Один из старейших домов Казани – построен в 1808 году, могут снести или сжечь

«Офицерский Дом со Службами…», «Квартира Господ Офицеров», штаб всего руководства Порохового завода в годы Великой Отечественной войны, уникальный объект начала 19 века – все это имена интереснейшей постройки, которую снова спасают градозащитники.

Старейший дом Кировского района Казани под угрозой сноса. Построенный в 1808 году, сейчас он находится на балансе Порохового завода и включен в список предмета охраны исторического поселения Казани - это исторически ценный градоформирующий объект (ЦГФО). С руководством предприятия договорились о ремонте здания. В конце концов, здесь живет не чужой человек – Валерий Грязнов, сын Анатолия Грязнова, главного инженера, а затем и директора завода. Однако несколько дней назад Валерию Анатольевичу прислали извещение о принудительном выселении. Суд назначен на 23 августа, а пока Татарстанское республиканское отделение Всероссийского общества охраны памятников в истории и культуры (ТРО ВООПИиК) пытается привлечь внимание к проблеме.

«Этот жилой дом читается на планах и панорамах Казани начала 19 века и является одним из самых старых домов Кировского района, – отмечают представители общества. – В настоящее время имеется серьезная угроза сноса этого уникального жилого дома в связи со строительными намерениями застройщиков ближайших земельных участков».

«Казанский репортер» своими глазами увидел происходящее сегодня у одного из старейших домов города и убедился: угроза сноса не просто существует – по большому счету, ценный объект уже находится на строительной площадке. И, кажется, условия проживания хранителю дома и последнему жильцу создают просто невозможные – буквально в метре вырыт котлован, а двор от стройки отделяет лишь хлипкий забор из профнастила. И, кстати, дом уже отключен от коммуникаций.

Директор завода обещал показать проект ремонта. Не показал

Дискуссия о сохранении дома №16 по улице 1 мая ведется давно. В 2016 году Валерий Грязнов даже записал видеообращение:

«Кому-то неймётся, хочется непременно снести наш дом – он никому не мешает, он в идеальном состоянии. И эти глупые люди говорят: гнилушка, деревяшка, барак… Нет! Я за это время с помощью архитекторов нашел планы завода, я впервые узнал… никогда не знал, наш завод был покрыт мраком секретности, этого никогда нельзя было узнать. Но найден план завода 1878 года, царствование Александра II. И на плане этого завода есть здание нашего дома, и там подпись: «Квартира Господ Офицеров».

Всего пять домов было помечено таким значком на всем плане. И к этому только добавлю: из всех домов, которые остались с того времени, уцелели только три – все остальное уже утрачено. Это здание заводоуправления, рядом здание, которое стало потом нашей школой №10, где я учился и наш единственный деревянный сохранившийся дом».

Несколько лет назад две семьи из старейшего дома отселили в общежитие, в 20-ти метровые комнаты в разы меньше их квартир, хотя о ветхости речи не шло. На освободившейся площади дворники стали хранить свой инвентарь, а 15 июля 2016 года Валерий Анатольевич увидел, как бригада разливает из канистры по бутылкам бензин. Последнему жильцу объяснили, что бензин нужен для газонокосилки, однако Грязнов полагал, что готовится поджог:

«Если дом наш сгорит, не надо говорить, что это - короткое замыкание. И не надо никого искать. Они засветились».


В видеообращение Валерий Грязнов добавил фотографии разливавших бензин и попросил о помощи, отметив, что ему поступили угрозы. Затем появилось несколько публикаций о происшествии, а после удалось договориться о ремонте здания. По крайней мере, помощник президента Республики Татарстан Олеся Балтусова говорит, что директор Порохового завода лично обещал ей показать проект реконструкции. Однако раньше проекта появилась повестка в суд.

Кстати, планом 1878 года, о котором Грязнов говорит в ролике, документальная история интереснейшего дома не закачивается. Есть еще и заводской план 1819 года, где можно рассмотреть пометку «Офицерский Дом со Службами, построен в 1808 году».

В годы Великой Отечественной войны именно здесь обязали жить все руководство Порохового завода, включая директора и главного инженера, чтобы 24 часа в сутки они были на связи. Попытка признать дом ветхим провалилась летом 2016 года. Грязнов обращался в Генеральную прокуратура, а затем республиканскую, после чего решение суда о «гнилушке» было оспорено – ввиду «нарушения, как материального, так и процессуального права». Теперь из-за строительства «комплекса жилых домов в квартале улиц Деловая, 25 Октября и 1 Мая» уникальная постройка снова в опасности.

С одной стороны, статус ЦГФО не санкционирует снос: разрешается капитальный ремонт исторически ценного градоформирующего объекта, с учетом сохранения без изменения основного объема и стилистических особенностей решения фасадов, конфигурации крыши, исторических материалов отделки фасадов и материал кровли. С другой, в ТРО ВООПИиК говорят о неутешительном практическом опыте:

«Мы знаем из нашего большого охранного опыта: как только жителей вынуждают переехать, дома сносятся или горят. Допустить сноса нельзя. Наше предложение – оставить жителя дома В.А. Грязнова в покое до согласования проекта ремонта здания, – объясняют свои позицию градозащитники. – Выселение жителя, сохраняющего дом, считаем угрозой зданию. Призываем горожан поддержать нашу инициативу и отправить соответствующие обращения в Комитет по охране объектов культурного наследия РТ. Призываем казанские СМИ осветить ситуацию».

Свою архивную справку после обследования старейшего дома эксперты ТРО ВООПИиК в Комитет РТ по охране памятников культурного наследия и собственнику здания – администрации Порохового завода, уже отправили. Документ дает основания для государственной охраны здания. Реакция комитета и представителей предприятия пока не последовала, а градозащитники пытаются перенести рассмотрение дела с 23 августа на более поздний срок.


ФОТОРЕПОРТАЖ









Регина Алендеева.

Комментарии