«Офицерский дом» - один из старейших в Казани, вместо нового охранного статуса получил музейный план

31 октября 2019
Окружающая среда

Комитет Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия после серии публичных сообщений, просьб и требований о разъяснении ситуации со старейшим зданием Кировского района Казани – «офицерским домом» Порохового завода, все же, высказался. Охранный статус у дома есть, сносить его нельзя, но и сделать нечто большее, пока тоже невозможно. В непростой ситуации разбирался «Казанский репортер».

«Офицерский дом» несколько раз тенью возникал в обсуждениях последних дней. На волне банного протеста – когда жители Дербышек пытались отстоять уникальное здание, пример советского неоклассицизма, о старейшем доме Кировского района вспомнила помощник президента РТ Олеся Балтусова.

«В Казани сложилась чудовищная ситуация, когда в собственность розданы тысячи объектов, хозяева которых, включая связи, лоббируют отрицательное заключение по постановке на охрану. Например, дом в Кировском районе, на 1 мая, 16, в котором проживает Валерий Грязнов, где всегда жили директора порохового завода. Дом имеет и историю, и ценность, и солидный возраст с 19 века. Но речи о сохранении и сбережении его нет, несмотря на официальное обращение в комитет от Общества охраны памятников, и положительное заключение научно-методического совета при Комитете по охране окн.

Ни приказа о выявлении памятника нет, ни даже протокола совета членам его не разослано. О чём это может говорить? Слова представителя завода о сохранении здания не подкреплены документами. Как только последнего жителя дома выселят, дом без статуса не будет иметь никакого интереса для госструктур, не будет ответственности за его сохранение ни на ком».

Спустя пару дней баню в Дербышках сравняли с землей, а на странице Балтусовой в Facebook появилось еще одно сообщение о доме Грязнова, не внесенном в список выявленных объектов культурного наследия.

«Такая позиция госоргана непонятна и противоречит цели его создания. Надо иметь мужество защищать это хрупкое наследие. Но видимо, оно сейчас не у госслужащих. Я призываю все стороны к открытому публичному диалогу и мирному обсуждению проектов».

Дальше о проблеме с домом Грязнова высказались представители Татарстанского республиканского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК). Уже не просто постом в соцсети, а записью с копией официального письма на имя главы госкомитета Ивана Гущина. Оказалось, с 12 сентября после, как все думали, успешного заседания об утверждении нового охранного статуса дома, градозащитники не могли добиться ответа от чиновников.

«Материалы были рассмотрены на заседании Научно-методического совета по культурному наследию при Комитете РТ по охране объектов культурного наследия 12 сентября с.г., большинство членом комиссии по учету проголосовали за включение в Перечень выявленных объектов культурного наследия. Приказа мы не получили, устные запросы в ТРО ВООПИК остаются без ответа», - говорилось в письме заместителя председателя организации Фариды Забировой.

Прошли еще пара дней, и комитет, наконец, прокомментировал ситуацию. И тут выяснилось, что понимание результатов заседания совета у градозащитников и чиновников разное. В ТРОО ВООПИК полагали, что о новом охранном статусе удалось договориться. А в комитете сказали следующее:

«В целях коллегиального экспертного рассмотрения вопроса придания объекту иного охранного статуса Комитет инициировал рассмотрение материалов, поступивших от ТРО ВООПиК на заседании научно-методического совета, в ходе которого мнения участников заседания разделились. По результатам дискуссии данные материалы признаны недостаточными для определения историко-культурной ценности», - пояснили в пресс-службе ведомства.

В ТРОО ВООПИК говорили о двух голосах московских коллег, которых должно было хватить для получения нового охранного статуса. В комитете же настаивают, что аналитическая работа по теме продолжается – дополнительные запросы отправили в государственные архивы, что зафиксировано и в протоколе заседания. Пока же «офицерский дом» остается в списке исторически ценных градоформирующих объектов, являющихся предметом охраны исторического поселения Казани (решение приняли еще в 2017 году). А это значит, что «действующим законодательством за уничтожение или повреждение» последует наказание. Говоря о будущем дома, в комитете добавляют:

«В настоящее время Комитетом совместно с Министерством строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан прорабатывается вопрос возможности размещения в жилом доме музея Порохового завода».

Остается лишь напомнить, что собственником здания является Пороховой завод. Более подробно об истории этого интереснейшего дома мы рассказываем в публикации «Один из старейших домов Казани – построен в 1808 году, могут снести или сжечь». К слову, преувеличения в такой подаче нет – Валерий Грязнов, оставшийся единственным жителем «офицерского дома», уже говорил, что попытки поджога предпринимались.

Комментарии