​К 70-летию бани №16 Дербышках и к мэру Казани

30 октября 2019
Мнение


Архитектор Сергей Саначин рассуждает о соответствии статуса депутата городской думы и разрушителя исторических зданий в этом же городе, о снесенной бане в Дербышках и судьбе поселка. «Казанский репортер» публикует мнение градозащитника целиком.

28 октября пришлось оказаться, наверное, одним из последних из недербоградцев, кто увидел баню на площади у стадиона «Ракета» в последний раз. После нескольких дней сопротивления местных жителей её уничтожению начатый слом остановился. Люди почувствовали, что кто-то вмешался, что к ним наконец прислушаются. И в 16:00 тут стояла тишина, группа пожилых и бригада охранников. Здание, получившее две первые раны, ещё стояло. Но ещё не успел выйти из автобуса домой, как сообщили, что его больше нет.

Дербышки – особый район. Он не был результатом обычного расширения города. Он, перепрыгнув вектор подлётной полосы Авиастроя, оказался далеко за границами Казани, присоединившись к ней лишь в 1970-е годы. Отсюда его история складывалась долгое время не связанно с городом. В этой автономии было всё своё для жизни, работы и отдыха.

Время рождения района (1932 г.) было тяжёлым. Через четыре года здесь развернулось строительство большого завода. Ещё через пять лет началась война. В тот же год сюда эвакуировалось стратегическое предприятие из Ленинграда, с ним большая масса специалистов и рабочих. В тот момент в поселке было всего шесть каменных и шесть деревянных, причём заселенных, двухэтажных жилых домов, девять дощатых и девять саманных жилых бараков. Каков же был быт «целинников»?

Первые люди разместились в 32 больших палатках, по несколько семей в каждой. Но этого не хватало, стали расселять людей по прилегающим деревням. Затем стали собирать «чемоданы» – деревянные бараки ангарного типа, не разгороженные на отдельные комнаты, с одно и двухярусными нарами. Во входном торце – сени с умывальниками вдоль стен. Эти бараки ставили внутри намеченных планом посёлка кварталов с большими разрывами, в которых в будущем можно было совершенно беспрепятственно прокладывать улицы и все наружные сети зарождавшегося Соцгорода, а по обеим сторонам улиц строить капитальные дома – без сноса временных бараков.

Мрачное положение складывалось и с поселковой баней. Имевшаяся временная на 30 мест, без подразделения ее на мужское и женское отделение, никак не могла удовлетворить потребности быстро растущего населения. Попасть в баню, помыться было, по воспоминанию старожилов, самой трудной задачей для проживающих в поселке. Поэтому еще в конце 1941 года была запроектирована временная баня на 100 моечных мест. В ней находилось два самостоятельных изолированных отделения, которые в случае надобности просто, путем снятия нескольких дверей превращалась в общий помывочный зал пропускного типа. Для этого случая в бане были оборудованы дезокамеры. Такая временная баня была введена в действие в 1942 году.

И только лишь с окончанием войны дербышенцы получили, наконец, свою долгожданную полноценную баню. В 1946 году в проектной мастерской Управления по делам архитектуры СМ ТАССР архитекторами П.А.Саначиным и Г.И.Солдатовым был разработан проект «Банно-прачечного комбината на 150 человек в час и 500 кг сухого белья в смену в Соцгороде при заводе №237». В том же году были выполнены рабочие чертежи на баню (инж. С.Б.Гафиатуллин) и на механическую прачечную, дополненную самодеятельной прачечной на 20 кабин (арх. С.Д.Юдкевич). Строительство начали в 1948 году и закончили в 1949 году.

Сегодняшний хозяин места бани – председатель постоянной комиссии Казанской городской Думы по градостроительству и ЖКХ Эмиль Хуснутдинов использовал тишину 28 октября – дал отмашку ломать. Опытный застройщик, он наверняка имел на то все формальные основания: и документы на участок, и отсутствие в них каких-нибудь обязательств по отношению к стоявшей на нём бани, и согласованный проект новостроя тут, и разрешение на строительство. Но ещё он имел желание жителей Дербышек сохранить свой красный дом. Который хоть и не функционировал долгое время, но считался жителями памятным местом городка.

За сохранность здания бани в предшествующие дни вступились не только дербышкинцы, но и члены ТРО ВООПИиК, члены Научно-методического совета при Комитете по охране объектов культурного наследия РТ, помощник Президента РТ О.Балтусова, СМИ, пользователи интернета. Признано оно достойной сохранения постройкой и по итогам проведённого голосования в телеграмм-канале «Архитектурасы». Но всё – впустую!


Поступок бизнесмена Хуснутдинова возможно и безупречен юридически. Но поступок депутата Хуснутдинова – презрительный к народному мнению. Его поступок игнорирует и реакцию Президента РТ на недавний аналогичный инцидент сноса Арских казарм, озвученную пресс-службой:

«Позиция Президента Республики Татарстан сводится к тому, что при решении подобного вопроса, безусловно, ни в коем случае нельзя относится к нему формально. Все ответственные службы, которые должны были принимать участие в решении этого вопроса в части еще того, как только этот вопрос зарождался, должны были организовать широчайшие общественные обсуждения для того, чтобы прийти к какому-то консенсусу. По убеждению президента, к сожалению, должным образом эта работа не была организована». «И, наверное, это такой тяжелый урок, который на будущее будет учтен при организации подобной работы», – подытожила Л.Галимова.

Увы, на примере бани в Дербышках видно, что «урок» оказался ни сколь не тяжёлым для члена Казанской городской думы Хуснутдинова. Достоин ли он после этого представлять в ней население неважно какого уголка нашего города и тем более возглавлять комиссию по градостроительству. Думаю – нет.

А как считаете Вы, Ильсур Раисович?


Сергей Саначин.

Комментарии