Домовая церковь или гений промышленной архитектуры. В Казани спасают уникальное старинное здание

10 октября 2019
Окружающая среда

Эксперты так и не смогли завершить спор о принадлежности здания. Но все сошлись во мнении, что объект представляет ценность для города. Рассказываем и показываем.

Экспертная группа комитета по охране объектов культурного наследия Татарстана начала (а, на самом деле, и не заканчивала) свою работу вне стен ведомства. На встрече историков, архитекторов и краеведов Казани пару недель назад каждый высказывал свою точку зрения о проблемах сохранения города в его самобытности. Одна из дискуссий касалась дома на улице Клары Цеткин – в адмиралтейской слободе.

Здание из красного кирпича пока сохраняет изящество линий, хоть и смотрит на нас пустыми глазницами выбитых окон. Эксперты сошлись во мнении, что его можно и нужно сохранять. Но… для каждого образ «утопающего» оказался своим.

Старинная домовая церковь

Дискуссию о здании на улице Клары Цеткин открыл редактор телеграм-канала «Архитектурасы» Ян Гордеев. Он полагает, что в старом городе разрушается уникальная домовая церковь. Последнюю такую мы потеряли

«Спор возник недавно, и на это здание всем было наплевать. С кем я не разговаривал, даже с людьми, которые, вроде бы, неплохо знают Казань, никто не представляет о каком здании вообще идет речь, - пояснил в беседе с редакцией Ян. - Ну, Сантехприбор и Сантехприбор. Знают фабрику, знают бывшее депо конки, а это здание не знают. И понятно почему. Оно было встроено в советский производственный корпус. И когда я впервые там оказался – в 2016 году, то сразу обратил внимание на остатки кирпичной кладки. И чем больше начинаешь вглядываться, тем больше начинаешь замечать детали…»

Слева - фото внутри цеха, наружная боковая стена, на сандрике в самом центре стилизованный крест. Справа - другое окно, где видна часть полуколонны.

Гордеев полагает, что на фасаде здания есть ниша для иконы. Кроме того, можно рассмотреть сандрид к полуколонны. Все это, как считает краевед, примеры церковной архитектуры.

Для сравнения слева - ниша над входом в уничтоженный Спасо-Преображенский монастырь в Кремле, отмечает Ян. Справа - подобная ниша в здании на улице Клары Цеткин.

«Сегодня для меня лично это самый тяжелый вопрос: от церкви остались три стены, более или менее сохранен фасад. Прекрасный памятник XIX века, который официально памятником даже не признан, необходимо спасать как можно быстрее; он стремительно разрушается».

Склады, цеха… определенно, промышленный объект

Урбанист Марья Леонтьева – один из самых известных в Казани экспертов, занимающихся Адмиралтейской слободой, не согласна с тем, что спасать предстоит церковь. По следам начатой в ходе встречи дискуссии она обратилась к коллегам, изучавшим объект.

«Этого объекта нет ни в реестре ОКН, ни в списке исторически ценных градоформирующих объектов исторического поселения Казань, - соглашается с Гордеевым урбанист, добавляя. - И поэтому я обратилась к эксперту».

Собеседница урбаниста – старший преподаватель кафедры реконструкции и реставрации архитектурного наследия и основ архитектуры института архитектуры и дизайна КГАСУ Ирина Карпова. Вместе со студентами Карпова разрабатывала территорию, однако в архивах, действительно, не нашла ничего о культовости.

«Сейчас еще раз пересмотрела все архивы: по участку Алафузовых у нас дипломница собрала 8 архивных документов с планами участка и строений, плюс есть 1 план соседнего участка Стукова - нигде нет ни слова про церковь, на этом месте есть производственные корпуса фабрики. К тому же очень странное повторение фасадов с двух сторон, больше похоже на промышленные корпуса, иначе зачем повторять архитектурное решение фасадов? Церковь все- таки выделяли…»

В беседе с «Казанским репортером» Ирина Карпова добавила: дело не в том, церковь это ли нет. Важно ответить на вопрос, представляет ли здание ценность.

«И ответ не будет зависеть от статуса – культовое оно или не культовое. Ян Гордеев основывается на своих визуальных исследованиях. Навряд ли это церковь, потому что есть архивы. Там нигде нет подобных указаний. Ничего. На этом месте были промышленные корпуса. И вероятная ниша для икона может быть просто архитектурным элементом. Да и, в конце концов, даже на промышленный корпус могли повесить икону».

И Марья Леонтьева, и Ирина Карпова полагают, что здание нужно включать в список охраняемых. Тем более, что промышленные объекты Казани – и этот, в частности, отличаются интересным декором, уникальным архитектурным стилем.

Кстати, Ян Гордеев уже ответил на аргументы о повторении фасада, которое отметает версию выделения церкви. Так что спор, по всей видимости, не завершен.

«Я тщательно изучил стены домовой церкви (на фото под номером один). Судя по кирпичу, цвету раствора, пластике фасада, расшивке швов, перевязке наружной версты, эта постройка относится ко второй половине XIX века.

Повторяемый фасад (на фото под номером два) выполнен из силикатного кирпича, такой стали изготавливать в начале XX века. И если судить по тем же признакам, то фасад возведен не позднее первой половины 1930-х годов. Это очень грубая копия советского периода, сделанная, как я предполагаю, для сохранения симметрии производственного корпуса».

Еще раз изучить архивы и…

Уникальный пример промышленной архитектуры Казани. Старинная домовая церковь. Ветхий дом на улице Клары Цеткин с выбитыми окнами и остатками когда-то наклеенных объявлений. Каждый увидит в этом архитектурном герое что-то свое. Но, наверняка, многие – как и представители экспертного сообщества, сойдутся в одном: стоит попробовать сохранить осколок старой Казани, пока еще стоящий на своих «двоих».

Ясно, что для внесения здания в список охраняемых предстоит обратиться в Государственный комитет по охране памятников культурного наследия РТ. Марья Леонтьева советует заручиться поддержкой совета ТРО ВООПИиК, где есть и краеведы, и историки, и эксперты государственной экспертизы, архитекторы и реставраторы. С этим соглашаются и остальные участники дискуссии – Ирина Карпова и Ян Гордеев уверены, главная задача — сохранить этот дом.



Комментарии

  1. Розалина месяц назад
    Сохранять или нет, нужно было думать раньше. а теперь руины поздно включать в реестр охраняемых объектов. Там уже сохранять нечего. Давно пора снести и очистить это место, то что стоит уже много лет разрушенным, это по крайней мере, неуважение к живущим здесь людям: каждый день лицезреть ужасное зрелище, мимо которого страшно проходить, того гляди обвалится. Нужно было раньше думать о сохранении.