«Мы кричим о помощи». 3000 животных океанариума могут оказаться в «тюрьме со смертным приговором»

Владельцы городского океанариума на пятый день закрытия развлекательного комплекса «FUN PARK» опубликовали открытое письмо с призывом спасти 3000 животных, в том числе, краснокнижных. «Казанский репортер» поговорил с участниками спора, связался с зоозащитниками, природоохранными организациями и с удивлением обнаружил, желающих принять участие в спасательной операции много, но… помощи ждать пока неоткуда.

Верховный суд РТ вынес решение о приостановлении работы комплекса еще в конце марта, однако документы ответчики получить пока не смогли. Апелляции откладывается, а совладелец океанариума Ольга Мазанова опасается, что со временем в здании будут отключены коммуникации, что неминуемо приведет к гибели животных. Сегодня содержанием всей системы океанариума занимаются несколько человек, с частью штата пришлось попрощаться, как минимум, на время простоя. Поддержание жизнеспособности системы обходится в 1,5 миллиона рублей в месяц, рассказала Ольга в беседе с «Казанским репортером». Пока средства есть, вопросов с уходом за животными не возникнет, но есть и другая проблема, и решить ее только своими силами не получится.

«Конечно, мы всеми силами поддерживаем жизнедеятельность океанариума. Это требует больших финансовых расходов, и нам непросто. А еще сложнее будет, если отключат свет, и такие обещания уже звучат. Если коммуникации обрубят, гибель животных будет неминуемой, поскольку им необходимо тепло и поддержание определенного температурного режима».

«Если будет много неравнодушных людей, нас услышат»

Комплекс закрыт с понедельника. Точнее, владельцы здания приостановили работу на основании решения суда. По словам Ольги Мазановой, все выявленные нарушения пожарной безопасности — а их было 120, устранены, угрозы для гостей не существовало, о чем на слушаниях говорили и представители ГУ МЧС России по РТ. Верховный суд РТ подтвердил лишь 3 недоделки, и все они касались оформления документов. Такова версия «FUN PARK». С другой стороны, старший помощник прокурора Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев предлагает более угрожающую характеристику.

«В числе не устраненных нарушений изменение функционального назначения здания и отдельных его помещений, изменение объемно-планировочных и конструктивных решений, где должны применяться действующие нормативные документы по пожарной безопасности в соответствии с новым назначением здания и помещений. Кроме того, в помещении океанариума не обеспечивается содержание строительных конструкций в соответствии с требованиями проектной и технической документации, допущены изменения конструктивных, объемно-планировочных и инженерно-технических решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормативными документами по пожарной безопасности».

Возможно, оба варианта касаются именно документального обеспечения. Если и продолжать спор, то пусть он развернется именно в суде, а не на страницах средств массовой информации. Но будет ли дальнейшее разбирательство?

«Как только решение появится, будет подана еще одна кассационная жалоба и тогда какой-то период мы, возможно, проработаем. Но сейчас есть большая вероятность, что нас вообще закроют, поэтому мы и привлекаем общественность, просим поддержки, чтобы наши животные жили, — объяснила Ольга Мазанова. — Мы хотим сделать видеообращение к президенту РТ Рустаму Минниханову. Знаем, что президент любит животных, его сын – частый гость в нашем океанариуме. Надеемся, президент Татарстана поможет разобраться, поддержит, потому что по факту здание хорошее, все нормы там соблюдены. Есть экспертизы, и все это было предоставлено в суде. Поэтому мы были уверены, что примут правильное решение на основании проделанной работы, а в итоге вот такой вердикт, очень спорный, кстати говоря. Сейчас мы кричим о помощи, она нужна нам как никогда. И если будет много неравнодушных людей, нас услышат».

По всей видимости, видеообращение к Минниханову увидит свет на следующей неделе. А пока владельцы перебирают возможные варианты спасения животных, но не находят приемлемого. В океанариуме содержатся редкие и крупные виды, и перевезти их быстро не получится. Да и «запасного аэродрома» нет.

«Те же крокодилы, или акула наша. Она не будет жить в маленьком аквариуме, ей нужны огромные просторы. А морской котик, пингвин? Мы не можем просто в один день взять и переселить всех. Их даже за полгода не перевезешь. К тому же, во всем Поволжье мы единственный океанариум. Перевоз, особенно крупных видов животных, это всегда какой-то процент гибели. Сохранить всех не получится однозначно. Перевоз – это большой стресс, тем более, для крупных животных. Когда мальки, там проще, конечно, а у нас очень много крупных, и в планах было, как минимум, лет 15-20 работать в этих стенах, поэтому мы их и выращивали. У нас есть пираньи Паку – одни из самых крупных в мире экземпляров. Черепаха… ей 130 лет, как ее перевозить? Она только адаптировалась, привыкла. Жили животные, и все условия были созданы для них. А теперь они становятся такими же заложниками, как косатки в Приморье. Здание закрывают, и если его обесточат, то получится самая настоящая тюрьма со смертным приговором».

Выбирая площадку под океанариум в 2014 году, затеявшие сложнейший проект «организовали собственные экспертизы, которые показали, здание на Мазита Гафури подходит, как ни одно другое в России». «Ясно было, что объект не только крупный, но и социально значимый», - вспоминает Ольга. Поэтому «провели огромное количество тестов», показавших, здание «великолепно сделано, там отличные нагрузки, по которым, фактически, ни один современный объект не проходит — оно было единственным прошедшим конкурс, и для нас происходящее сейчас – реальный шок».

«Мы не можем рассматривать животных, как перевозку офисной мебели»

Главный ихтиолог океанариума Людмила Ханнанова не представляет, как можно организовать переезд нескольких тысяч животных разом, особенно если сотни — крупные. Быстрое решение проблемы невозможно в принципе. Здесь нужно учитывать самые разные факторы риска.

«Если животных испугать, они начнут метаться, ранить себя. На новом месте не избежать конфликтов с соседями. Ведь сейчас это система, и мы не можем рассматривать животных, как перевозку офисной мебели. Перевезли из одного офиса в другой, на соседнюю улицу, а то, что не влезло, убрали в чулан за ненадобностью», — напоминает собеседница «Казанского репортера».

Каждая группа животных — это сложившиеся сообщества, которые при помещении в другие условия могут повести себя как угодно, продолжает Людмила.

«Это помимо того, что любая перевозка животных влечет за собой полноценный период адаптации. И если сейчас животные в хорошем состоянии и у них все нормально с иммунитетом, то в стрессе могут вылезти болячки латентной стадии — те, что не проявляются, но потенциально существуют. И это лишь один фактор. Все это проблематично. Надо понимать, что будут потери. Мы говорим о живых организмах, и нужен целый комплекс мероприятий, даже если вы перевозите из на совсем крошечное расстояние, в пределах одного города».

Среди обитателей казанского океанариума есть редкие виды, в том числе, краснокнижные. Здесь и пингвин Гумбольдта с охранным статусом VU, чья численность в мире стремительно сокращается, взрослых особей не более нескольких тысяч. И морская оливковая черепаха - имеет охранный статус VU – уязвимый вид, близок к вымиранию, внесенный в Красную книгу. Гигантская шпороносная – казанской долгожительнице 130 лет, это тоже краснокнижное животное, точно также, как и двухкоготная свинорылая черепаха. Среди особо охраняемых видов белоперая и черноперая рифовые акулы, восточные бескоготные выдры.

Любимцами гостей за несколько лет существования океанариума стали тюлень ларга, крокодилы, скаты речные хвостоколы, мурены, гигантские пираньи, игуаны, редкие рыбы и другие обитатели. Кто будет спасать эту семью? Опросив экспертов, «Казанский репортер», так и не нашел ответ на вопрос.

О проблеме слышали, но…

В российском отделении Гринпис с сожалением сообщили, что не занимаются подобными вопросами, хотя вместе с казанцами переживают происходящее.

«Мы об этой проблеме слышали, но это не совсем наша сфера деятельности. Мы не работаем с зоозащитой, как таковой, но занимаемся проектами, которые могут пересекаться с нашими темами. Конечно же, происходящее в Казани не одобряем, но мы скорее природоохранная организация, а не зоозащитная», — сообщила пресс-секретарь Гринпис в России Оксана Каравайко, рассказав, куда еще можно обратиться.

Представитель Всемирного фонда дикой природы (WWF) Екатерина Шварц запросила более подробную информацию, чтобы передать сведения специалистам — для анализа. «Казанский репортер» изложил ситуацию в письме, ответ должен поступить на следующей неделе.

Зоозащитник Гузель Файзрахманова, комментируя ситуацию по просьбе «Казанского репортера», отчасти согласилась с владельцами — действительно, сложившаяся ситуация так или иначе скажется на океанариуме.

«Если сократили персонал, значит пересмотрят процесс ухода. Какое-то время будут изыскивать средства, чтобы поддерживать систему, а потом могут и разориться. И что тогда будет с животными? Погибнут? Только такие мысли возникают, раз их некуда перевозить. Возможно, какие-то большие фонды могли бы привлечь внимание к этой проблеме. Но, видимо, не делают этого в отсутствие обращений. Могу только предположить, почему владельцы не пошли по этой линии. Возможно, идет процесс переговоров, пытаются вновь ввести здание в эксплуатацию.Думаю, широкое освещение проблемы сыграют свою роль. Есть варианты создать петицию или привлечь внимание Жана-Мишеля Кусто, который в эти дни находится в России. Но опять же, это должна быть инициатива владельцев».

Животные опять стали заложниками коммерсантов, продолжила Гузель. Она полагает, что океанариум может быть только государственным — «в каком-то крупном городе-миллионнике, с субсидиями, бюджетами, чтобы гарантировалась безопасность животных».

«Это не ответственность коммерсанта, который решил без долгосрочных гарантий существования данного заведения реализовать проект. Помните, в «Зимней вишне» владелец взял и оставил своих животных в контактном зоопарке? Просто сбежал и 200 живых существ сгорели. Сейчас и время такое. Приняли закон недействующий об ответственном отношении к животным, но никто, на самом деле, не регулирует вопрос. Эти контактные зоопарки как плодились, так и плодятся. Наверное, в Средневековье было меньше зверинцев, чем сейчас. Все хотят развлекаться, для людей — это развлечение, и мало кто понимает, что зоопарки и океанариумы вообще-то создаются для сохранения редких видов животных. Их миссия, цель и задача именно в этом, но так как надо все это содержать, появилась и просветительская роль. Но приходят туда изучать, а не развлекаться. Это совсем не развлечение. Когда в мире доступны онлайны, где в реальном времени мы можем наблюдать за жизнью животных, держать их в неволе — это дикость. И цирки уже атавизм. А бедой океанариума, думаю, должно озаботиться правительство, чтобы сохранить жизни. Тем более, когда о таком масштабе идет речь – 3 тысячи животных».

Никто не хочет брать на себя ответственность?

Собирая информацию о проблеме, мы наткнулись на сообщение блогера Марии Родионовой. На личной странице в социальной сети Instagram она писала о неких загадочных людях, которые якобы приходят в развлекательный комплекс и предлагают решить проблему на уровне суда за вознаграждение. В первой версии записи Марии даже называла порядок сумм, однако после скорректировала пост, заменив цифры на: «ходит много слухов о причинах, но я ??»

В телефонной беседе с «Казанским репортером» Мария рассказала, информацию о загадочных посетителях ей передал «прямой источник». Есть беззвучная видеосъемка этих переговоров, поскольку запись аудио, по словам Марии, в развлекательном комплексе не предусмотрена.

«Звук не записывается в помещении, и, конечно, не смогу я назвать свой источник, скажу лишь, что это прямой источник – человек, с которым велся разговор. От судьи это или не от судьи... Люди называли себя посредниками, у которых есть выход на судью и давали порядок цифр. Мошенники, не мошенники, не знаю. Безусловно, они не гарантируют успех и не говорят, мол, вы сейчас дадите деньги, и вопрос будет решен. Нет. Там вообще очень обтекаемые формулировки, аккуратные», - объяснила Мария Родионова.

Блогер полагает, решение Верховного суда РТ было обусловлено «только тем, что никто не хочет брать на себя ответственность из-за «Зимней вишни» и «Адмирала». По факту же в развлекательном комплексе «была сделана колоссальная работа». На слушаниях же «доходило до смешного», продолжила Мария.

«Например, в ходе проверки 2015 года было требование установить перегородки. Простым языком суть говорю, формулировок нет под рукой, но бумаги мне обещали переслать на следующей неделе. Окей, они поставили эти перегородки, а в 2018 году проверяющие одним из нарушений назвали самовольную установку тех самых перегородок. То есть вы понимаете уровень?»

Загадочных визитеров и споры о перегородках оставим за скобками. Пока мы понимаем лишь, что 3000 животных, действительно, могут оказаться в опасных условиях. И это та проблема, которую хотелось бы решить в первую очередь.



Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от КАЗАНСКИЙ ОКЕАНАРИУМ (@oceanariumkazan)


Регина Алендеева.

Материалы по теме
Казанский океанариум открылся, чтобы собрать денег на корм животным
«Мы просим город не мешать нам строить приют»
04:08, 8 августа
Специальный репортаж

Комментарии