Пожары в Полукамушках назвали «морским боем по-зеленодольски»

02 июня 2019
Происшествия

За семь дней – пять пропавших домов в исторических Полукамушках. Как дальше будет развиваться ситуация, остается лишь догадываться. Пока же «Казанский репортер» составил карту пожаров и пришел к выводу: дополнительные меры безопасности в связи с участившимися пожарами никто принимать не спешит.

В среду, 29 мая сгорели сразу два дома - №13 и №11 в Красном переулке. Затем, в пятницу, 31 мая вспыхнул дом №31 на улице Карла Маркса – это четвертая линия Полукамушков. В воскресенье, 2 июня загорелись №16 и №14 в Красном переулке. Во всех случаях гибли пустующие аварийные дома. Накануне пламя грозило перекинуться на один из немногих жилых, хозяйке – Зайтуне Коротковой, стало плохо. Соседи наскоро вынесли вещи из комнат, но пожарным, к счастью, удалось остановить пламя.

Если прибавить к пяти сгоревшим домам недели остальные пропавшие, получится портрет тающего исторического квартала. С момента получения охранного статуса сгорели восемь домов (если верить выпущенной вчера вечером народной карте, квартал потерял 11 домов - в том числе, это те, что пропали еще в 2008 и 2010 годах). Аварийщики называют пожары в Полукамушках «морским боем по-зеленодольски».

Пока нам удалось выявить лишь одну закономерность – полыхать, в большинстве случаев, дома начинали в мае. Исключение составили лишь два последних июньских пепелища. На карте – не только точки, но и обстоятельства пожаров, а также официальные версии произошедшего.

Кроме Полукамушков горят аварийные дома и в других частях Зеленодольска. Впрочем, в этом татарстанском городе можно ткнуть пальцем в любую сторону и попадешь в аварийку. Статус ветхих здесь получили более 300 домов, что стало предметом отдельных разбирательств. Люди не соглашаются с условиями расселения. В конфликт вмешался Совет по правам человека при президенте РФ, однако оказалось, что оставление людей без жилья с принудительным выкупом и новой ипотекой – законная мера. В ходе последней встречи с аварийщиками и чиновниками представители СПЧ предложили возможный вариант решения проблемы, с проведением капремонта в крепких домах из списка аварийных. Теперь подобный маневр обсуждают, собирая мнения. А пока идут обсуждения, пожары с Полукамушков перекинулись на аварийную улицу Солнечную, в дом №3 – в эти выходные на площади в 120 квадратных метров здесь выгорели два этажа и чердак. Впрочем, люди, кажется, почти привыкли.

«Да мы через день горим, если не каждый день. Весь Зеленодольск в огне, - сказала нам жительница Полукамушков Гузель Карпова. – На этой неделе только в моем квартале пять штук вспыхнули. Еще на Солнечной. А пока в Красном переулке стояли, еще одна женщина подошла, рассказала про пожар на Маяковского, там, говорит, и жертвы были (по сводкам ГУ МЧС России по РТ эта информация не проходила – ред.)»

Карпову сегодня волнует не столько культурное наследие города, сколько безопасность – собственная и сына-инвалида. Наша собеседница - одна из немногих аварийщиц, кому удалось услышать в Верховном суде РТ решение в свою пользу. Семья должна была получить квартиру на условиях социального найма метр в метр при расселении аварийки в Полукамушках. Исполком продолжил спор в Верховном суде, но проиграл. Принципиально вопрос Карповых решен, дело лишь в сроках предоставления жилья. Но в ситуации, когда дома по соседству горят так часто, Гузель опасается вернуться с сыном не в родные стены, а на пепелище.

Такие пустующие дома - типичная картина для аварийного Зеленодольска. Хотя, вроде как, муниципальные власти настаивают, что объекты законсервированы.

Ничего ценного не пострадало?

В 2017 году в Красном переулке сгорели дома №3 и №5. Картина произошедшего была почти зеркальна той, что мы наблюдаем сегодня. Тогда зампред ТРО ВООПИиК Фарида Забирова была уверена, дома «грамотно жгут», причем «первый ряд, где все памятники, не трогают».

«Если бы первый, я бы удивилась, а второй — не удивляюсь. С Казани берут пример. Мы все равно настаиваем на том, что это достопримечательное место. То, что сгорело, — это надстройки, их можно восстановить. Предмет охраны — только первые кирпичные этажи, а кирпич только закаляется от пожара, ничего ему не будет. Проблему надо решать с жителями, потому она стоит остро».

Спустя несколько лет проблема остается в подвешенном состоянии. О пожаре после инцидента 30 мая высказалась урбанист Марья Леонтьева. Несколько лет назад она вместе с другими градозащитниками участвовала в обсуждении проекта реновации района. Рабочую группу возглавляла помощник президента РТ Олеся Балтусова. На этой неделе она воздержалась от публичных комментариев по теме, хотя вопросы в сети ей адресовали. Марья Леонтьева, развивая свою позицию, отмечает, что находится в ожидании заявления Государственного комитета РТ по охране объектов культурного наследия.

«Вчера опять горели Полукамушки, исторический квартал со статусом достопримечательного места в центре города Зеленодольска. Значим этот квартал прежде всего тем, что именно с него началась городская история этого поселения. Когда были возведены дома Волго-Вишерского акционерного общества для инженеров завода. Из 26 домов сгорело 2, 2 горели ранее в 2017 году».

Дома и планировка квартала, морфологическое строение являлись предметом охраны, добавила урбанист, отметив, большинство объектов уже расселены, но где-то продолжают жить люди. Мы уже рассказывали, не выехали лишь четыре семьи.

«Это крепкие дома конца предпредыдущего века, частично аварийными в них после повторной экспертизы были признаны деревянные пристрои с туалетами и лестницами. В 2016 году мы делали исследование и предложение по их оживлению с сохранением жилья и тех, кто ещё остался жить в домах. Подразумевалось, что здесь будет общественный центр города, а уже расселенными дома получат инвесторов под конкретные функции. Охранный статус появился у квартала тогда же, - продолжила Марья Леонтьева. - Проект был представлен президенту республики.

Как и многие другие дома, эти были включены в список аварийных, и жители должны были быть расселены согласно существующему, драконовскому регламенту, при выкупе их собственности по цене 11022 р за метр, и в случае отказа расселены по решению суда. В федеральном законе расселение происходит в аналогичные по метражу квартиры, в том же районе со всеми удобствами. Дома перешли по расселению в собственность Госжилфонда или муниципалитета. Значит на них и ответственность за сохранность имущества.

Говорят, что дома подожгли бомжи, опять в середине буднего дня. Я в это не верю и мне горько.

Сохранять наследие и историческую среду может только воля, политическая и общественная. Там воля есть только у жителей и правозащитника похоже. Я не знаю, что делать в этой ситуации, чтобы остановить выжигание и наберётся ли достаточно людей, чтобы нести вахту вокруг оставшихся Полукамушков. Будем ждать последует ли от Комитет Окн заявление и взыскание в соответствии с законом в адрес собственника наследия, который допустил возгорание».

Заявление от комитета последовало лишь по запросам отдельных редакций СМИ, в том числе, «Казанского репортера». В нашем случае комментарий пресс-службы выглядел так:

«Исторический квартал «Полукамушки» в г.Зеленодольск является достопримечательным местом, объектом культурного наследия муниципального значения. Его строили для инженеров Волго-Вишерского акционерного общества (будущего завода им. Серго) в конце XIX — начале XX века. Председатель Комитета РТ по охране культурного наследия Иван Гущин и Глава Зеленодольского района Александр Тыгин неоднократно встречались с потенциальными инвесторами. Прорабатывается решение о передачи этих объектов инвесторам».

В администрации Зеленодольского района заявили, что сгоревшие дома не были ценными. Это муниципальная собственность, с которой после пожара ничего делать не планируют. Заявление в беседе с редакцией сделал начальник отдела по связям с общественностью и СМИ администрации Зеленодольского района Денис Анисимов еще после первого пожара 29 мая.

«Горели дома второй линии. Это не объекты культурного наследия. К объектам культурного наследия относятся дома по улице Энгельса – всего их восемь. А сгорели дома внутри квартала – №13 и №11 в Красном переулке, пустые расселенные. Они участвовали в программе расселения аварийного жилья. Фактически, объекты были выкуплены в муниципальную собственность».

Также Анисимов добавил, реконструкция «восьмерки» первой линии с охранным статусом уже началась. Деревянные части строений демонтированы, а к концу года дома приведут в порядок полностью, после чего туда смогут въехать жильцы. Что касается сгоревших полукаменных, их планировали передать инвесторам. После реконструкции бизнесмены могли бы открыть там офисы или использовать дома другим выгодным для себя способом. На этом все. Расследованием пожара продолжают заниматься правоохранительные органы и представители экстренных служб. Как пояснил Анисимов, очевидцы рассказали о мужчине, заходившем в расселенные дома.

«Может он окурок бросил или еще что-то, - предположи представитель администрации. – Пока основная версия – это неосторожное обращение с огнем».

Версию о неосторожном обращении с огнем подтвердили и в ГУ МЧС России по РТ. Подобный комментарий звучал после первого и второго происшествий. А третий пожар, где пропали сразу два дома, пока вообще никак не комментировали.


Регина Алендеева.

Новости от партнеров
Материалы по теме
Татарстан в 20 раз сократил бюджет расселения аварийщиков и допустил нарушения закона
10:06, 6 июня
Происшествия
Пожар в Полукамушках. Без культурного наследия, с «хорошо одетым поджигателем»
07:05, 5 мая
Происшествия
Политическая ошибка в рамках закона. СПЧ лавирует между властями и аварийщиками
05:05, 5 мая
Происшествия
СКР в споре аварийщиков, или Как уголовное дело «размыло» ультиматум властей Татарстана
02:04, 4 апреля
Происшествия

Комментарии

  1. мария месяц назад
    это инвесторы.им нужны площадки для строительства.