СКР в споре аварийщиков, или Как уголовное дело «размыло» ультиматум властей Татарстана

«Аварийная программа законна», но Следственный комитет «возбудил уголовное дело по заявлению ее участников». Шаги властей «подкреплены судебными решениями» – можете опротестовать, но сразу говорим, все апелляции – это «провокация и попытка нажиться». Вопросы будем решать «в индивидуальном порядке», но положенную квартиру матери с сыном-инвалидом давать не станем. «Казанский репортер» продолжает рассказывать об «аварийном» споре, который все-таки добрался до точки «встреча в кабмине».

Зеленодольск, Чистополь, Альметьевск, Заинск, Уруссу… На встречу с премьер-министром РТ Алексеем Песошиным во вторник, 17 апреля приехали аварийщики из разных точек республики. В списке было 16 имен. Группа поддержки у здания правительства насчитывала десятки человек. А внутрь пустили лишь пятерых – участников программы и адвоката Сергея Сычева, представляющего интересы большинства недовольных в судах. Впрочем, и эта мини-встреча могла сорваться. Для людей ограничение списка стало неожиданностью.

– Сказали буквально следующее, – у дверей, после короткой беседы с представителем протокольной службы объяснял Сычев. – Песошин сидит в кабинете и ждет людей по списку – пять человек. Если будет желание, можно и на следующей неделе также, пять человек записаться.

– А по поводу средств массовой информации?

– СМИ – нет. Потому что у них свои СМИ.

– Опять скрывают?

– Вы меня не принимайте как представителя власти. Он просто вас боится. Мне сказали так – либо заходят по списку, либо не заходят никак. Я не могу за вас решения принимать. Решайте.

Решили идти, полагая, что в следующий раз возможности поговорить и вовсе не будет. Кстати, ограничили не только присутствие журналистов, но и возможность записи встречи аварийщиками. Поэтому в изложении мы можем руководствоваться лишь комментариями сторон. Как сказал Сычев по итогам встречи, за что купили – за то и продаем.

Пять на пять

П-образный стол, во главе – Алексей Песошин. Вместе с коллегами он представляет республиканские власти. Из Зеленодольска вызвали главу района Александра Тыгина. На профильные вопросы должны ответить заместитель министра строительства, архитектуры и ЖКХ Алексей Фролов, начальник управления строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйств Ильдар Сибгатуллин, начальник отдела реформирования и модернизации ЖКХ Марат Ахметов. Правда, их реплик мы не услышим. В пресс-релизе будет упомянута лишь краткая позиция властей Татарстана.

«В ходе встречи гражданам были даны разъяснения по вопросам, связанным с реализацией республиканской программы, проведением процедуры признания жилых зданий аварийными и определением их выкупной стоимости, –разъяснит позже пресс-служба кабмина. – Алексей Песошин напомнил, что главной целью программы по ликвидации аварийного жилого фонда является обеспечение безопасности граждан. Далее премьер-министр Татарстана заслушал обращения граждан и дал соответствующие поручения руководству Зеленодольского района и профильным министерствам».

С другой стороны «баррикад» - аварийщики. Тоже пять человек. «Интересы граждан представлял адвокат Сергей Сычев», – напишут в релизе пресс-службы, не упомянув имен зеленодольцев. Между тем, за каждым – своя история.

Марина Сапунова лишилась жилья вместе с тремя поколениями своей семьи «из-за отставания обоев и расстройства смывных бачков» – людям предложили самостоятельно заняться сносом аварийного здания. Гузель Карпова стояла в двух очередях на жилье, в том числе, по инвалидности сына – парень передвигается на коляске, с детства страдает ДЦП. Суд потребовал, чтобы исполком предоставил жилье на условиях социального найма, однако у районных властей своя позиция.

«У нас в городе на очереди на исполнение по решению суда 14 квартир по социальному найму. Жилья нет», – сказал в ходе вчерашней встречи Тыгин.

В суде представители администрации говорят те же слова. Требование первой инстанции районные власти опротестовали, а последняя апелляция назначена на 18 апреля. На чью сторону встанет суд, предсказывать не берется и Сычев. Пока вердикты выносились не в пользу аварийщиков, а сегодняшняя встреча лишь подтвердила, от позиции «у нас все по закону» власти Татарстана отказываться не намерены. Единственное, что могут обещать – это индивидуальный подход, но как реализовать на практике подобную гарантию, неясно.

«Как таковых переговоров не было. Сказали, что все законно. Имеется комиссия, которая будет решать все в индивидуальном порядке. Выдавать, возможно, жилье какое-то и так далее, – скажет Сычев, выйдя из здания кабмина после почти двухчасовой встречи. – Поставлен определенный ультиматум. Квартиры предлагают по социальной ипотеке или специализированному найму – 37 рублей за квадратный метр. Это общие идеи, а отдельно по городам надо уточнять. Сказали или так, или так. По закону другое не можем. Было сказано, что пережили две проверки Генеральной прокуратуры, три проверки Следственного комитета – все нормально. Где результаты этих проверок, неясно».

Все по закону, но…

В одном из ответов аварийщикам – люди спрашивали, откуда взялась нерыночная выкупная цена в 11 тысяч рублей за квадратный метр, Генеральная прокуратура ссылалась на комментарии татарстанских ведомств. Те, в свою очередь, кивали на №328-р протокол от 25 декабря 2013 года №ИХ-12-378 кабмина РТ. Принятый, а затем признанный недействующим решением суда от 1 марта 2017 года. Тогда Верховный суд РТ рассматривал иск семьи Гавриловых, требовавших признать недействующим решение республиканского правительства об установлении предельной цены за метр. Однако производство было прекращено, потому что спорный протокол признан недействующим. А раз он недействующий, то и выкупная цена незаконна? В понимании властей республики, это не так. По словам официального представителя Казанского кремля Лилии Галимовой, протокол о цене «аварийного» квадратного метра был признан недействующим лишь потому, что реализация программы по переселению из аварийных домов официально завершилась. Часть несогласных успели оспорить дешевый метр.

«Те, кто обратился в суд, и суд установил более высокую цену, получили компенсацию из расчета стоимости метра, установленной судом. Те же, жилье которых суд на основе экспертизы оценил ниже, все равно получили компенсацию, установленную правительством в 2013 году», – пояснила Галимова в беседе с «Реальным временем».

Из-за путаницы с регулировавшими программу нормами подобные взаимоисключающие решения принимались сплошь и рядом. И, самое смешное, все они, действительно, могут быть признаны законными – они соответствуют Жилищному кодексу. Только вот кроме Татарстана абсурдные условия решился выполнять лишь один регион России – Архангельская область. И то в период дотационных бед.

Еще один момент. На старте татарстанская программа получила финансирование в 9,7 млрд рублей – 4,3 млрд рублей от Фонда содействия реформированию ЖКХ и 5,4 млрд от Татарстана. Затем республика сократила свои вложения до 1,3 млрд рублей, тогда и появился протокол с 11 тысячами рублей. С перегибами ранее поручил разобраться глава Фонда Сергей Степашин, контролирует ситуацию и Совет по правам человека при президенте России. А точкой, когда в Казань приедут представители независимой (как обещают) спецкомиссии из Москвы, называют май – тогда будет дана первая оценка поиску компромисса сторонами. Впрочем, представитель СПЧ Наталия Евдокимова – она приезжала в Казань ранее и участвовала в создании московской группы, рассказала «Казанскому репортеру», что настроения татарстанских представителей ей не понравилось.

«Степашин надеется, когда приедет в Татарстан рабочая группа, проблема уже будет решена. Мы – СПЧ, тоже надеемся, – сказала Евдокимова. – Но меня все-таки не порадовала реакция ваших представителей, потому что никакого ясного обещания не прозвучало. Сказали – да, будем решать проблемы по мере их поступления. Честно вам могу сказать, у меня не появилось уверенности, что к нашему приезду все-таки проблема будет решена. Если я не права, буду только очень рада».

Обвинения в наживе, скрытая камера и уголовное дело

Встрече в кабмине предшествовала большая подготовительная работа, призванная сформировать однозначное общественное мнение об аварийщиках – перед нами мошенники, которые решили заработать денег на государстве. Например, опубликовали некую «оперативную съемку» или «съемку скрытой камерой», где сняли беседу Дании Перминовой – дочки 93-летней Марфуги Гадиевой, с Александром Тыгиным. Зрителю представляют нарезку кадров и описание. Один из вариантов приводим чуть ниже (орфография и пунктуация сохранены).

«…дочка ветерана войны Марфуги Гадиевой торгуется с мэром Зеленодольска о новой квартире. Напоминаем, это та дочка, которая купила квартиру и поселила в уже аварийный дом свою 94 летнюю мать. Теперь становится понятно к чему она устроила весь скандал, петиции… У вас ещё остаются сомнения в искренности так называемых "аварийщиков"?»

По словам Перминовой, было несколько встреч с главой района. Та, что на видео, состоялась несколько недель назад – Тыгин пригласил выслушать предложения по квартире, которую, как обещали, должен оплатить загадочный спонсор. О том, что проблему ветерана готов решить некий благотворитель, заявили власти республики, однако де-факто его так и не представили. Переговоры на записи, как отметила Перминова, не первые. До них представители администрации предложили рассмотреть квартиры не только в Казани и Зеленодольске, но и в Москве и Санкт-Петербурге. «Это что провокация?» – Дания Перминова говорит, что сразу задала Тыгину этот вопрос.

«У вас в коем-то веке есть благодетель, – цитирует она ответ чиновника. – Дайте нам все варианты. Я все это сообщу наверх. Питер, Москва, что вас устроит».

Когда Перминова пришла на следующую встречу, она проходила уже под запись скрытой камерой. Фактически, дочь ветерана вели к повторению сказанного до этого, но уже для съемки, рассказал «Казанскому репортеру» Сергей Сычев. А в смонтированном варианте ролика получилось так, будто дочь Марфуги Гадиевой вымогает квартиру в Москве. Почему вообще переговоры записывались, неясно. Законных оснований для этого не было. И, к слову, часть беседы расслышать невозможно – там, где звук сбоит, неизвестный автор в титрах дописывает сказанное.

«Если у него (Тыгина – ред.) хватает смелости манипулировать, а там видны стыки, это нарезка видео. Если он мужчина, пусть покажет все видео встречи, от начала до конца. Чтобы было понятно, в чем суть. А не эта манипуляция, – добавила Перминова. – Да и вообще, есть ли мужчины во власти татарстанской? А это смонтированное видео шито «белыми нитками». И если уж я такая неудобная, выполните свое обещание – заткните мне рот квартирой в Казани, пусть это будет подарком моей старушке к 9 мая. Ведь наши переговоры после обещания властей о спонсоре продолжаются третий месяц. Я же пока вижу, что решение просто пытаются саботировать».

Сергей Сычев после встречи в кабмине добавил, обвинения со стороны Тыгина звучали и в его адрес – прямо в кабинете Песошина: «глава Зеленодольского района попытался выставить так, что я являюсь исключительно подстрекателем и зарабатываю деньги на аварийщиках». Впрочем, этой деталью Сычев делился, скорее между делом – для иллюстрации общего настроения. Финальный же вывод звучал следующим образом.

«Этот личный прием очень важен, потому что мы, наконец, поставили точку во мнении властей Татарстана. То есть власти Татарстана решили так. И здесь бесполезно ходить, и писать заявления. Сказали: только в рамках закона решается – так, как они его понимают, или социальная ипотека или найм».

Многоточием в длинном «аварийном» дне стала информация о возбуждении уголовного дела по заявлению зеленодольских аварийщиков. В СУ СКР по РТ пригласили одну из участниц коллективного заявления – Марию Родину. С копией ходатайства о признании потерпевшими 25 аварийщиков «Казанский репортер» ознакомил Сергей Сычев.

«27 марта 2019 года во втором отделе по расследованию особо важных дел СУ СКР по РТ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренном ч.1 ст.293 УК РФ (Халатность). Материал проверки содержал сведения о всех возможных потерпевших. Однако, в нарушение закона, процессуальные решения о признании потерпевшими, до сих пор не вынесены. Прошу вынести процессуальные решения о признании потерпевшими следующих лиц…»

Ходатайство направлено 15 апреля на имя главы второго отдела Адиатуллина Р.И. Пока дело возбуждено в отношении неустановленных лиц. Следователям предстоит ответить на вопрос, как в один день – а это было 31 декабря, десятки домов в Зеленодольске были признаны аварийными. И почему решения часто принимались по фотографиям без реального выезда на место. Нам же остается лишь наблюдать за развитием событий.


Регина Алендеева.

Материалы по теме
Проводы последних жильцов Полукамушков совпали с презентацией тайного поджигателя
09:08, 8 августа
Специальный репортаж
Татарстан в 20 раз сократил бюджет расселения аварийщиков и допустил нарушения закона
Пожары в Полукамушках назвали «морским боем по-зеленодольски»
Пожар в Полукамушках. Без культурного наследия, с «хорошо одетым поджигателем»

Комментарии