​Сергей Толстых, глава «Заставы»: «В школах нужно строить не заборы, а мосты»

21 мая 2019
Интервью

Руководитель группы охранных организаций «Застава» Сергей Толстых рассуждает о том, как нужно реформировать систему охраны в школах, чтобы предотвратить ЧП, рассказывает, чего не хватает на уроках ОБЖ и о том, какие формы приобретает молодежная преступность. «Казанский репортер» поговорил с предпринимателем, основавшем группу охранных предприятий.

– Какие выводы нужно сделать по итогам происшествия, которое случилось в 7-й гимназии? Кто здесь ответственен?

– У нас всегда ищут крайних, кто крайний? ЧОПовец? Педагог? Мальчик? Надо подходить комплексно к этой проблеме. Я бы не стал тут искать виноватого. В том числе и в лице того же чоповца, который там стоял. Тут мы уже последствия видим, а истоки нужно смотреть в семье этого парня. И в самом обществе. Нет взаимоотношений между родителями и детьми. Родители все время на работе, дети предоставлены сами себе. Все делают виноватым сотрудника ЧОПа, но я бы встал на его защиту. Во-первых, по федеральному законодательству сотрудник ЧОП не может производить досмотровые мероприятия. Он может только предложить человеку показать, что у него есть. В этой гимназии около тысячи учеников. Вот как можно себе представить досмотр, если один человек сидит на металлорамке? Это же не только мальчики, но и девочки. А их должны досматривать женщины. 8 утра начинается линейка, идет масса людей. Если их проверить так, как положено, нужно 3–4 рамки, и еще 3–4 сотрудника должны стоять на проверке.

– Школы должны превращаться в крепости на осадном положении?

– Ни в коем случае! Зачем нам строить тюрьмы для детей, у нас и так все тюрьмы переполнены. Досконально проверить при входе всех просто невозможно. Иначе мы превратим учебное заведение в тюрьму, я категорически против этого! Поставить рамки и 2–3 бугаев, которые своим видом будут провоцировать подростков? Я считаю, что это – не выход.

– В чем видите выход?

– В свое время я обращался в Совет безопасности и в МВД, у меня было конкретное предложение: распределить частные охранные предприятия по районам и закрепить за ними конкретные школы. Среди тех ЧОПов, которые соответствуют всем требованиям и зарекомендовали себя. Но если будет просто стоять огромный дяденька, который будет стоить очень больших денег и пугать всех своим внешним видом, я думаю, эффекта не будет. У подростков это будет вызывать обратную реакцию: показать себя, спровоцировать сотрудника охраны… Речь о другом. Функция охраны должна быть в полном взаимодействии администрации школы с контролирующими органами. В чем задачи? Выявление лиц с девиантным поведением, информирование в контрольные органы о них. При этом не только учеников, но и родителей. Представители ЧОПов могли бы проводить собеседования с родителями, например, знать у кого есть дома оружие, работать с участковыми… Давайте начнем изучать кто учится в той или иной школе: средний класс, условный пролетариат, дети чиновников? У них у всех разные интересы и мировоззрение.


– То есть школьные охранники должны быть неким участковым по учебному заведению?

– Правильно. Но скорее даже они должны выполнять нечто вроде агентурной работы, только в специфике учебного заведения. Наблюдение, предотвращение, фиксация нарушений… Дети должны понимать – если они что-то натворили, то будет ответственность. Сотрудник ЧОП это зафиксирует, составит акт, направит документы участковому, сотруднику по делам несовершеннолетних. Будет комиссия, в которую входит представитель ЧОПа. Агрессивных подростков он «берет на карандаш», беседует с учителями: как этот ученик ведет себя в классе, с учителями, со сверстниками. Если он действительно представляет какую-то опасность – значит нужно сигнализировать в определенные органы. Такая система взаимоотношений школы, ЧОПов и правоохранительных органов будет куда полезнее.

– Строить не заборы, а мосты…

– Конечно! Нужно общаться, а то у нас дети сами по себе. У родителей нет времени, они на жизнь пытаются заработать, учителя завалены бумажной работой. А на полицейских сколько взвалили?! У них бумажной волокиты с каждым годом все больше, при этом их сокращают и сокращают. С детьми надо разговаривать и делать это индивидуально. Когда с ними говоришь не с позиции силы, а начинаешь вступать в нормальный диалог, объясняешь им последствия, совсем другой результат.

Мы охраняем ряд торговых центров, видим, как собираются подростки, пьют пиво. Когда с ним начинаешь спокойно разговаривать, дорогой, у тебя есть мама с папой, если тебя сейчас заберут сотрудники полиции, составят протокол по «административке», родители будут переживать. Дальше дойдет до школы, будет педсовет… Нужны эти неприятности? Нет. Все…

– У нас есть столько действительно квалифицированных сотрудников ЧОП, которые могут наладить коммуникации и вести эту работу, чтобы «закрыть» все школы?

– Если разбить по районам, я думая да. Конкретно я – готов. По Авиастроительному району с удовольствием взял бы на себя такую работу.

– Сколько нужно денег, чтобы все это осуществить?

– По моим расчетам на республику около миллиарда рублей в год. Бюджет можно найти. У нас есть замечательный пример самообложения, там идет субсидирование, на один собранный рубль бюджет добавляет четыре.

– Парень пришел на урок с пневматическим пистолетом и ножом. Думаю, он далеко не единственный, у кого есть такое оружие, часто – совершенно на легальных основаниях. Травматическое оружие, газобаллонное, холодное сейчас есть у множества подростков. При этом никто не учит, как обращаться с такими вещами.

– Есть такая песня ДДТ, «Не стреляй», вот с этого нужно учить. Объяснять, что это не игра. Объяснять, что когда вытащил оружие, оно, как правило, стреляет. У выстрела будут последствия и очень печальные результаты.

– В школе об этом рассказывают?

– Я очень сильно сомневаюсь. Так вот пусть ЧОПовцы и рассказывают об этом и пусть показывают, к каким травмам это может привести, показывают ролики с последствиями…

– Может быть на ОБЖ рассказывать об этом, а не делать макеты автоматов, надевать противогазы на скорость и учиться накрываться простыней в случае ядерного удара? Рассказывать вещи, более приближенные к практике: как защититься от бродячих собак, как обходиться с «доступным» оружием, как не потеряться в лесу и не получить обморожение…

– Все это нужно. Министерство образования должно сделать шаг в этом направлении. Акценты нужно делать на повседневной жизни. Мы, в свою очередь, можем предложить свое участие в жизни школы в виде общения с детьми в рамках ОБЖ, на переменах. Думаю, подросткам это будет интересно. Вот у меня есть свой учебный центр, я легко могу составить несколько разделов учебных занятий. От поведения на улице, травматизма, психологических нападок и так далее. Детей надо заинтересовывать. Все можно расписать, но нужно встречное желание от министерства образования.

– Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова предложила заменить школьных психологов на людей, которые будут отслеживать социальные сети учеников. Как вы относитесь к этой инициативе?

– Вот мы как раз про это и говорим. Что делает школьный психолог? Роль его сводится к тому, что он должен погасить эмоциональное потрясение у ребенка, переговорить с родителем. Дальше какие его действия?

–То есть психологи не нужны в школах?

– Я не говорю, что они не нужны, я просто не вижу от них максимального КПД.

– Так и от охранников сейчас КПД не особо высокий.

– Согласен. Цели другие и полномочий нет. Я говорю о своем видении решения проблемы. Была трагедия в Керчи, сейчас происшествие у нас. Что чиновники сделали после этого события? Ничего. Но ведь у них тоже есть дети. Ну давайте соберем координационное совещание, посмотрим документы, обсудим. У меня сын уже школу заканчивает, но у меня дочь растет. И я думаю, что если ничего не делать, то через 5-6 лет еще хуже будет.

– Криминогенная обстановка среди молодежи беспокоит?

– Конечно. Снова мы видим «сборы», возрождение криминальной субкультуры… Нужно не просто охранять школу, нужно работать с молодежью, и девиантной в том числе. Молодежь сейчас часто не понимает, что творит. Нет авторитетов, ни среди правоохранительных органов, ни среди тех, что были в криминальной среде. Есть необузданные мелкие шайки, формирующиеся в группировки. Вот такая стадия. И когда их кто-нибудь возглавит, тогда будет караул… Так что времени терять нельзя, дети это самое дорогое, что у нас есть и когда либо будет.

Комментарии

  1. Юрий 5 месяцев назад
    Сергей прав на все 100! Правильные слова! Услышите его, те кто обязан слушать и делать!
  2. Аноним 5 месяцев назад
    Молодец Толстых!
  3. Оксана 5 месяцев назад
    К сожалению, его не кто не слышит(, а он прав!
  4. Вася 5 месяцев назад
    Мужик дело говорит. Насчет ярда наверное загнул, но в целом мысли правильные