«1 день – 1 экспонат»: казанские деньги

08 ноября 2019
Культура

Гражданская война в России – это время не только бурных политических и военных изменений, но и экономической нестабильности. Продовольственный дефицит, голод и дикая инфляция. В те годы, чтобы хоть как-то защитить своих работников, практически каждое крупное предприятие печатало собственные деньги, вернее денежные суррогаты. Не стали исключением и казанские заводы. Увидеть их можно на выставке «Стихия революции» в Национальном музее Татарстана. Мы продолжает проект «1 день – 1 экспонат».

Местные дензнаки, или, как их ещё называют, боны, представляют собой необычайно интересный исторический источник, являясь свидетельством переломного этапа истории, чаще всего, этапа смены общественно-экономических формаций. Фактически это была валюта внутреннего обращения, купюры для своих. Что-то купить на них можно было только в магазинах, принадлежавших предприятию, выпустившему денежное обязательство. В Казани свои деньги были у Порохового завода, Алафузовской фабрике и Кожтреста, который состоял из семи заводов и четырех подсобных предприятий. Обязательство Правления Кожтреста с выставки «Стихия революции» выпущено в 1922 году имеет ценность в 50 рублей.

– Что можно было купить на эти деньги? Этот номинал, 50 рублей, поставлен условно, – Рассказывает старший научный сотрудник Национального музея РТ Татьяна Десяткова. – Потому, что в 1921-22 годах такая была страшная инфляция, что проезд одну остановку в трамвае стоит 500 рублей. А здесь всего-лишь 50... Достоинство этих суррогатов в том, что они не были подвержены инфляции. Для предприятия не важен был этот номинал, а важно было то, что на этот знак можно было приобрести товар в лавках. Если предприятия не выпускали своих денег, то они рассчитывались с работниками товарами. Но это был сложный процесс.

Печатались такие суррогаты в обычных типографиях на качественной бумаге. Интересен дизайн этих купюр – внешне они очень похожи на настоящие деньги, разве что водяные знаки отсутствовали. Зато был герб эмитента, в данном случае Правление Кожтреста, и подпись бухгалтера. В левой части знака на фоне распростёртой шкуры изображены орудия труда кожевников, жезл бога торговли Меркурия. Отличительной особенностью этой боны является двуязычие: в верхней части знака справа на развёрнутой ленте текст повторяется на татарском языке арабским алфавитом.

В отличие от настоящих денег у этих обязательств был срок годности. Здесь четко указано, что билет действителен до 31 декабря 1922 года. А уже через год с небольшим, в самом начале 1924 года Советское правительство выпустило указ, которое предусматривало наказание для предприятий, выпустивших суррогаты денег. Вплоть до ликвидации организации. Связано это с тем, что рубль в то время привязали к золотому эквиваленту.

Антон Райхштат, совместно с Национальным музеем РТ.

Еще больше историй в нашем Дзен-канале.

Комментарии