«1 день – 1 экспонат»: свидетель кровавого погрома в доме Боратынских

18 января 2020
Культура

Одно из центральных мест в музее Боратынского занимает портрет Надежды Дмитриевны Боратынской. Картина интересна не только в художественном плане, но и как потрясающий документ, красноречиво и достоверно рассказывающий об эпохе начала ХХ века. Здесь можно заметить порезы от штыков и капли крови. Это – следы погрома дома Боратынских большевиками в 1918 году. Спустя век полотно все так же висит на своем месте. Сегодня в проекте «1 день – 1 экспонат» чудом сохранившийся портрет, открывающий нам невероятную историю.

Изображенная на картине женщина – горячо любимая супруга Александра Боратынского, Надежда Дмитриевна. Дама стоит на берегу реки рядом с родовым имением под Казанью, держит в руках книгу, а рядом лежит палитра с красками. Эти детали рассказывают нам о пристрастиях Надежды Дмитриевны. Она обладала поэтическим и живописным дарованиями, выпустила сборник стихов «Друзьям на память», однако многого сделать не успела.

Родив троих детей, в возрасте 38 лет женщина скоропостижно скончалась от скарлатины, ухаживая за заболевшим сыном.

Вся семья очень тяжело переживала потерю. Её брат, прославленный генерал и, одновременно, художник, Павел Шипов, решил увековечить память Надежды Боратынской, написав по памяти портрет в полный рост. Эта картина - одна из немногих работ Шипова на гражданскую тематику.

Об истории создания портрета написала в мемуарах Ксения Николаевна Алексеева: «Приехал из Петербурга брат Нади Павел Дмитриевич Шипов, который вместе с ним [А.Н. Боратынским] переживал ужасную потерю. Он целые дни проводил за мольбертом. Он писал на память Надин портрет во весь рост: в березовой аллее у берега реки стоит, прислонившись к дереву, не настоящая Надя, а фигура женщины с Надиным лицом, и держит в руках палитру, а у ног ее лежит тетрадь стихов. Вдали – закат сквозь тучи. Этот аллегорический портрет всегда стоял с тех пор в Сашином кабинете».

На этом месте он висел и во время погрома усадьбы, который учинили большевики, обвинив Александра Николаевича Боратынского в контрреволюционной деятельности осенью 1918 года. «Обыск и разгром дома продолжался до поздней ночи. Солдаты вырывали картины из рам, рвали полотна, выбрасывали мебель из окон...» – так описывают Боратынские сентябрьский вечер, когда арестовали главу семьи.

– При реставрации портрета, когда чистили полотно, которое было в очень тяжелом состоянии, одно место вызывало сомнение. Краска оттиралась плохо, эти капельки никак не хотели уходить... Тогда отдали на анализ, и оказалось, что это брызги крови. Было принято решение оставить их. Если мы совмещаем эти прорывы, брызги крови, то перед нами встает у нас картина, очень сухо описанная в воспоминаниях Боратынских: когда солдаты добрались до портретов сестра Александра, Екатерина бросилась собой закрывать эти портреты... – рассказывает старший научный сотрудник музея Е.А.Боратынского Елена Скворцова.


Вскоре Александра Николаевича Боратынского расстреляли. Такая же участь постигла и автора картины, Павла Дмитриевича Шипова. Сегодня его называют в числе главных представителей русского военного портрета, а его картины все чаще вызывают интерес у искусствоведов. Он запечатлел не батальные сцены, а солдатский быт. Любопытно, что спустя столетие, об успешном военном, генерал-лейтенанте, вспоминают скорее не по его ратным делам, а благодаря художественному творчеству. Искусство оказалось сильнее войны...


Антон Райхштат, совместно с музеем Е.А. Боратынского.

Еще больше историй в канале «1 день – 1 экспонат» на Яндекс.Дзен.

Комментарии