Памяти СПЧ. Два слова кремля, «бархатный баритон» и «месть тишайшему»

22 октября 2019
Мнение

Кто демонстративно вышел из состава СПЧ по следам «визы» Путина, а кому вспомнился лишь «подвальчик» Шульман. Как зачитывали указ Михаилу Федотову, и чем вне СПЧ займется Павел Чиков. Собрали для вас множество мнений на тему.

Указом президента России Владимира Путина накануне был изменен состав Совета по правам человека в России и утвержден новый руководитель структуры. СПЧ возглавил Валерий Фадеев, а Михаил Федотов в составе Совета теперь не фигурирует вовсе. Среди других изменений отказ от работы с руководителем правозащитной организации «Агора» Павлом Чиковым, политологом Екатериной Шульман, профессором ВШЭ Ильей Шаблинским, главой правозащитной организации «Восход» Евгением Бобровым.

С другой стороны, добавили Совету редактора украинской версии РИА Новости Кирилла Вышинского, недавно вернувшегося из Киева в ходе обмена удерживаемыми лицами. Вышинский уже заявил, что намерен защищать права журналистов за рубежом будучи членом СПЧ.

На тревоги и волнения в связи с кадровыми решениями президента пресс-секретарь главы страны Дмитрий Песков ответил двумя словами: «это ротация». Новый глава Совета Валерий Фадеев заявил, что не является начальником своим коллегам по СПЧ, и в первую очередь он намерен выяснить «тональность и повестку дня», которую зададут члены структуры».

Закончив с общей частью, поделимся несколькими мнениями о прошедших кадровых перестановках.

«Все свободны!»

После своего короткого сообщения о смене состава Совета – «Всё, свободны! Гора с плеч. Никаких мучительных выборов и демонстративных выходов, немедленных или отложенных», Екатерина Шульман собрала увесистый «портфель» других высказываний. Среди последних – видео журналистки, правозащитницы Евы Меркачевой, где адвокат Генри Резник «своим несравненным бархатным баритоном зачитывает указ».


«СПЧ покинули люди, которых никем не заменить. Илья Шабалинский, Евгений Бобров, Екатерина Шульман... Михаил Федотов навсегда для меня останется больше, чем председателем, он - наставник и друг. Он - пример порядочности, дипломатии и настоящей правозащиты. Совет остался, но он будет другой. Михаил Александрович говорит: «Надо иметь силу и разум перевернуть страницу». За одной страницей будет другая, - добавит Меркачева. - Я надеюсь не потерять всех тех людей, которые стали родными и дорогими, благодаря Совету. И мы будем с ними снова и снова тушить «пожары», потому что в них горят люди».

Директор Transparency International Russia Антон Поминов, давно распрощавшийся с СПЧ, подбадривал коллег, исходя из собственного опыта.

«Ах, бедные мы, - говорят сторонники теории малых дел, - теперь к задержанным нам не придет ни одна Шульман, а без Чикова в Совете получится почти Общественная палата. Вот находили же они, как выжать что-нибудь полезное для Человека даже в этом совете.

- Зато так по-честному - отвечают им принципиальные правдорубы, - нечего приличным воинам садиться в одном поле с RT-шниками и Едросами, разворовавшими страну и поставившими под сомнение светлость будущего.

Мы обсуждали «выйти-остаться» с Elena A. Panfilova и командой и много раз принимали решение «выйти». В 2012, с триумфом Путина, Панфилова вышла Совета по Правам Человека. По признании нас иноагентами в 2015 мне пришлось разорвать сотрудничество с Комитетом гражданских инициатив, а в 2018 году наша команда осталась без Лаборатории антикоррупционной политики НИУ ВШЭ.

И должен вам сказать, что я ни разу не горевал - потеря одних партнеров приводила к появлению каких-то новых. Теперь, оглядываясь назад, я вот думаю: как же хорошо, что мы тогда поступили именно так!

Однако очень важно, что выходить VS остаться, оно же входить VS стоять в сторонке - это личное решение человека или руководства организации, группы. И в таких вот пограничных случаях - любой выбор не будет правильным, и не будет неправильным. По каковой причине я - поздравляю Екатерину Шульман, Павла Чикова и других исключенных с тем, что для вас вопрос членства в обновленном совете решился просто;

- не могу не напомнить остальным членам СПЧ, что после него жизнь только начинается;

- желаю бодрости духа тем членам СПЧ, которые решат остаться еще на один раунд этой Дженги;

- особо счастлив за тех, кто подобных сомнений не испытывает - у вас минимум до 2024 года будет все хорошо».


Российский политик, депутат заксобрания Псковской области от партии «Яблоко» Лев Шлосберг уверен: произошло то, что и требовалось доказать.

«Запах прав человека улетучивается из Совета по защите прав человека при гаранте прав и свобод человека. Совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека становится филиалом Общественной палаты РФ.

Мало того, что Михаил Федотов отправлен в отставку и выведен из состава Совета, так вслед за ним из Совета исключены Илья Шаблинский, Павел Чиков и Екатерина Шульман – члены Совета, открыто и бесстрашно защищавшие граждан от полицейского государства, и Евгений Бобров - защитник переселенцев и мигрантов, зампред Совета.

Письмо 27 членов Совета Путину с просьбой о продлении полномочий Федотова до завершения срока работы действующего состава Совета предсказуемо оставлено без ответа и выброшено в помойное ведро. Ответ – в указе президента № 512 от 21.10.2019.

Эта пощечина – месть тишайшему Федотову и наиболее активным членам Совета за открытую правозащитную работу. Всем показано: реальная правозащитная деятельность никоим образом не должна ассоциироваться с президентом Путиным. Как говорится, близко не подходите.

Ну что, всё к лучшему: никаких имитаций, никаких прикрытий, никаких иллюзий. Права и свободы человека и гражданина не имеют никакого отношения к гражданину, исполняющему обязанности гаранта прав и свобод. Дата. Подпись. Собственноручно».

От демонстративного выхода из СПЧ к Соловьеву

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова посчитала, что в новом составе СПЧ ей делать нечего.

«Прежнего совета нет <…> Если это называется Советом по правам человека, а решать будет какие-то другие задачи, то на это, как говорят, я не подписывалась», — сказала Морщакова в ответ на вопрос, почему она решила выйти из СПЧ.

Глава «Агоры» Павел Чиков сначала на бегу черкнул – «как только Путин из СПЧ исключил, пара сотен человек в друзья на ФБ пришли, интересная взаимосвязь», а после оставил более подробный комментарий.

«Столько хороших слов о себе, как сегодня, наверное, только на собственных поминках можно услышать. За тепло и поддержку спасибо каждому и от души.

В удивительное время живем - исключили из совета при президенте, а поздравляют с освобождением, с успехом, с достижением, приходят новые друзья и подписчики в соцсети. Как будто из КПСС исключили в 1988 году (это для олдов аналогия).

Теперь по делу. СПЧ, несмотря на потерю былой славы, оставался Бабой Ягой, которая почти всегда против. И поскольку поводов быть против меньше не становится, продолжал раздражать. А начальство в стране раздражение всё меньше терпит, хочется комфорта, мягкого кресла и приятных слов. Неприятных не хочется. Старая либеральная гвардия сначала потеряла пост Уполномоченного по правам человека. И вопрос не только и даже не столько в результатах и достижениях, вопрос в том, из какого теста человек, какие он ценности разделяет и какими руководствуется. Был Лукин, стала Москалькова.

Теперь тут - был Федотов, стал Фадеев. Вроде, буквы те же, а суть иная. Илья Шаблинский, пожалуй, успешнее всего членство в Совете использовал. Писал позиции СПЧ по делам в Конституционный суд (мы с ним целую серию отработали), выходил наблюдать на выборы и на протесты, ездил в колонию к Толоконниковой (где у него мама в 1930-е в Дубравлаге сидела), выступал на встречах в Путиным. Шульман-то чего, она найдет, где своим учительским голосом очередную гадость про власть сказать.

Мне тем более не о чем переживать. Камни в оставленный огород кидать не комильфо. При президенте 15 разных советов в конце концов. У нас в работе были и остаются все значимые для гражданских свобод дела в стране. У нас полторы сотни адвокатов в десятках регионов. Они ведут тысячу дел. Мы каждый день на страницах изданий и в судебных онлайнах. Мы выжимаем из правовых средств защиты всё, что позволяет нынешняя среда, и даже больше. Мы не про политику, мы про право. И нам далеко до предельного возраста на госслужбе».

По следам казанского прощания с Чиковым говорили и татарстанские телеграм-каналы. Например, журналист Альберт Бикбов назвал ротацию ожидаемой.

«По всем исключенным членам Совета по правам человека при Президенте РФ мотивы исключения понятны и прозрачны. Коль борешься за права человека, изволь быть нейтральным и не ангажированным. Короче, без конфликта интересов и, как следствие, без предвзятой позиции. А вот у разжалованных конфликт имелся:

- Павел Чиков - иностранный агент;

- Екатерина Шульман - коммерческая сдача недвижимости навальнятам (подвальчик Шульман);

Но для нас гораздо интереснее исключенный из Совета руководитель правозащитной организации «Восход» Евгений Бобров. Он, как и отправленный в отставку глава Совета, Михаил Федотов, ну просто «кушать не могли от неприязни к строительству мусоросжигающих заводов в России». Любили, привечали и давали трибуну и нашим псевдоэкологам, борцунам с проектом мусоросжигающего завода рядом с Осиново. Про разрастающиеся свалки эти члены Совета по правам человека помалкивали. Так вот, Евгений Бобров так вошел в раж, отстаивая интересы «свалочников» на заседании Совета 30 октября 2017, что удостоился персональной отповеди Владимира Путина:

«Вы сказали, что нам целесообразно воспользоваться опытом цивилизованных стран. Каков опыт цивилизованных стран? Примерно 1500 в мире успешно функционирующих заводов по сжиганию. Некоторые из них находятся в центре самых крупных европейских мегаполисов: в Лондоне, в Париже, в Берлине.

Даже в Швейцарии, которая является лидером по переработке отходов, а не по сжиганию, там 50 процентов этих отходов идёт на сжигание, а 50 – на переработку: 50 на 50. Вот таков опыт на сегодняшний день».

Странно только, что Бобров и Федотов намешали сугубо экологический вопрос с правозащитой. Видимо, не просто так, не «без интереса»...

Так что, плохой денек выдался сегодня у наших эко-борцунов с МСЗ рядом с Осиново. То выборы в Госсовет провалили, а вот теперь и таких высоких покровителей потеряли».


Если Бикбов затруднил себя анализом проблемы – пусть и субъективным, тележурналист Владимир Соловьев ограничился коротким изложением истории о «подвальчике». Дело в том, что Шульман связывали со сдачей в аренду подвала в доме на Рождественской в Москве под штаб Алексея Навального. К слову, формально к сделке она не имела отношения, но RT выпустили большое расследование на тему. А теперь и Соловьев пишет:

«Кирилл Вышинский вошёл в состав СПЧ, а вот некто Чиков и «подвальчик» Шульман вышли. И правильно».

Наконец, Шалтай-Бабай делают прогноз на перспективу:

«А ведь все логично. Бывший сотрудник МВД Москалькова уполномоченный по правам человека, а журналист Фадеев глава СПЧ.Когда глава Росгвардии Золотов уйдёт в отставку, он станет уполномоченным по правам ребёнка».

Безусловно, это не все мнения о новом составе Совета. Но на сегодня с длинными постами мы притормозим.

Комментарии