Леса Татарстана в правовом капкане

Наша республика с устойчивым статусом «малолесной регион» попала в первую десятку карты Greenpeace с данными о неиспользуемых сельскохозяйственных землях, которые вполне можно приспособить под выращивание леса. Одно «но». Пока закон запрещает это делать. А на министерском уровне продолжаются споры о необходимости изменений законодательства.

По оценкам Greenpeace по всей России насчитывается около 80 миллионов гектаров неиспользуемых сельхозземель, пригодных для интенсивного лесного хозяйства, создания лесных плантаций и развития лесного фермерства. Если выращивать лес на всех заброшенных сельскохозяйственных землях, то постепенно можно было бы увеличить заготовку древесины в России на 35% до 288 млн куб. м в год и создать 97 440 дополнительных постоянных рабочих мест.

Вернуть заброшенные земли в сельскохозяйственный оборот практически невозможно. В Greenpeace говорят о больших расходах и отсутствии человеческих ресурсов для обработки площадей. В Министерстве сельского хозяйства России полагают, что в оборот, по самым оптимистичным планам, удастся вернуть не более 13 процентов всего простаивающего фонда. В Татарстане мыслят менее оптимистично. Министр сельского хозяйства РТ Марат Ахметов отмечал, что у властей практически нет рычагов давления на собственников земель – только уговоры и поиск компромиссов. По закону через 3 года простоя есть возможность отсудить неиспользуемые сельхозземли. На практике – пустые надежды. В качестве примера в ноябре 2018 года обсуждали судебную тяжбу минземимущества за 500 гектаров земель в Лаишевском районе республики (при всем объеме «пустышек» почти в 100 раз больше).

«Судебные разбирательства в Лаишевском районе – это только попытка изменить ситуацию. У нас за последние 10 лет был всего один случай изъятия земель. Реального рычага для того, чтобы вернуть эти земли в собственность республики фактически нет, - говорил Ахметов, добавляя, даже право властей отсудить землю через три года легко обходиться собственниками. - Но собственники могут на третий год переоформить землю на другого человека. Так и происходит. И нам снова необходимо ждать три года».

На республиканском уровне предлагалось прописать механизм влияния на собственников, однако он не нашел одобрения.

«Поэтому приходится работать в рамках того закона, который существует», - добавлял Ахметов.

Слева - активно используемые сельхозземли Татарстана, справа - неиспользуемые сельхозземли Марий Эл, зарастающие березовым лесом. Впрочем, бывает и наоборот.

Министерский спор

Вопрос возвращения пустующих сельскохозяйственных земель поднимается на разных уровнях с завидной регулярностью. Greenpeace, в сложившейся ситуации предложили лесной вариант. Раз земли не удается приспособить под сельское хозяйство, почему бы не превратить их в «легкие» Планеты. Тем более что в ряде случаев на пустующих территориях и так начали расти деревья. Татарстан не стал исключением, мы на 7-м месте в рейтинге потенциальных участников эксперимента.

Идея выглядела простой, однако, несмотря на огромный потенциал, действующее законодательство не допускает лесоразведение на землях сельхозназначения. Лесные вариации грозят собственнику крупным штрафом - до 700 тысяч рублей для юрлиц и даже изъятием земли. Эксперты считают такую меру, как минимум, неэффективной.

«Законодатели думают, что запретами на существование леса можно вернуть эти земли в сельское хозяйство. Чиновники, пользуясь обилием запретов, «кошмарят» землепользователей, в основном в корыстных интересах. Собственники участков, опасаясь штрафов и изъятия земель, выжигают их по весне, чтобы уничтожить молодую древесную поросль. А люди, которые могли бы жить в сельских районах за счёт развивающегося на бывших сельхозземлях лесного хозяйства, особенно если бы государство хоть немного такое хозяйство поддерживало — уезжают из умирающих деревень и посёлков», — говорит руководитель лесного отдела Greenpeace Алексей Ярошенко.


«Вместо крупных штрафов и риска изъятия участка нужно просто дать возможность людям выращивать лес на своей земле. Если Минэкономразвития не изменит своей позиции, большинство регионов, особенно нечернозёмной зоны, потеряют одну из немногих возможностей для развития сельских территорий, а десятки миллионов гектаров лесов так и останутся бесхозными, будут постоянно гореть и деградировать, вместо того, чтобы приносить пользу людям», - добавляет эксперт лесного отдела организации Вилен Лупачик.

С Министерством экономического развития ситуация удивительная, если не сказать комичная. В июле 2018 года премьер-министр России Дмитрий Медведев отдал поручение о разработке механизма передачи неиспользуемых сельхозземель в лесной фонд в упрощенном порядке. Решать вопрос должны были минэкономразвития, минсельхоз и минприроды. Предложения предлагалось внести до начала октября. В декабре 2018 года – следующий шаг. Вице-премьер Алексей Гордеев поручил минприроды, минсельхозу, минэкономразвития и другим заинтересованным ведомствам провести мониторинг сельскохозяйственных земель, заросших лесом. Дальше обещали конечное решение по использованию их потенциала. Но в феврале 2019 года минэкономразвития подготовило законопроект, лишающий леса статуса, а людей – возможности их выращивать. В Greenpeace восприняли ситуацию с недоумением и вступили в спор с министром Максимом Орешкиным, который настаивал на такой версии разработки инициативы.

«Это о нашем законопроекте о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию. Он размещён в сети для общественного обсуждения. В нём предусмотрено, что заросшая лесом сельхозземля включается в лесную зону. То есть мы ситуацию с лесами на сельхозземлях не ухудшаем».

В ответ экологи говорили о скрытых смыслах.

«На первый взгляд, всё в порядке: лес ведь включается в «лесную зону». Выглядит это логично и звучит как-то успокаивающе. Но давайте разберёмся, к чему такой подход приведёт», - отмечали в организации, предлагая коротко разобрать ошибочности позиции Орешкина.

Как минимум, собственники заросших лесом сельхозземель будут вынуждены избавляться от леса, чтобы не потерять свою землю, а в России окончательно исчезнет возможность заниматься лесным фермерством. Кроме того, перевод покрытых лесом сельхозземель в лесной фонд не решит проблему в масштабах всей страны, так как это очень долгая и дорогостоящая процедура. Наконец, позиция Орешкина противоречит поручению президента, добавляли в фонде. Собственно, дальше дискуссия не развернулась. А правительство все еще тормозит с реализацией лесного маневра.

Что нужно сделать для лесов Татарстана

В конце декабря 2018 года появилась надежда на изменение ситуации. В Лесной кодекс РФ была добавлена статья 123, предусматривающая возможность лесам расти на землях сельскохозяйственного назначения. Особенности использования, охраны и воспроизводство таких лесов должно утвердить правительство России. Изменения вступят в силу уже 1 июля 2019 года, но к настоящему времени даже проекта особенностей не был опубликован, что, безусловно, не добавляет оптимизма Greenpeace.

«Многое будет зависеть от формулировок этих особенностей, но ещё нужно будет разрешить противоречия в земельном законодательстве, в частности, добавить выращивание лесов в перечень допустимых видов использования земель сельскохозяйственного назначения в статье 78 Земельного кодекса, - говорят в организации. - Медлительность правительства может быть вызвана тем, что в настоящее время Министерство экономического развития готовит проект новой земельной реформы и планирует отменить статью 123 Лесного кодекса, тем самым окончательно лишив людей возможности заниматься выращиванием лесов на собственных землях. Внесение законопроекта в Госдуму запланировано на июнь этого года».

Для Татарстана возможность передачи сельхозземель в лесной фонд могла бы стать хорошей возможностью решения проблемы малой лесистости, о которой профильные ведомства говорят на каждой итоговой коллегии в конце года. Так, в конце 2018 года министр лесного хозяйства РТ Равиль Кузюров настаивал, увеличение лесов – главная задача. Пока лесистость региона составляет 17,5 процентов, общая площадь лесов – 1,3 млн гектаров. А потенциал республики на карте Greenpeace выглядит так.

Регина Алендеева.

Материалы по теме
​Аграрии Татарстана не страховали урожай, несмотря на предупреждения о засухе
11:08, 8 августа
Специальный репортаж
​Ящур не ящер, но границу закрыли на замок
09:10, 10 октября
Специальный репортаж
​Пойдут ли рысаки на мясо?
03:12, 12 декабря
Специальный репортаж
«Мы обязательно застрянем!» Под Казанью внедорожники вышли на «Королевскую охоту»

Комментарии

  1. Анонимно 3 месяца назад
    В Оренбургской области прижился даже кедровый лес