная аллюзиями к Александру Скрябину, Клоду Дебюсси и Морису Равелю, эта симфоническая картина, полная архаического сознания и тюркских патриархальных образов, отсылала память слушателей к той музыкальной магии с её французскими эффектами и страстностью языческих ритуалов, что безраздельно властвовала в эпоху импрессионизма. Древний татарский праздник зимнего солнцестояния Нардуган, давший название этому произведению, собственно и означает в переводе – рождения огня. И хотя мы познали многие секреты Вселенной, таинство это до сих пор завораживает нас.

Сочинения тридцатитрёхлетнего композитора неоднократно звучали в многих городах России, Украины, Австрии, Германии, Франции и в Монте-Карло. Он пишет музыку к спектаклям и рок-оперы, симфонии и камерную музыку, фортепианные и вокальные произведения. А кроме этого Низамов преподаёт на кафедре теории музыки и композиции Казанской государственной консерватории. Кстати, первая его выпускница Ляйсан Абдуллина, окончившая в 2016 году консерваторию камерной оперой «Береника», тоже представила на «Мирасе» премьерное сочинение – «Булгарский танец».

– Сегодня наш мир звучит по-разному: от традиционных мотивов до экспериментальных мелодий. И очень важно в этой полифонии обрести самого себя, – Эльмир Жавдетович бросает пристальный взгляд в мои глаза и, убедившись, что я его понял, продолжает. – Сейчас наша Республика в музыкальном отношении находится на подъёме. Есть и аксакалы, которые творят, есть и плеяда молодых авторов, есть у нас прекрасные коллективы. А может быть, я ещё в таком возрасте, когда оптимизм – главная сущностная черта. Поэтому и музыка моя такая. В «Нардугане» очень много напора, очень много светлых надежд и веры в пробуждение новых сил.

Музыковед, педагог, доктор искусствоведения профессор Вадим Дулат-Алеев – один из тех, кто стоял у истоков «Мираса» – этой своеобразной энциклопедии национального симфонизма.

– Мы взрослеем. Пять лет – это уже стаж. За такой период студенты проходят полный курс консерватории. Вот мы и смогли представить работы тех, кто рос вместе с нашим Фестивалем, – уточняет Вадим Робертович. – «Мирас» возник по инициативе Маэстро Сладковского. И предложил мне стать арт-директором Фестиваль татарской музыки. Начинали мы как некий мемориал, вспоминали классику. Потом мы начали поисковую работу в архиве и стали возвращать слушателям давно не исполнявшееся. А с прошлого года наш Фестиваль открылся для молодёжи. Я поговорил с начинающими композиторами, что бы мы хотели услышать в программе, и надо сказать, они молодцы, очень оперативно реагируют на наши запросы.

V Фестиваль татарской музыки наполнен премьерными сочинениями. Кроме уже названных, здесь впервые прозвучали увертюра из незавершённой ещё оперы «Сны батыра» Ильдара Камалова, симфоническая поэма «Посвящение Ильгаму Шакирову» Ильяса Камала, мелодия для альта с оркестром «Старая Казань» Рушаны Брандангер, симфоническая легенда «Чатыр тау» Эльмиры Галимовой, написанная для оркестра и старинного струнно-смычкового инструмента кыл-кубыз, на котором блестяще исполнила сольную партию скрипач оркестра Татарского государственного академического театра имени Галиаскара Камала Дина Закирова.

Сценическую жизнь всем этим произведениям подарил тридцатипятилетний дирижёр Камерной сцены имени Бориса Александровича Покровского Большого театра России Айрат Кашаев. Энергично-импульсивный, готовый к любым экспериментам, он не отказывает себе в удовольствии побыть гурманом в искусстве, внося разнообразие в своё музыкантское творческое меню и сменяя оперный оркестр на симфонический. Уроженец Казани, выпускник Казанского музыкального училища имени Ильяса Ваккасовича Аухадеева, Айрат Рустемович охотно принимает приглашения встать за дирижёрский пульт Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан.

Зрительский успех премьерных произведений молодых композиторов – во многом его заслуга. Найдя нужные трактовки и заставив инструменты зазвучать в сложнейших для симфонического оркестра условиях Государственного Большого концертного зала имени Салиха Сайдашева, Айрат Кашаев в полной мере заслужил те несмолкаемые аплодисменты, которыми одарила его публика.

Третий вечер – «Көй hәм сүз» («Музыка и слово») – в полном соответствии с названием объединил в себе музыку и поэзию. Арии из опер, песни и романсы Салиха Сайдашева, которому в этом году исполнилось бы сто двадцать лет, Джаудата Файзи, чей стодесятилетний юбилей также будет отмечен в этом году, Назиба Жиганова, Рустема Яхина, Сары Садыковой, Фасиля Ахметова, Александра Ключарёва и Мирсаида Яруллина прозвучали в прекрасном исполнении молодых талантов – Айгуль Гардисламовой, Айсылу Нуруллиной, Илюсы Хузиной, Руслана Закирова и Ильдара Рахимова.

Татарская профессиональная песня, основы которой были заложены ещё в начале ХХ столетия, во второй половине двадцатых годов приобрела новое качественное содержание. И прежде всего, это связано с творчеством Салиха Сайдашева, создавшего новаторские для татарской музыки и разнообразные по стилю художественные формы вокальных произведений. Сегодня как никогда ранее, слушая его песни, романсы, ариозо, дуэты, понимаешь, что в своём развитии он был на голову выше своих современников – так современно волнующе звучат его произведения.


Скажем, возрождённое нынешним «Мирасом» одно из самых «молодых» татарских академических произведений – Симфония Аллагиара Валиуллина, написанная в 1956 году и в последний раз исполненная во время Декады татарского искусства и литературы в Москве в 1957 году, – прозвучало весьма вяло: настолько устаревшими показались темы и невнятной их разработка.

С произведениями Салиха Сайдашева такого не происходит. Да, это классика, но это живая классика, а не пыльный музейный экспонат, прикасаясь к которому делаешь скидку на его возраст и социально-политические условия создания. Он действительно обогатил интонационный строй татарской музыки, органично соединив пентатонную мелодию с тональной гармонией и открыв новые пути для развития национального искусства.

Развитие татарского песенного искусства тесно связано с творчеством ещё одного юбиляра этого года. Джаудат Файзи явился достойным наследником своего учителя: талантливого оренбургского парня заметил Салих Сайдашев, взял его в свою музыкальную школу и научил Джаудата секретам создания в музыке многогранной образной характеристики. Поэт Сибгат Хаким когда-то заметил: «Самая счастливая – та песня, которая перешла от поэта к народу». Многие из песен, написанных Джаудатом Файзи, обрели такое счастье.

Ария Файрузы из его музыкальной комедии «На берегу Волги» по замыслу организаторов прозвучала в концертной обработке для гармоники с оркестром. Всё – и трагизм, и сила духа, и тревожные мотивы, и неизбывная лиричность чувств – слилось в музыке, в которой виртуозно солировал доцент Казанской государственной консерватории, художественный руководитель и дирижёр оркестра народных инструментов Казанской консерватории, художественный руководитель инструментального ансамбля «MiraS» при Доме Дружбы народов Татарстана, лауреат ряда престижных конкурсов, хорошо известный зрителям России и зарубежья, Рустем Рахматуллин.

Любопытно было наблюдать, как публика подпевала артистам, как эмоционально сопереживала песенным историям, рассказанным в «Лесной девушке» Джаудата Файзи, «Лебедях» Фасиля Ахметова, «Мы вместе будем вновь» Рустема Яхина, «Огни Казани» Мирсаида Яруллина. Впрочем, этот концерт был полностью записан ТНВ, а это значит, что и вы сможете в полной мере насладиться его атмосферой, во многом созданной неспешно-мягким стилем дирижёра, стоявшего за пультом.

Ринат Халитов, профессор кафедры музыкального театра Казанской государственной консерватории, хорошо известен истинным любителям музыки как один из сотворцов прекрасных постановок оперной студии при консерватории. Без его умения создать ощущение камерности, домашности, теплоты и уюта даже при работе с таким огромным музыкальным коллективом как Государственный симфонический оркестр РТ вряд ли возникла бы магия заключительного вечера музыкального форума.


Но поистине жемчужиной концертной программы «Көй hәм сүз» V Фестиваля татарской музыки имени Назиба Жиганова «Мирас» стала мелодия для альта с оркестром, написанная музыкантом Филармонического оркестра Бергена Рушаной Брандангер. До переезда в Норвегию она была артисткой Государственного симфонического оркестра РТ. «Старая Казань» – так называется это её произведение – до предела наполнено ностальгическими образами сказочного города детства. В хрустально-мелодическом диалоге альта и фортепиано, открывающем opus, чудятся струящиеся волны Казанки и встающий над ними призрачным видением Кремль. Солировавший на альте Искандер Каримов, возможно именно в силу своей молодости – ему всего двадцать лет – и едва скрываемого волнения, сумел наполнить мелодию особой трепетной чувственностью. И оркестранты почувствовали это, прониклись его вдохновенностью и поддержали его.

Фестиваль позади. Отгремели овации в честь любимых классических произведений и премьерных сочинений, музыкантов и певцов, организаторов и участников. И повис в воздухе невысказанный вопрос: неужто мы вновь встретимся с академическими произведениями национального искусства лишь через год? Может быть, программы наших симфоников должны состоять не только из произведений русских и западноевропейских авторов? Мне иногда хочется, например, послушать произведения Рашида Калимуллина, Резеды Ахияровой, Эльмира Низамова... Может быть, и оперы "Ак Буре" и "Чёрная палата" стоило бы повторить. А то о них говорят как о крупном событии в мире татарской музыки, а далеко не все меломаны их слышали... Тогда, возможно, появится и дополнительный стимул у наших молодых талантов творить и состязаться в качестве своих сочинений. Очень бы хотелось верить, что появления новых ярких сочинений наших национальных композиторов, которые бы вошли в репертуар Государственного симфонического оркестра РТ, ждать уже недолго


Зиновий Бельцев.

Комментарии