​Рекорд фестиваля: пять бисов на три заявленных произведения

02 июня 2019
Культура

IX Международный фестиваль имени Сергея Рахманинова «Белая сирень» добрался до своего зенита. И на сцену вновь вышли три друга – Денис Мацуев, Юлиан Макаров и Александр Сладковский.

Несмотря на запредельные цены на билеты, Государственный Большой концертный зал имени Салиха Сайдашева отнюдь не пустовал. Задолго до начала концерта люди заполняли фойе, приветливо улыбаясь друг другу и предвкушая что-то небывалое. Из-за закрытых дверей зала доносились отрывки мелодии – там всё ещё шла репетиция.

– Мы репетируем всю жизнь, потому что мы часто с Александром Витальевичем играем вместе, – чуть позже признается Денис Леонидович. – Момент репетиции для нас – это проверка чувства локтя. А всё остальное происходит во время концерта. И каждый раз мы играем как в первый раз.

– У нас всё спонтанно, – улыбается ему в ответ Александр Витальевич. – Главный закон для нас – импровизация. У нас и программа сегодняшнего выступления менялась до последних минут. Должен предупредить, что «Острова мёртвых» сегодня не будет. Будет Третья симфония Петра Ильича Чайковского, которую я здесь ещё никогда не играл. Перед нашей записью сыграем её на казанскую публику.

Дело в том, что Государственный симфонический оркестр РТ и его главный дирижёр и художественный руководитель маэстро Сладковский затеяли очередной грандиозный проект: с 14 по 28 июля Sony Classical осуществит запись всех шести симфоний Чайковского, трёх его фортепианных концертов, скрипичного концерта, «Вариации на тему рококо» и «Концертную фантазию». Об этом со сцены официально провозгласил киноактёр и телеведущий канала «Культура» Юлиан Макаров, традиционно приезжающий в Казань на этот фестиваль.

– Солистами станут победители конкурса имени Чайковского разных лет. Назову только одно имя – Борис Березовский, и уровень уже станет понятен, – сказал Юлиан Викторович. – А компанию ему составят Борис Андрианов, Филипп Копачевский, Павел Милюков

– Я хочу к 2020 году, когда мир отметит сто восемьдесят лет со дня рождения Петра Ильича, издать такое собрание, – уже после концерта пояснил Александр Витальевич. – Уверяю вас: это будет бомба.

Уже прозвучал третий звонок, музыканты заняли свои места, а зрители всё никак не могли усесться: заняты были все стационарные места, специально принесённые стулья, люди стояли вдоль стен боковых проходов, а в двери просачивались всё новые жаждущие услышать выступление пианиста-виртуоза. И это при том, что в Казани давно ходит про него такая шутка:

– Вы слышали, к нам приехал Мацуев?

– Как? А разве он уезжал?

Но привыкнуть к хорошему невозможно. И сколько бы он ни играл на сцене Государственного Большого концертного зала имени Салиха Сайдашева, интерес к нему не угасает.


Но вот, наконец, всё успокоилось, ведущий концерта сказал все необходимые слова о Ференце Листе, который при жизни был известен как Франц – именно так всю жизнь представлялся сам, хотя в метрическую книгу был занесён как Франциск, и о его Концерте № 2 для фортепиано с оркестром, писавшемся двадцать лет, начиная с первых набросков, и звучащим двадцать минут, и пианист прикоснулся к клавишам.

Пасторально-задумчиво звучащий оркестр словно томился чем-то, но в него ворвались свежие музыкальные потоки фортепиано, оживили его, наполнили верой в грядущие перемены, и вера эта росла, развивалась вместе с партией пианиста, убеждала и звала за собой. Мощные импрессионистические аккорды солиста вызвали к жизни «шквал» оркестрового сопровождения, движение ускорялось, наполняя звуками весь зал до отказа. Экспрессивное, дерзкое туше Мацуева дополнялось ясным звучанием и насыщенной мелодичностью, богатым спектром оттенков и разнообразием нюансов. Росло напряжение, нервическая дрожь, стремление вырваться за пределы обыденного. И мне вспомнилось давнее признание Дениса Леонидовича: «Мне необходимы эмоциональные выплески. Очень приятно просто поорать в лесу». За неимением леса, он совершал свои эмоциональные выплески через исполняемую им музыку, через способ звукоизвлечения и импровизиционное прочтение классики.

Деликатное отношение к каждой ноте, прослушивание всех пауз, подробное интонирование, богатая палитра нежнейших красок характеризовали игру Мацуева, при этом пианист свободно обращался с темпом, играл страстно и порывисто. Борьба, которая происходит внутри этого произведения, – основная интрига состязания, а именно так переводится латинское concerto, устроенного между оркестром и солистом, туше которого отличалось полнозвучием. Как итог – у слушателей возникло потрясающее впечатление воспоминания или раздумий о каких-то душевных, прекрасных переживаниях.

Рахманиновский Концерт № 4 для фортепиано с оркестром, продолживший программу первого отделения, начался резко, порывисто. Дерзкую зловещую токкатность стремительного бега, графическую заострённость фортепианных фигураций, напряжённые гармонии сегодня принято толковать как трагическое мироощущение композитора. Эту неизбывную тревогу Денис Леонидович до предела насытил романтической грустью. Когда музыкант касался клавиш Steinway, казалось, что он звуками музыки он трогал заветные струны сердец.

– И Лист, и Рахманинов были пианистами, они писали в расчёте на себя, поэтому их произведения очень пианистичны, – уточнил Мацуев.

Овации не смолкали, букеты цветов рекой текли на сцену. И расчувствовавшись, прославленный пианист подарил казанцам три биса: Экспромт № 3 Франца Шуберта, Скерцо из Третьей сонаты Людвига ван Бетховена и Патетический этюд Александра Николаевича Скрябина. И вновь вспомнились давние слова Дениса Леонидовича: «Нужно каждый раз заново доказать своё право на чьё-либо внимание, чем-то удивить публику, которая слышала меня уже много раз». На сей раз ему это удалось. Впрочем, как и всегда…

Второе отделение было полностью отдано Симфонии № 3 ре мажор Петра Ильича Чайковского.

О её создании сохранилось мало документальных сведений: черновики симфонии утрачены, и музыковеды не могут точно сказать, в каком порядке произведение сочинялось, что было купировано, что дописано композитором. Популярной она не стала, даже в наши дни её исполняют значительно реже, чем другие произведения композитора. А вскоре после завершения Симфонии, Пётр Ильич начнёт писать балетный шедевр – «Лебединое озеро», которое, впрочем, далеко не сразу покорит сердца аудитории и музыкальных критиков. Борис Владимирович Асафьев, русский композитор и музыкальный критик, считал, что от этой Симфонии также «тянутся психологические и тематические нити к “Спящей красавице” и “Пиковой даме”».

Возможно, это утверждение связано с теми музыкальными образами, каждый из которых – отдельная тема Симфонии. Скорбь и трагизм, с которых начинается первая часть произведения, скоро сменяются свободно дышащим напевом, пышностью и ощущением надвигающегося праздника. Светлые, нежные мотивы вальса второй части, не омрачённые жизненными бурями, напоминают первые акты «Лебединого озера». Лирическая грусть третьей части сходна с одной из самых популярных фортепианных пьес Чайковского «Осенняя песня» из «Времён года». Причудливая фантастичность четвёртой части предвосхищает будущее скерцо программной симфонии «Манфред». Финал Третьей симфонии ярок, полон блеска и юмора.

Маэстро Сладковский был чрезвычайно осторожен в изложении музыкального текста, но при этом свободен, радостен и раскован. Мир, созданный Чайковским, для Александра Витальевича не чужд: будучи по своей природе романтиком, лириком, глубоко чувствующим и страстно реагирующим на любое проявление эмоций, властелин симфоников умело провёл их по тонкой грани между тревожным накалом и светлой грустью.

Через пару недель в музее-заповеднике величайшего русского композитора в Клину пройдет фестиваль Чайковского. В этом году Государственный симфонический оркестр пропустит его: подготовка к записи собрания сочинений Петра Ильича требует сосредоточенности. Но зато Мацуев каждый день будет там встречать посетителей и рассказывать им о музее: у прославленного пианиста появился голографический двойник.

– Я с ним уже подружился, он неплохой человек, – шутил Денис Леонидович на эту тему. – Он встречает гостей при входе в музей Чайковского и будет проводить там экскурсии по легендарному дому. Звучит мой голос, звучит музыка, которую я играю. Мне кажется, это интересно. Современные технологии в этом случае сыграли очень хорошую роль. Вообще, Клин должен стать крупнейшим музыкальным центром мирового значения, всё к этому идёт. И вообще Чайковский и Рахманинов – крупнейшие фигуры в музыке, они идут всегда рядом. Это два великих русских композитора, дирижёра и пианиста.

Кстати, в 2021 году в Москве по инициативе Мацуева состоится Международный конкурс имени Сергея Васильевича Рахманинова, где участники будут состязаться по трём специальностям: фортепиано, дирижирование и композиция.

Пока я размышлял об этом, на зал обрушились последние такты Третьей симфонии Чайковского, мощные, жизнеутверждающие, с широким размахом, большой яркой кульминацией. И слушатели вновь откликнулись нескончаемыми овациями, в которых потонул величественный финал-апофеоз произведения.

Тонкий, едва уловимый юмор Чайковского передался маэстро, и бисы Александр Витальевич буквально схулиганил. Пляску скоморохов из оперы «Снегурочка» Николая Андреевича Римского-Корсакова Сладковский дирижировал всем корпусом, не задействовав рук: он тряс головой, передёргивал плечами, покачивал бёдрами и чуть ли не пускался в присядку. Восторженная публика, вытащив смартфоны, старалась хотя бы фрагментарно записать это его выступление.

А дальше в ход пошла «тяжёлая артиллерия»: «Стан Тамерлана» из оперы Александра Владимировича Чайковского «Легенда о граде Ельце, Деве Марии и князе Тамерлане» – своеобразная визитная карточка оркестра, перед которой не могут устоять нигде в мире. Татарстанские симфоники и Сладковский, как всегда, растворялись в безудержной, шквальной, сметающей всё на своём пути музыке.

На часах уже была половина десятого ночи, а публика не желала расходиться. И Александр Витальевич вновь и вновь выходил к дирижёрскому подиуму, чтобы принять очередную порцию цветов и благодарных аплодисментов.


Зиновий Бельцев.

Комментарии

  1. Замилова Р. 5 месяцев назад
    Уважаемый Зиновий Бельцев! В Интернете "гуляет" опечатка - Пляска Скоморохов Р-Корсакова.
    А на самом деле Пляска Скоморохов П.И. Чайковского из оперы Снегурочка была исполнена на бис 31.05.19.