​Безумство красок «Другого измерения»

14 октября 2019
Культура

В минувший четверг, когда мир отмечал День психологического здоровья, в Казани открылась выставка «Другое измерение». С этой необычной экспозицией познакомился наш обозреватель.

В дальнем углу бывшего фабричного цеха на белёных стенах яркие картины казались одинокими и испуганными. Сгрудившись вместе, откровенные признания в красках двух с лишним авторов с иным восприятием мира, настороженно всматривались в посетителей. Они словно примеривались: случайный это человек, просто любопытствующий или же целенаправленно пришёл пообщаться с ними.

Да, да, именно так. Мы всматривались в рисунки, а рисунки всматривались в нас. Буйство чистого цвета соседствовало в них со стихийно-анархическим неприятием изображаемого мира, а лапидарность и обнажённая экспрессия вывернутого наизнанку сознания взывали к откровенности в реакции и неспешному соразмышлению.

Представители outsider art создают свои произведения исключительно для себя, без оглядки на сложившиеся в обществе нормы и ценности. Их самобытные произведения, свободные от эстетических, этических и социально-политических стереотипов, редко попадают в строгие залы академических музеев. Даже специалисты-искусствоведы нередко смешивают это тревожное искусство с фолк-артом, с «наивным искусством» или с примитивизмом.

Между тем, в мире существует несколько заметных площадок и для произведений направления outsider art: Art/Brut Centre Gugging в Клостернойбурге под Веной, музей Kunsthaus Kanner в немецком Мюнстере, Bethlem Gallery в прославленной психиатрической лечебнице Бедлам близ Лондона, Gaia Museum в датском Рандерсе, Whitworth Art Gallery в английском Манчестере и московский Музей творчества аутсайдеров. Ведь ещё древнегреческий мудрец Платон в диалоге «Федр» в конце 380-х годов до нашей эры, аргументировал «божественное» родство творчества и неистовства, утверждая, что «творения здравомыслящих затмятся творениями неистовых». А английский психиатр Генри Модсли в 1871 году утверждал, что так называемые безумцы и были настоящие гении, поскольку «часто избирали боковые ответвления мысли, которые люди с более стабильным интеллектом не замечали, и, настойчиво следуя этими путями, открывали новые соотношения вещей». Но до сих пор проблема о родстве гения и душевнобольного так и не разрешена…

– В Казани на наше предложение провести выставку сразу же откликнулась резиденция креативных индустрий «Штаб», – рассказывает один из основателей петербургской некоммерческой организации «Аутсайдервиль» Ольга Фоминых. – Мы рады этому, «Штаб» – абсолютно наш формат. Экспозиция состоит из художественных произведений, собранных в результате масштабного проекта «Арт-экспедиция», который с февраля по август этого года осуществляла общественная организация «Аутсайдервиль» при поддержке Союза охраны психического здоровья. За семь месяцев команда экспедиции посетила четырнадцать регионов Приволжского федерального округа в поисках талантливых работ. Их авторы – из Кирова, Саранска, Самары, Энгельса, Чебоксар, Нижнего Новгорода, Казани, Ишимбая…

Рядом со своими картинами, сидя на стремянке под прицелом телеобъектива, односложно давал ответы один из тех, кого, собственно, и называют outsider – сторонний наблюдатель. Дмитрий Нога – яркий представитель направления в искусстве, получившего название с лёгкой руки английского критика Роджера Кардинала для обозначения арт-объектов, созданных душевнобольными. В Ижевске Дмитрий, несмотря на то, что ему всего лишь восемнадцать лет, – известная личность, один из активистов сообщества творческих людей города «Art Trip». Он – будущий дизайнер.

– У меня бывают галлюцинации, – откровенно признаётся Дмитрий. – То ли это от моей буйной фантазии, то ли фантазия буйствует от этих галлюцинаций. Идёшь, бывает, а боковое зрение начинает шалить, и тогда видишь что-то невероятное. А бывают ещё и слуховые галлюцинации. Словно вдруг на ухо кто-то шепнёт: «Ненавижу». И рождаются образы. Гнев заставляет иначе увидеть этот мир. Остаётся только выплеснуть эмоции в красках. Это безумие. Хотя, наверное, немножко и гениальность, но всё же больше – безумие…

На своей страничке в одной из социальных сетей Дмитрий написал: «Убери всякую жалость ко мне. Это меня замедляет». По всей вероятности, замедлиться ему не придётся уже никогда. На одной из его картин – портрет человека с четырьмя глазами, в которых проставлены цифры «3», «6», «9», «12», а вместо носа – три стрелки: часовая, минутная и секундная. При этом голова столь странного персонажа посажена на шнековый вал. «Скорость» – гласит подпись под произведением. А ведь именно такая скорость – вращение во всех направлениях одновременно – и даёт возможность увидеть творцам outsider art мир в другом измерении.

Прямо передо мной картина Алины Цховребовой «Клоунада», где главный персонаж равнодушно, поплёвывая семечки, взирает на прыгающих перед ним деревянных марионеток. Смотрю и понимаю, что не смогу столь же свободно повторить фразу, начертанную художником над их головами: «Какое счастье, что я не участвую в этой клоунаде».

Счастлив тот, кто отстранился от этого мира? Безумен тот, кто в этом мире остался?

Пожалуй что это искусство может довести до чересчур опасных мыслей. Может быть, именно потому его и не спешат рекламировать. Среди пришедших на открытие «Другого измерения» было не так уж много журналистов и медийных лиц. Художник Альфрид Шаймарданов, чьи работы находятся в лучших музеях и частных собраниях России и зарубежья, – один из немногих, кто внимательно всматривался в каждое из полотен.

– Эти художники не зашорены, не обременены академическими веригами, – поясняет он. – У них есть свой взгляд на жизнь, которая окружает их. И они умеют мыслить образами. Вот слагаемые этой очень интересной выставки, позволяющей нам понять, прежде всего, самих себя. Чувствуется, что ребята мыслят более чётко, ясно, осмысленно, нежели мы, пришедшие посмотреть их работы.

«Мы в ответе за то, что притянули», – выписано над изображением насекомых, вьющихся над красным цветком. Эта картина Цховребовой называется «Раффлезия». Если помните, все представители этого рода растений – паразиты, вытягивающие соки из растения-хозяина. Не имея собственного мира, раффлезия разрушает чужие. Так что это совсем даже не про «мы в ответе за тех, кого приручили» Антуана Сент-Экзюпери, а про тех, кому позволяем губить нас.

И Алина Цховребова знает, о чём говорит на языке красок. Она попала в больницу после нескольких месяцев изнурительной работы без выходных в парикмахерском салоне. Там, прочитав книгу о сюрреалистах, поняла: «Многие сюрреалисты лежали в больницах, творчеством и я буду заниматься». Сейчас ей тридцать семь лет, но она по-прежнему считает себя начинающим художником. Творчество для неё – быть в мире со своей душой.

А вот старушка, опирающаяся на ходунки для инвалидов, в тапочках, имитирующих мордочки кроликов, бредёт вдоль кирпичной стены мимо ряда бутылок, баллончиков и пузырьков. Деревянная дверь в стене почему-то будит в памяти рассказ Герберта Уэллса, где точно такая же дверь символизирует возможности, которые мы не смогли реализовать, даже когда очень хотели.

Картина, которую написала Nazaria, называется «Алиса в Стране чудес». Кстати, она десяток лет была насельницей Троице-Сканова монастыря в Пензенской области, а потом в течение трёх лет работала в реставрационных мастерских Троице-Сергиевой Лавры. Теперь сорокасемилетняя Nazaria – оператор при Мордовском государственном университете.

– По сути, мы являемся продюсерами для каждого художника, – уточняет Ольга Фоминых. – Ребятам сложно бывает трудоустроиться. Единственное, чем они живут – их творчество. Наша задача – найти для каждого из них своего ценителя, коллекционера, поклонника, которые могли бы приобрести работы, поддержали их материальное положение. Все сто процентов гонорара от проданного полотна поступает автору. Мы не берём ни копейки. Мы только посредники.


Вот и в ближайшее время работы художников-аутсайдеров отправятся в Париж на всемирно известную ярмарку Outsider Art Fair, где четыре десятка международных галерей получат возможность продемонстрировать свои работы. Несмотря на то, что взнос для участников там очень велик, некоммерческая организация «Аутсайдервиль» смогла стать единственным её российским участником.

Зарубежные выставки – одна из фишек «Аутсайдервиля». Картины российских художников этого направления уже побывали во многих странах Европы.

– Во многих странах мира модель адаптации аутсайдеров отработана, – продолжает Фоминых. – А у нас всё пока в зачаточном состоянии. Мне звонят из больниц, говорят, что, мол, этот автор выходит сейчас, скажем так, в большой мир, а у него там нет никаких связей. Ему нужно помочь… Вот мы и пытаемся, как можем, помочь выйти художникам-аутсайдерам на мировой рынок.

Среди множества картин выставки работы Юрия Ешенкова смотрится несколько необычно. Он и сам очень загадочный и скромный человек. В своих произведениях Юрий использует детские игрушки, переработанные материалы, мусор... А ещё он анонимно расписывает стены своего города Саранска замысловатыми сообщениями в красках. Живёт, как признаётся сам, за счёт времени: от создания заказанных портретов до продажи собственной рабочей силы. Иногда он участвует с арт-группой «Периферия» в актёрских выступлениях. Его творческие работы время от времени занимают стены городских галерей и библиотек. А суть своих идей он объясняет так: «Ваша личность состоит из взаимодействий с этим миром, но зачем говорить о нём, пока ваши волосы растут из вас. Есть страна. Есть город. Есть люди. Есть краски». Юрию Ешенкову всего двадцать один год. И он не любит говорить о себе. Он любит говорить о нас.

Впрочем, кто знает, может быть прав американский психиатр Томас Сас, считавший, что душевная болезнь не реально существующая вещь, а лишь понятие, выработанное нашей культурой. Нам просто удобно считать «другими» тех, кто нарушает наш собственный душевный покой… Во-всяком случае, глядя на картины, представленные на «Другом измерении», я вдруг поймал себя на этой крамольной мысли.


Зиновий Бельцев.

Комментарии