​Вася Ложкин и немного солнца в слякотной зиме

21 декабря 2019
Культура

В Галерее современного искусства очередное громкое открытие – выставка картин Васи Ложкина. Наш обозреватель попытался понять, в чём секрет феномена этого известного ярославского художника.

События этого в Казани ждали. Посвящённые в переговоры между Государственным музеем изобразительных искусств РТ и культовым художником слегка понизив голос произносили: «К нам едет…» «Да что вы!» – восхищённо произносили одни. «А кто это?» – удивлённо поднимали брови другие. Но и те, и другие неизменно добавляли: «А когда?» «Под Новый год», – уточняли посвящённые и безмолвно пожимали плечами: мол, а когда ещё должно свершиться чудо встречи с ярким и радостным искусством этого художника? И вот с 20 декабря по 10 января в Казани «Восход нового солнца!» А это сотня живописных работ и пяток инсталляций.

Наш город – последний в жизни этого проекта: начав свой путь год назад в Москве, он побывал в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде и Ярославле, прежде чем добрался до нас. Автор картин, похоже, не особо даже и напрягался при его перемещении, подчёркивая, что всем занимается компаньон, а он даже и не знает сколько экспонатов развешано по стенкам.

Неспешно прогуливаясь по Галерее современного искусства задолго до появления здесь журналистского пула, он искоса поглядывал на свои работы, и чувствовалось, что они ему нравятся. И зал ему тоже нравится – лучший за этот год, по оценке творца проекта.

При этом, будучи в маске во всех смыслах – и в переносном (работая под псевдонимом), и в прямом (художник простудился и потому щеголял в медицинском «наморднике»), он хорошо скрывал своё волнение при ожидании реакции казанской публики, встреча с которой у него произошла впервые в жизни.

«Я – Вася Ложкин. Вы меня, должно быть, знаете. Наверняка видели в интырнетах мои картинки. А наиболее продвинутые могли оказаться на выставке или заглянуть в книжный магазин – там мои альбомы продаюцца.

Если вообще не в курсе, тоже ничего. Может быть, не много потеряли».

Когда Алексей Владимирович Куделин, появившийся на свет 18 августа 1976 года в подмосковном городе Солнечногорске, впервые забил ник «Вася Ложкин» в форуме родного города, вряд ли он рассчитывал, что новое его имя станет столь притягательным в мире искусства. В начале XXI века апгрейденный им лубок стал хитом авангардной живописи. Глядя на его произведения, думаешь: а ведь прав, наверное, Александр Рыбалка, написавший в предисловии к книге Васи Ложкина «Приплыли», что «для того, чтобы стать великим художником, совсем не обязательно хорошо рисовать». Алексей Куделин никогда и нигде не учился рисовать. Разве что в школе на уроках рисования. Зато выучился на юриста. Но юристом он не стал, а вот художником…

В 1996 году, найдя на помойке большой рулон бумаги, будущий кумир миллионов намалевал серию чернушных картин гуашью – пытки разные, окровавленные ножи и зверские лица. Не пошло. В 2000-м купил холсты и масляные краски. И опять не задалось. Ещё через семь лет опять попробовал рисовать, теперь уже на бумаге гуашью… Клыкастые котики, бабушки с топорами, озверелые мужики и прочие обитатели придуманного Васей Ложкиным захолустного Кобылозадовска оказались более удачливыми. Освоил станковую живопись, но стиль изображений сохранил прежний.

Насчёт натурщиков – не заморачивался: мужское население своего вымышленного городка писал с себя, а в женских образах, насмерть стоящих за свои идеалы, воплощал родную прабабушку. Да и собственно идеалы-то, которые требовалось защищать, тоже писались с натуры – с наших с вами заморочек.

«Маленькая сморщенная старушка в платочке, шамкающая что-то своим почти беззубым ртом. Внешне совершенно безобидная и беспомощная. Но это обманчивое впечатление. Даже то, что у неё почти не осталось зубов, не мешает ей порой превращаться в САБЛЕЗУБУЮ БАБУШКУ, которая может разорвать любого и сожрать его».

Ей в помощь, по всей видимости, и созданы недремлющие, зоркие и чуткие соратники, которые нацелены на то, чтобы «бдить неустанно, не жалея себя. Слушать, смотреть и быть готовым принять меры и мстить за товарищей», и двухметровые медведи, каждый из которых «яростный гомофоб, консерватор, при себе обычно имеет топор “для защиты”», и нормальные мужики – «социально близкий к медведю субъект крепкого телосложения, лицом суров, взгляд исподлобья. Уверен на сто процентов в своей правоте».

Кстати, недавно вышел путеводитель по этому поселению и его населению. «Волшебный мир Васи Ложкина» называется.

Насколько этот мир волшебен – долго размышлять не приходится.

«Котов в КобылозАдовске не меньше, а может и больше, чем людей. Они все обладают сознанием, умеют ходить на двух ногах, говорить человеческим языком, пить, курить, танцевать, любить, ненавидеть, радоваться и плакать».

Название выставки позаимствовано у одноимённой картины, которая и задаёт тон всей экспозиции, настраивая зрителя на позитивный, жизнерадостный и лёгкий просмотр. Но ярко-оранжевые коты Васи Ложкина не так у просты, как, скажем, коты Владимира Румянцева или коты Татьяны Родионовой. Всё-таки – это же зверь, который гуляет сам по себе. Кошка и антидепрессант – грациозна и уютна, и вместилище пороков – похотлива и нагла, и божественна – сам великий Ра являлся египтянам в её облике, и коварна – недаром трётся у ног Иуды или сидит на плече Бабы-Яги. Так что не расслабляйтесь заранее: ещё не ясно что она выкинет на картинах Васи Ложкина. Художник переворачивает все предлагаемые обстоятельства и нарушает все выставленные границы, в том числе и нечеловеческой жизни.

Есть на выставке и знаменитые уже «Родина слышит», «У людей сегодня праздник», «Кто котёночка обидел?», «Вернём всё взад», «Живы будем – не помрём»… Кое-что художник заново создал для казанского вернисажа, поскольку те, что были созданы на заре его восхождения на олимп искусства, давно уже проданы.

Тогда же, в далёком 2007 году, была создана признанная спустя без малого десять лет экстремистской и внесённая в Федеральный список экстремистских материалов под номером 3381 «Великая прекрасная Россия»: вокруг нашей чудесной страны – сплошные враги, заслуживающие исключительно ругательных прозвищ. Что это – сатира на стереотипы общественного сознания? Или и не сатира это вовсе, а сами стереотипы и есть? И автор – их активнейший пропагандист и апологет? Нет, теперь-то картину уже исключили из списка запрещённых. Но Вася Ложкин очень переживал. Не очень приятно оказаться в одном ряду с фашистами, антисемитами, ваххабитами…

«Каждый видит только то, что ему хочется видеть. И слышать точно так же.

Разве что с обонянием такой фокус не проходит: если встать рано утром посреди поляны, где говна по колено, зажмурить глаза и принюхаться, то фиалками не запахнет никак».

Излагать идеи картин Васи Ложкина – всё равно, что рассказывать смысл анекдота: ни смешнее, ни понятнее не становится. Его метафизический мир – своеобразный наследник классического лубка, где потешная картинка с незамысловатой подписью наполнена глубочайшим философским смыслом. Гротесковость, скоморошество, балагурство в этом виде искусства нацелено на публичное обнажение сущности человека, его потаённых устремлений и мечт. Но скоморох, увеселяя, не скандалит, скандалы – удел юродивых. Цели у них разные, вот и приёмы используют различные. Юродивый стремится разрушить, дестабилизировать устои сознания, а скоморох абсурдирует происходящее, выворачивает наизнанку человеческое нутро, чтобы человек сам увидел душу свою. Увидел – и подивился, посмеялся над нелепостью своих идеалов и пожалел себя.

И в этом смысле многочисленные обиды на изображённое Васей Ложкиным есть обиды на самого себя. Как было сказано Оскаром Уайльдом – «ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале». И ответ на претензии обидевшихся тоже уже сформулирован задолго до нас: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива».

Искусствоведы не спешат разбирать созданное художником по винтикам и гаечкам. То ли они в полном замешательстве, то ли считают ниже своего достоинства обращаться к дрянному (по-английски «punk»)? А между тем, философия панк-культуры опирается на тревогу о своём положении в обществе, на неприятие общественного лицемерия и на преодоление пренебрежения к себе со стороны истеблишмента.

Искусство Васи Ложкина учит нас быть самим собой, не принимая на веру созданные обществом традиции и стереотипы. И когда мы всматриваемся в его картины, то с полотен нас настороженно смотрят персонажи, пытаясь всё разложить по полочкам – «свой» ты или «чужой», «наследник» или «отколовшийся».

«Будьте бдительны! А то нажмёшь не на ту кнопочку, не там поставишь лайк – хоп, и не заметишь сам, как ты уже на тёмной стороне».

При этом внутренний бунт и стремление к переменам как ключевые характеристики всех без исключения картин Васи Ложкина воспринимаются им самим как навязанные извне. В многочисленных интервью он утверждает, что за созданными им образами не стоят ни политические, ни социальные, ни какие-либо ещё аллюзии. Новостная повестка меняется постоянно, утверждает Вася Ложкин, невозможно соответствовать ей, невозможно даже уследить за ней, но если создавать вечное и универсальное, то новостная повестка сама будет стремиться включить эти произведения в свою перманентно обновляющуюся ленту.

В серии «Лучшие современные художники», которую выпустила «Комсомольская правда», пятнадцатый том был посвящён ему. Оказаться в одной компании с Энди Уорхолом, Эдвардом Мунком, Рене Магриттом, Джексоном Поллоком, Пабло Пикассо и Сальвадором Дали Васе Ложкину показалось забавным.

«Когда создавался эта серия, мне прислали вёрстку книжки Никаса Сафронова, я почитал, что он пишет – конечно, он гигант мысли, я не умею так изъясняться, и я дал добро на всё, что там напишут от моего имени. Мне было приятно увидеть, что получилось».

Узнаваемые персонажи Васи Ложкина перемещаются из картины в картину, оттого, быть может, и создавалось впечатление бесконечного рисованного фильма про серую захолустную глухомань, где подозрительные личности в подворотнях запанибрата выпивают с огненно-рыжими котиками и ведут задушевные беседы с медведями цвета корицы.

В его картинах интересны не взаимоотношения цвета и форма, как скажем, у гостящего в Казани в соседнем зале Галереи современного искусства Павла Филонова, не выражение пластики и архитектоники изображаемой натуры, как у авангардистов, расположившихся этажом ниже, а проявление основных человеческих эмоций. Его герои любят и ненавидят, радуются и грустят, впадают в отчаяние и обретают несбыточные надежды.

Вот до боли узнаваемая сцена: рыжая мама-кошка, приобняв такого же цвета котёночка, с укоризной смотрит на серого кота-папу. И надпись – «Опять рейтинг понизили». Или две беседующие бабки, одна из которых грозным окриком спускает свою товарку с небес на землю: «Ты что, не заклеила веб-камеру на ноутбуке?» Рядом с ними присел в недоумении с ужасом зажимающий лапами свой ротик кот. А вот в толпе серых котов один – рыжий. «Будь проще», – предостерегает надпись. Чуть поодаль – зажмурившийся от страха кот на переднем сидении автомобиля, мысли водителя которого вынесены на полотно: «”Да не такой уж он и красный,” – глядя на светофор, подумал опытный водитель Иван Иванович Проскакун». Узнаваемо? Вот то-то же… Отсюда и с тоской смотрящий на нас серый кот, исчезающий в сером пространстве города под осенний листопад.

«Котик нравится не только мне, но и зрителям. А так как это моя работа – кормить семью же надо, то я кормлю её котиками. Я рисую картины, продаю их, делаю этикетки для чего-нибудь, календари выпускаю».

Жена художника – домохозяйка, сын – школьник. Вот и приходится ему крутиться. По его признанию картин у него тысяч пять уже нарисовано – хотя он их и не считал. То, что распродавалось, Вася Ложкин многократно повторял. Вот и для казанского вернисажа он написал заново некоторые свои старые картины. Если учесть, что средняя стоимость его произведений от шестидесяти до ста тысяч рублей, то на жизнь в Ярославле наскребается. Разбогатеть, конечно, не удаётся, но…

Журналистов на пресс-подходе оказалось не так уж и много. Вопросы были стандартно-банальны, да и те быстро иссякли. Впрочем, и простых-то зрителей, пришедших на открытие выставки, толпой не назовёшь. И начальство на торжественную церемонию пожаловало только своё, музейное…

Но художника это нимало не расстроило. Он давно привык к тому, что нравится не всем. И трезво воспринимает и мир, и своё искусство.

«У меня нет шизофренического разделения на Васю Ложкина и Алексея Куделина. Просто одно из имён. Да и глубинка – она не где-то там, за МКАДом, а внутри каждого из нас, если внимательно посмотреть в эту самую глубь бездонную; всё там, там весь этот ужас ледяной безмолвный, вся эта мгла беспросветная, безнадёга серая и тоска зелёная, а также смех страшный, свистопляска, черти там, животные, тараканы…»

А люди, те самые, которые с тараканами в голове, слонялись от картины к картине, радостно улыбались, узнавая в котиках и прочей живности себя, фоткались на память на фоне картин и вместе с их автором, брали у него автографы. В общем, в полной мере наслаждались «Восходом нового солнца» и совершенно не торопились выходить в ту страну, где слякотная зима никак не желала прикрыть снежной белизной серые будни.


Зиновий Бельцев.

Комментарии

  1. paulmal 6 месяцев назад
    У нас, кобылозадовцев, своё понимание термина "там, за МКАДом".
  2. николай 6 месяцев назад
    боттичелли ОТДЫХАЕТ пикассо плачет ВАН ГОГ режет второе ухо Ай-да ВАСЯ Айда сукин сын
  3. Людмила 6 месяцев назад
    Замечательный художник, настоящий!!
  4. Сергуня 6 месяцев назад
    Зачем нам теперь "чёрный квадрат" Малевича? Я лично видел этот квадрат. Это не искусство. Это стёб! А вот картины Ложкина не стёб.
  5. Михаилов сын 6 месяцев назад
    Шведская семья шикарна!
  6. За Путина! 6 месяцев назад
    А посетители как на подбор, пейсатые.
  7. 741086 5 месяцев назад
    Ранняя седина, очки, бородка.... В каком месте он ВАСЯ???