«Держитесь подальше от строящихся объектов – никогда не знаешь, что может оттуда прилететь»​

24 июля 2019
Мнение

Казанские крановщики объявили о готовящейся забастовке, она должна начаться сегодня, 24 июля. Остановить работу собираются в ЖК «Салават Купере» и еще на ряде объектов. Крановщики заявили о систематических проблемах с техникой безопасности и требуют от работодателей выполнения всех норм и повышения зарплаты. Минстрой РТ признал справедливыми требования протестующих, которые написали ультиматум руководителям строительных компаний. «Казанский репортер» публикует рассказ крановщика о том, как устроена работа на подъемной машине.

Будни крановщика в Казани

Работа крановщиков связана с опасным и тяжелым трудом на высоте, часто риском для своего здоровья в любую непогоду. Не составляют редкость аварийные ситуации, вызванные высокой утомляемостью. Все помнят, как год назад упал кран на улице Камалеева. Возможно рассказ рядового крановщика о своем типичном рабочем дне поможет понять, почему возникают подобные ситуации.

Привет, дорогой читатель. Меня зовут… а впрочем, неважно, как меня зовут, я казанский крановщик, который прямо сейчас строит дом, в котором ты, возможно, будешь жить в будущем. Сколько бы ни было времени сейчас на твоих часах, какой бы ни был день недели, знай - я на работе. И сейчас я тебе немного о ней расскажу, а выводы ты сможешь сделать самостоятельно.

Мой день обычно начинается в 7 часов утра. На час раньше того, когда на объекте появляется прораб и остальные рабочие. Не беда, что сплю на час меньше, но я вынужден каждый день нарушать закон. Я не имею права залезать на кран, пока не получу наряд-допуск. Это документ, в котором четко прописан план работ крановщика на день, с указанием, на каком участке строительства будут вестись работы, какие, и где будут разгружены материалы. Документ должен быть подписан прорабом - это означает, что пуск крана разрешен, но прораб придет только через час. Но и его приезд ничего не изменит, ведь этого документа в реальности не существует и никто его не подпишет. Получается, что я лезу наверх по своей собственной инициативе и буду лично отвечать за все возможные аварии и неисправности, о которых я расскажу ниже.

Итак, я лезу на кран. Если лестница скользкая от дождя или инея - я всё равно лезу, грубо нарушая технику безопасности, ведь иначе меня лишат части зарплаты. В процессе я осуществляю визуальный осмотр крана, его основных узлов и механизмов. И в основной массе случаев замечаю, что кран собран неправильно. Лестничные пролеты секций должны располагаться друг напротив друга, чтобы, если я соскользну, мне бы пришлось лететь вниз четыре метра, а не несколько этажей. В основном они располагаются как придется. Часто можно встретить сплошные “колодцы” метра на двадцать четыре.

«Полицейский пришел на объект и…. Его не пустили внутрь сотрудники ЧОПа»

И вот я в кабине. Первое, что я делаю – начинаю проверять все механизмы крана. Кстати, все это я делаю в «свободное время», без оплаты утреннего часа. При этом стоимость 1 часа моей работы по договору равна 150 рублям, поэтому стандартная смена длится 12-16 часов, ведь иначе моей зарплаты не хватит на содержание семьи. Бывали случаи, когда мои знакомые крановщики работали двое с половиной суток без сна и отдыха - и это не преувеличение, а факт.

Итак, все приготовления закончены, и начинается самое интересное – рабочий день.

Начинается он с того, что я жду, когда кто-нибудь внизу скажет мне по рации, что я должен делать. Инструкция требует того, чтобы это был специально обученный человек – стропальщик, имеющий документ, подтверждающий его квалификацию. Но стропальщиков на известных мне объектах не существует уже давно. Их место заняли «люди с улицы», которые не имеют должной квалификации, зато готовы работать за гроши. Зачастую они просто не могут объяснить мне, чего от меня хотят. Я не придираюсь к отсутствию «корочек», я лишь хочу заострить внимание на том, что для работы с грузом внизу нужна квалификация.

Если груз будет закреплен неправильно – он упадет вниз и может убить людей. Если он окажется неподъёмным для крана, или вообще прикрепленным к земле – упадет кран и могу умереть уже я. Если в зоне подъема находятся люди или дует ветер – вновь вероятность человеческих жертв. Угол обзора из кабины ограничен, и стропальщик является моими глазами, но в условиях отсутствия квалифицированных кадров, я практически слеп. Мой вам совет: по возможности держитесь подальше от строящихся объектов – никогда не знаешь, что может оттуда прилететь.

А иногда люди без квалификации работают даже не стропальщиками, а крановщиками. На одном из крупнейших объектов, недалеко от Советской площади, за рычагами сидит работник, патент которого гласит, что он приехал в качестве продавца продовольственных товаров. Наличие у него удостоверения, подтверждающего квалификацию крановщика – очень сомнительно. Мы написали заявление в полицию, чтобы по этому факту была проведена проверка. Участковый полицейский пришел на объект и…. Его не пустили внутрь сотрудники ЧОПа. Видимо, полиция не обладает достаточными полномочиями, чтобы обеспечить сохранность жизни и здоровья людей.

8 из 10 подъемов проходят с грубейшими нарушениями

Итак, я начинаю работу, пытаясь расшифровать указания, поступающие мне по рации каждый раз от новых людей.

Спустя каждые 50 минут работы, согласно инструкции по эксплуатации любого крана, я обязан дать машине 10 минут на то, чтобы остыть. Ведь все лебедки и подъемные механизмы работают в условиях постоянного трения. Наверное, ты уже догадался, что никаких 10 минут руководство мне не дает. В результате перегретые механизмы повышают температуру внутри моей кабины вплоть до 40 градусов. Летом мне даже не нужно ходить в баню - я нахожусь в ней 12-16 часов ежедневно, без выходных. Но это не самое страшное. Механизмы крана, работающие на износ, могут в любой момент отказать. Если я делаю поворот с грузом и внезапно сработает блокировка, из-за того, что механизм поворота сгорел, кран немедленно встанет, а груз по инерции продолжит движение. В результате я вместе с краном и грузом полечу вниз. Повезет еще, если упаду на дом и поблизости не будет людей, может тогда даже выживу и никого не убью.

Почему же тогда краны массово не падают уже сейчас? Очень просто, краны не успевают прийти в негодность за время строительства объекта. Затем их отправляют на осмотр техникам и они их ремонтируют, насколько это возможно. Но это не отменяет общего механического износа машины. Есть вероятность того, что через несколько лет ты, дорогой читатель, будешь наблюдать эпидемию падения башенных кранов. Это будет неудивительно, учитывая «строгий» контроль Ростехнадзора. По закону кран не имеет права быть запущенным до тех пор, пока в его вахтенном журнале не будет разрешающей подписи инспектора. Но как говорят механики в 80% случаев это предписание удаётся обойти. Это подтверждается практикой – ни у меня, равно как и ни у одного из моих знакомых крановщиков нет не то, что этой подписи, а вахтенного журнала вообще.

По моим прикидкам 8 из 10 подъемов проходят с грубейшими нарушениями. Один раз меня пытались заставить разгрузить бочки с раствором, поставив их на балкон с обратной стороны дома. Техника безопасности строжайше это запрещает, ведь там могут находиться люди, которых груз может убить или покалечить. Я отказался, на что прораб ответил: «Все работают с нарушениями, и ты работай». И это сказал человек, ответственный за производство работ краном. Я снова в отказ. Но увы тут начали давить каменщики, мол нам не выгодно с тобой работать, потому что техника безопасности отнимает время, а это меньший объем и меньше денег. Низкая оплата труда строителей заставляет их рисковать жизнью и здоровьем.

Строители имеют сдельную оплату, а крановщики – почасовую. Из-за этого постоянно возникают конфликты внутри коллектива, и строители не любят крановщиков, требующих соблюдения правил техники безопасности и мешающих им зарабатывать деньги. Кстати да, дорогой читатель, тебе потом предстоит жить в этом доме, который мы вместе со строителями построили в таких условиях. Если ты уже в таком не живешь.

Можно ли что-то с этим сделать, или как-то повлиять на ситуацию? Мне видится только одно решение: поднять крановщикам заработную плату до уровня, при котором мы не будем вынуждены работать сутками без выходных, отменить сдельщину для строителей, предложив вместо нее не менее адекватную зарплату. Неукоснительно соблюдать правила Трудового кодекса РФ, инструкции по охране труда и прекратить найм рабочих без соответствующей квалификации.

Только так можно начать строить объекты, в которые будет не страшно зайти. Вот только в этом случае все упирается в компанию-застройщика, которая максимально экономит на квалификации рабочих, зарплатах строителей и даже безопасности и жизни людей. Захотят ли эти граждане поступиться прибылью ради соблюдения необходимых правил и норм? От ответа на этот вопрос напрямую зависят жизни не только работников стройки, но и всех, кто живет в построенных домах.

Материалы по теме
Новый микрорайон в центре Казани. Что снесут, и как построят
03:08, 8 августа
Мнение
На бульваре «Белые цветы» построят детскую лабораторию, установят гамаки и качели
12:05, 5 мая
Мнение
Новый казанский зоопарк – «Реку Замбези», показали «без комментариев»
11:05, 5 мая
Мнение
​Где появятся детские сады в Салават Купере: карта и эскизы проектов
06:03, 3 марта
Мнение

Комментарии