​Дмитрий Гудков пообещал казанцам деньги, власть и помощь в борьбе с МСЗ

05 апреля 2019
Интервью

В Казань приехал оппозиционный политик Дмитрий Гудков, сегодня вечером он встречается с казанцами. Накануне татарстанские пользователи беседовали с Дмитрием Гудковым в телеграм-канале «TUKAY Говорит» (@suanasy). Темами обсуждения стали протест строительству мусоросжигательного завода, выдвижение оппозиции на выборы в Госсовет РТ, электоральный султанат, национальное образование в республике и попытки «унести Россию на подошвах». «Казанский репортер» публикует разговор с политиком.

«ЕДИНСТВЕННЫЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ»

– Вчера в ходе разговора с одним из местных борцов за свои права обнаружил удивившее меня откровение, он спросил: WHO IS MR.GUDKOV? В моем понимании вы входите в пул политиков, которых не знать не возможно. Но выясняется обратное, многих политиков наше население не знает. Дальше я попытался объяснить кто такой Дмитрий Гудков и понял, что в полной мере этого сделать не могу, потому что с одной стороны бывший депутат ГД, вроде бывший яблочник, вроде хороший знакомый Навального, вроде соратник Собчак, слишком много таких вот «вроде». Надеюсь, в ответе вы нам четко дадите понять кто такой Дмитрий Гудков. И что он хочет?

– Так получилось, что моя «визитная карточка» – это «единственный независимый депутат Госдумы». Прошлой Думы, потому что в нынешней нет ни меня, ни независимых депутатов в принципе. Нас таких там было немного: Геннадия Гудкова лишили мандата, Илью Пономарева отправили в вынужденную эмиграцию: до конца удержался только я. Стандартное голосование было в духе «449 «за», 1 «против». И все, конечно, понимали, кто этот один, подмигивали в кулуарах, даже поддерживали на словах, а потом жали на кнопки, как прикажут.

Дальше, наверно, можно бегло. Я был одним из организаторов митингов на Болотной и Сахарова, голосовал против «закона подлецов», баллотировался на пост мэра Москвы (не пустили по муниципальному фильтру), возглавил «Партию перемен», которую никак не зарегистрирует Минюст.

Из крупных успехов – муниципальные выборы в Москве в 2017 году, когда мы провели 267 независимых депутатов. По сути, создали новое поколение политиков демократических взглядов. И это удалось как раз благодаря тому, что я пытаюсь не ссориться ни с кем в оппозиции. В итоге все объединились (или хотя бы не мешали) – и вот результат. По сути, первый раз за два десятка лет в политике открылся карьерный лифт не для отдельных избранных, а для очень и очень многих.

Не ссориться друг с другом – это вообще важная задача. И, надеюсь, мне она удается, не только потому, что я по второму образованию дипломат (по первому – журналист), но потому, что дипломат и по жизни.

Так что лучше определять политика не потому, «при ком он», а по тому, с кем он взаимодействует для достижения цели. Цели-то общие, общие даже методы. Разная лишь эффективность.

– Почему партию не регистрируют?

– Все очень просто: власти не нужна партия во главе с Дмитрием Гудковым. Все остальное меркнет на этом фоне. И документы там, не документы – перед политической целесообразностью законы отступают.

Впрочем, не только ваш покорный слуга. У нас в политсовете Александр Соловьев, бывший лидер «открытой России», Елена Лукьянова, адвокат Ходорковского. Настя Шевченко. Нужно ли объяснять еще? Наконец, трудности с регистрацией я связываю еще и с моей борьбой против мусорной мафии. В этом случае «после» вполне может означать «вследствие».

Чтобы вы понимали абсурдность причин отказа, добавлю. Минюст нам отказал даже в смене председателя, сообщив, что Устав партии (старый Устав) противоречит закону. Только на основании этого Устава выдвигали кандидата в президенты. Тогда он не противоречил закону.

«Я БОЮСЬ, ЧТО КАК НИ СГУЩАЙ КРАСКИ, В ИТОГЕ ВСЕ БУДЕТ ГОРАЗДО ХУЖЕ»

– Вы до этого когда-нибудь были в Татарстане?

– Нет, в Татарстане раньше не был: много раз поездки срывались в последний момент. Зато моя помощница еще по Думе, Рамиля Ибрагимова, как раз из Татарстана. Ну а сейчас я, конечно, надеюсь посмотреть город: и Казанский кремль, и Дворец земледельцев, и пройтись по Баумана. Надеюсь, все успею.

– Я обратил внимание, что многие политики приезжающие в регионы «решать» разного рода локальные (и неоЩень) проблемы людей погружаются в них и проецируют негатив на всю страну. Это не страшно, это политика. Страшно то, что они сами потом начинают верить, что в регионе нет ничего хорошего, а только плохое. Не боитесь стать жертвой подобного информационного самовнушения?

– Я, хоть в Татарстане и не был, но прекрасно знаю, что это регион-донор, и в Казани по сравнению с другими региональными столицами все очень и очень неплохо. Однако я знаю, что в Казани сейчас есть очень серьезная проблема – строительство мусоросжигательного завода в 25 километрах от центра города.

4 таких же завода сейчас будут строиться в Подмосковье и, согласно докладу экспертов ОНФ, накроют ядовитыми веществами (диоксинами и т.д.) зону площадью более 100 квадратных километров. Это гарантированный рак, мутации у детей – и, я боюсь, что как ни сгущай краски, в итоге все будет гораздо хуже.

Это не вопрос имиджа Татарстана: строит завод дочка «Ростеха», «РТ-Инвест», ее глава, некто Андрей Шипелов, живет в особняке на Рублевке. Но как раз бороться с этим нам нужно вместе. И увезти из Казани я надеюсь не только туристические впечатления и чак-чак, но и контакты новых союзников в борьбе за экологию.


– Вы, наверное, не так сильно информированы, но в Татарстане, точнее в Казани и около нее есть еще 2-3 проблемы, которые имеют протестный потенциал. А это ваши потенцильные избиратели. Но вы акцентировались только на одной, что выдает вашу неинформированность. Я не собирался вас упрекать, просто хочу, чтобы вы обратили на это внимание.

Если я правильно понимаю вы приезжаете в Казань в том числе по приглашению активистов, которые выступают против строительства Мусоросжигательного Завода в Казани. Если не секрет, кто пригласил? Раз вы уже упомянули, что дипломат, планируете ли встретиться с кем-нибудь из местных чиновников или провластных государственных деятелей?

–Ну вот, то вы боитесь, что я увезу один негатив, а то «у нас тут сплошные проблемы». На самом деле, в Казань меня пригласили однопартийцы, зная, что я сейчас занимаюсь конкретным вопросом – борьбой с МСЗ. А про остальные проблемы я надеюсь узнать на месте.

Как раз если вы знаете, кто мог бы об этом рассказать (из экологов ли, политиков ли) – то я буду рад, если и им передадите мое приглашение на встречу. Это пятница, 7 вечера, гранд-отель «Казань».

С местными чиновниками контактов у меня нет, но встретиться с ними – при их желании – я не против.

«КОГО-ТО ЦЕПЛЯЮТ РАДИ ПАЛОК И ЗВЕЗДОЧЕК, КОГО-ТО, ЧТОБЫ ПРОСТО ЗАМОЛЧАЛ. НО ВОТ ДАЛЬШЕ НАЧИНАЕТСЯ РАЗНИЦА»

– Наши друзья из telegram-канала «Эльза Говорит» предположили, что вас начали «травить» не только в информационном поле России, но и в тг-каналах Татарстана. Российскую травлю связывают с 11 апреля и допускают вероятность вашей посадки. Ощущаете ли вы на себе травлю со стороны Российских СМИ, кому это нужно и не боитесь ли сесть? Татарстанские тг-каналы в долгу не остались и прокомментировали ваш приезд, у вас есть что им ответить?

– Ну какая же это травля? Это самые обычные заказухи, пятачок за пучок. Занесли разным анонимам, отгрузили в «неподкупную» «Комсомольскую правду», выдали одну на всех методичку – вот они ее сейчас и отрабатывают.

Особенно смешно, когда отстаивать так необходимые России ядовитые печки, то есть, простите, МСЗ, бросился некий «политолог Баширов» из канала «Политджойстик». Он вовремя успел сбежать с поста «председателя совета министров ЛНР», но без работы, как видим, не остался.

Почему анонимы с ноунеймами активизировались именно сейчас? Не думаю, что 11 апреля тут сыграло роль, скорее – 14, у нас тогда запланированы митинги против мусора по всему Подмосковью, о планах заявили уже 15 городов. Кстати, Казань может присоединяться.

Вот мусорная мафия и трудится. Чемезов, Шипелов, Воробьев – все эти фамилии отлично известны, а их сплетни никому не интересны. Перед прошлыми выборами в Москве против меня зарядили пригожинских троллей, теперь вот этих. Собаки лают, караван идет.

Что приятно – моя деятельность этих собак очень беспокоит. Значит, и тот же доклад ОНФ попал в яблочко, и митинги они считают опасными и эффективными. Вся это анонимная брань – она как компас, указывающий, что я иду в верном направлении. За такую подсказу можно только поблагодарить.

– В прошлый четверг одну из активисток против МСЗ в Казани задержали на улице сотрудники МВД. Сразу после встречи в Совете по правам человека, где озвучили проблему, что рабочие группы не были созданы, работа не ведётся. Якобы по повесткам она не являлась в суд. Задавали вопросы по проведённой в августе зарядке в защиту экологии, которая не была согласована. Показания уже были даны. Никаких новых сведений у МВД не появилось. Более того, суд неоднократно отправлял дело обратно в МВД на доработку. Т.е. по сути, просто дёргают человека. Похоже на показательную акцию запугивания. В данный момент активисток снова задержали. Каково ваше отношение к подобным «воспитательным» мерам?

– Какое может быть отношение, кроме отвращения к центру «Э» и прочей охранке? Таких историй много и у меня самого: 11 марта мне предстоит суд за «организацию митинга» у суда надо мной же в декабре в подмосковной Коломне. А тот суд был за еще один «митинг»: им полиция назвала съемку ролика в деревне, где строят огромную свалку. Никаких доказательств «митинга» суду не нужно: есть политический заказ – и он будет исполнен, так как строительство МСЗ – это огромные деньги, речь идет о десятках миллиардов рублей. На последний суд меня даже не приглашали – пытались осудить заочно, просто повезло, что о нем случайно узнали журналисты и сказали мне.

И не будем забывать, что именно за протесты против мусора сейчас посадили под домашний арест коломенского экоактивиста Вячеслава Егорова: для этого из забвения вернули статью 212.1 УК – о неоднократном нарушении правил проведения митингов. Три административных протокола превращаются в уголовное дело. До этого по 212.1 был осужден только Ильдар Дадин, но его история оказалась такой громкой, что государство затаилось – но, как оказалось, не забыло о таком удобном инструменте запугивания.

Ну а в Казани работают еще более грубо, местные силовики как прогремели на всю Россию после убийства в «Дальнем», так с этой славой и не желают расставаться. Безусловно, речь идет о запугивании, и, безусловно, если вы в одиночестве, есть, чего бояться. Для того и важна организация, объединение людей, а в конечном счете – политическое представительство, чтобы не бояться и добиваться своих целей.

– А не наоборот? По нашим наблюдениям запугивают только политических активистов из разных сложившихся групп. А одиночек стараются не трогать. Может лучше все-таки никуда не вступать?

– Вот мы уже и дошли до репрессий. А ведь и десяти вопросов еще не прозвучало. На самом деле, нет разницы, состоите вы в партии, движении, НКО или нет. Бьют по всем, не глядя. Кого-то цепляют ради палок и звездочек, кого-то, чтобы просто замолчал. Но вот дальше начинается разница.

Если человек – одиночка, за него никто не впишется уже просто потому, что о нем никто не узнает. Или ему должно очень крупно повезти, чтобы на него обратила внимание «Медиазона», или родственники пробили лбом стену общественного равнодушия, как было в случае с женой Ильдара Дадина.


А если вы – член партии, движения и т.д., если за вами стоит политическая сила, то она вас поддержит и приложит все усилия для освобождения, как это происходит сейчас с членом нашей партии и «Открытой России» Анастасией Шевченко в Ростове-на-Дону.

Успех в таком случае тоже не гарантирован, но шансов значительно больше. В крайнем случае, приговор будет вынесен, но на систему при этом будет оказано такое давление, что ей удобнее станет выпустить поскорее, как в истории с Надеждой Савченко или, дай бог, Оюбом Титевым. Так что организация важна, а риски, повторюсь, одинаковы.

«ТРУДНО ПРЕДСТАВИТЬ КАНДИДАТА, КОТОРЫЙ БЫЛ БЫ ХУЖЕ ЕДИНОРОССА»

– В своем анонсе вы упомянули выборы в Госсовет РТ 2019. Я правильно понимаю, что ваши однопартийцы планируют избираться в него? Если не секрет, то кто пойдет от вашей партии на выборы?

Тут два момента. Первый. Мы сейчас вынуждены ждать регистрации партии в Минюсте – этого мы ждем уже около года, добиваясь, в том числе, через суд. Соответственно, было бы неоправданной смелостью сейчас говорить о нашем партийном участии в выборах. Но помочь технологически и медийно хорошим кандидатам мы точно сможем.

Во время поездки, я как раз и надеюсь познакомиться с политиками и активистами Татарстана, которые готовы бороться как с политическими, так и с экологическими проблемами. Расскажу им о нашем московском опыте победы на муниципальных выборах.

– Недавно вы высказали мнение в связи с выборами на Украине, что лучше обратить внимание на выборы в Турции. Потому что, стиль правления там больше похож на Российский и, возможно, Россия пойдет по этому пути. Из ваших слов у меня сложилось мнение, что вы уже не верите ни в какие выборы в РФ. Может, ну эти выборы, в том числе в Госсовет РТ и нам всем собрать Чемодан, Вокзал, ... (кто куда выберет)? И не возникало ли у вас желание (может даже в шутку) создать партию переселенцев?

– «Партия переселенцев» – это хорошо. Только переселенцев – куда? В места не столь отдаленные – сколько угодно, были уже, знаете ли, эпохи. А в теплую и уютную заграницу – у кого тут есть несколько сотен тысяч долларов? А даже если у кого-то и есть – ну давайте, попробуйте «унести Россию на подошвах». В XX веке ни у кого не получилось, не пройтись ли по граблям в XXI? Откуда берется идея, что если ничего не можем сделать тут, то осилим там?

Выборы же в Турции потому нам и важны, что именно через выборы там, возможно, удастся сменить авторитарного лидера. Конечно, дословно у нас повторить вряд ли выйдет (хотя почему бы и нет), но иметь образец перед глазами – очень неплохо. Как говорил мне покойный Валерий Зубов, тоже депутат и бывший губернатор Красноярского края, «Долго ли ждать перемен? Если ждать – то долго».

– Не так давно мы дискутировали в нашем публичном чате на тему: возможна ли сразу демократия после авторитаризма, диктатуры, коммунизма, царизма итп. Коммунизм в этом списке неспроста, все типы этих правлений консолидируют всю экономику страны в руках ограниченного количества человек.

Мой тезис заключается в том, что после таких типов правлений переход сразу в демократию невозможен. Переход в демократию возможен только через условный феодализм. То есть когда рушится автократическое государство, происходит приватизация, госимущество в руках самых ушлых по примеру 90-х в России, если вспоминать нашу историю недавнего исторического периода, которые, по моему мнению, называли демократией. И только после феодализма возможен путь к демократии. Но люди после увиденной ими, скажем, приватизации и появления класса феодалов, снова просят и часто выбирают себе автократа или диктатора. Тем самым возвращая государство на начало пути. И так по циклу.

Вы ратуете за честные, свободные, демократические выборы. Но не получится ли так что после автократа будут выбирать снова автократа, потому что это стабильность в понимании ряда людей. А выбрав демократа, который, по моей концепции должен будет погрузить общество сначала в феодализм, в конце своего правления будет вызывать в обществе крайнюю форму неприязни.И народ снова будет выбирать себе автократа. Есть ли такая проблема, и какие механизмы ее решения вы готовы предоставить обществу?

– У меня для вас плохие новости. Мы уже живем при феодализме. Регионы отданы на откуп ближнему кругу Путина: не говорю о разных охранниках, но Питер – это Ковальчуки, Калининград – Чемезов, вся экономика поделена между несколькими отлично известными всей стране кланами. Может ли дальше быть хуже? – Может. До феодализма был еще рабовладельческий строй. О нем не зря с ностальгией вспоминал глава КС (Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда России – прим.). «Крепостное право – наша главная скрепа». Но вот все же вряд ли нам ее отреставрируют.

Потому что у большинства бизнесменов, не намертво связанных с властью, деньги на Западе, интересы и семьи – там же. И им совсем не хочется окончательно окуклиться в России. Так что я бы ставил на оттепель и последующую демократизацию. Которую, конечно, не нужно ждать: ее нужно приближать. В том числе, опять повторюсь, и через выборы, и через гражданскую активность.

В повторение автократий я не верю еще и потому, что вижу изменения в обществе: люди ждут не «сильную руку», как бы нас в этом ни убеждали, а возможность самостоятельно менять свою жизнь. Собственно, иначе мы бы с вами тут не говорили.

– Пишут, что у вас конфликт с Собчак в рамках «Партии перемен», и что она прекратила финансирование партии. Прокомментируете?

– Легко! Корреспондент РБК спросил меня, правда, что у нас конфликт в партии и что мы даже с офиса съезжаем. Я им ответил, дословно:

«Никакого конфликта у нас с Ксенией нет. Сейчас мы совместно занимаемся перерегистрацией «Гражданской инициативы» в «Партию перемен». Я могу подтвердить лишь смену офиса: мы действительно сменили помещение на Поварской - на офис в районе метро «Октябрьское поле». Это сделано из соображений предвыборной кампании в Мосгордуму: район входит в мой избирательный округ и помещение там более вместительное».

Насколько я понимаю, Ксения вообще не комментировала ничего. На какие источники РБК ссылается, мне не известно.


Вопрос от нашего читателя Бориса Фанюка: «Уважаемый Дмитрий. Задаю вам вопрос как доверенное лицо Григория Явлинского на выборах президента. Не гложит ли вас совесть за то предательство, которое вы совершили по отношению к Явлинскому? Вы были выдвинуты на выборах в Госдуму в федеральной десятке, а на выборах президента за три дня до выборов вдруг объявили о создании партии с другим кандидатом. При том, что вам в Яблоке предлагали высокое место, хоть и не главное. Признайтесь, что Вы поддерживали Явлинского только потому, что надеялись на его поддержку на выборах мэра и на главные роли в партии».

– Борис задает вопрос в духе «Почему я пью коньяк по утрам», который подразумевает, что я должен оправдываться. Так что проясню ситуацию для тех, кто не очень в теме. Все свои обязательства перед Григорием Явлинским я выполнил сполна, снимался в роликах в его поддержку, а последний раз агитировал за него в пятницу, перед днем тишины на президентских выборах. На партийные проекты наши договоренности не распространялись и уж тем более никаких «высоких постов» и даже «невысоких» в «Яблоке» мне никто никогда не предлагал.

Такие обязательства партия «Яблоко» потребовала письменно подписать всех, кто выдвигался в Госдуму от «Яблока». Иначе бы не выдвинула. Меня выдвинули в 2016 – я обещал поддержать Явлинского в 18 году. Что и произошло. И не будем забывать, что в значительной степени в пользу «Яблока» я провел в Москве 267 муниципальных депутатов, после чего даже готов был идти от Яблока в мэры Москвы, но у партии были другие планы. Впрочем, с тех пор контакт с руководством Яблока у нас наладился, сейчас пытаемся построить коалицию на выборах в Мосгордуму. А вообще, обсуждать всерьез те 1-2%, которые набрала оппозиция на президентских выборах… Может быть, лучше все-таки поговорить о чем-то более продуктивном?

– Навальный предлагает стратегию голосования на выборах депутатов (проект «Умное голосование» – прим.). На ваш взгляд – рабочая ли она? Есть ли варианты лучше? Что будет, если получится?

– В целом идея, безусловно, рабочая. Единственно, что я сам при конкуренции в округе сильного демократа, единоросса и еще кого-то буду точно поддерживать демократа (назовем так человека, близкого мне по взглядам). А если такого демократа нет – то, на самом деле, трудно представить кандидата, который был бы хуже единоросса. Прокатить кандидата от ЕР – хорошая затея в таком случае.

«У ОЧЕНЬ ПЕРВОБЫТНЫХ ПЛЕМЕН НЕТ ПОНИМАНИЯ, ЧТО ПОЛОВОЙ АКТ И РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА ЧЕРЕЗ 9 МЕСЯЦЕВ КАК-ТО СВЯЗАНЫ»

– Знакомы ли вы с проблемами национальных языков в системе образования РФ, где планомерно, целенаправленно идёт уничтожение национального образования малых народов (в частности татарского)? Как относитесь к русификации малых народов?

Да, с проблемой преподавания национальных языков я знаком – вот, нашел даже вот интервью «Идель.Реалиям» об этом в декабре 2017 года.

Но если формулировать коротко, то суть проста. Проблема рождается из-за того, что Российская Федерация – никакая не федерация. Министерство образования, как и любое другое министерство, навязывает настолько жесткий шаблон, что в его рамки не может уложиться не то что изучение национального языка, но и даже какая-нибудь авторская методика преподавания. Когда в Москве определяют, что сегодня должен говорить учитель хоть в Казани, хоть на Камчатке – это противоестественно.

Решение проблемы – в большей самостоятельности регионов, в вариативности программ, отказе от жестких ФГОСов. Ведь – поправьте меня, если я ошибаюсь – в 90-е годы проблемы с национальными языками не стояло, потому что федерация была куда больше похоже на федерацию, а не на окостеневшую империю.

Чего далеко ходить – у наших соседей, в Финляндии, образование построено максимально свободно и считается при этом одним из лучших в мире. А министр Васильева, уверен, в ужасе открестится от предложения разрешить проходить в школе вместо, скажем, Некрасова, того же Тукая. Впрочем, не нужно абсолютизировать роль школы. Сейчас при наличии интернета образование далеко не заканчивается в ней. А зачастую оно там даже и не начинается.


– Какой вы хотели бы видеть Россию будущего?

– Мне трудно представить человека, который не хотел бы для России того же, чего и я. Россия должна стать частью Большой Европы. Не сырьевым придатком, как сейчас, а равным экономическим и политическим партнером. Вместе мы – половина мира. Но посмотрите, сколько сил мы сейчас тратим на то, чтобы отгородиться от этого мира разными ракетами и запретами.

Если бы эти деньги направить не на планы (или мультики о планах) по уничтожению всего мира – как бы у нас поднялись медицина с образованием! Масло вместо пушек, в общем. Тракторы, которые сейчас давят еду, – вернуть на поля. Туристов, которым сейчас не попасть в страну, позвать в наши города (как было, например, во время ЧМ). Вот вам и подъем экономики, и мирное небо над головой.

Но само по себе это, конечно, не случится. Нужен переход от президентской к парламентской республике, независимый суд, независимые СМИ, непредсказуемые выборы (чтобы еще за месяц до них мы не знали, кто победит). Нужен свободный интернет, в котором людей не сажают за слова и картинки. Нужны карьерные лифты, чтобы любой выпускник школы знал, что он может возглавить страну или крупную фирму. А не как сейчас, когда очередь из детей и внуков чиновников растянулась на десятилетия вперед.

Нужна уверенность в завтрашнем дне, когда у вас не отнимут собственность и бизнес. И тогда Россия сможет стать лидером в высокотехнологичных отраслях, от частной космонавтики до IT. У меня есть знакомый, развивающий частную космонавтику. Начинал в Сибири – уехал в США, потому что там собрать спутник в 10 раз дешевле. Вот это нам нужно – избавление от удушающей монополии государства и олигархов. Чтобы мы гордились своими предпринимателями. Своими теслами и айфонами, хотя сейчас это и звучит, как грустный анекдот. А в результате мы получим главное: приоритет человеку, а не государству, когда все люди в России станут первого и единственного сорта.

– Считаете ли вы Татарстан электоральным султанатом?

– Ну а как бы вы сами назвали? Все же известно: есть наблюдатель на участке – явка в пределах нормы. Нет наблюдателя – скачет куда-то под сто процентов за «нерушимый блок коммунистов и беспартийных». К сожалению, судьбу выборов в Татарстане решают не избиратели, а фальсификаторы.

Одна из членов нашей партии – Ксения Тельманова – ездила к вам на последний день массовых референдумов. Как только отвернулась – вбросили пачку бюллетеней. Просто по привычке, чтобы нагнать цифру явки, хотя в итоге она все равно не смогла дорасти до «целевых показателей». А там, где, повторюсь, наблюдателей не было, все оказалось совсем хорошо. В Москве мы с таким грубым мошенничеством бороться научились. Теперь дело за Казанью.

– Иногда я пытаюсь анализировать, почему Татарстан всегда голосует за действующую власть. К сожалению, не могу выработать тезис, с которым бы полностью согласился. Перед тем как я выскажу свои предположения, хотелось бы знать ваше мнение. Почему республики всегда голосуют за действующую власть?

– Так у меня все тот же ответ: это не Татарстан голосует за власть, это власть рисует себе результат. Представьте, что вы – независимый кандидат. Вы точно знаете, что сколько бы за вас человек ни отдали свой голос, избирательная комиссия, даже не считая, нарисует нужный процент кандидату от власти. Будете вы в этом случае тратить силы, время, деньги на попытку избраться?

Единственный выход здесь – обеспечивать массовое наблюдение. На выборах в Москве мы – извините за точность – выставили 4107 наблюдателей, закрыт был каждый участок. И благодаря этому в Москве больше не рисуют. Да, конечно, ото всех фальсификаций это не избавит, есть еще надомное голосование, закрытые и «дачные» участки. Но процент возможных фальсификаций сравнительно низок.

А если наблюдателей нет – результат предсказуем. Так что начинать нужно именно с этого, а потом уже считать число реальных голосов за власть (оно колеблется, думаю, в районе 15%, за остальные можно и нужно бороться).


– Переформулирую вопрос. Власть это и есть мы. Это наши дяди, тети, братья. И они голосуют за действующую власть в России. Что ими движет подтасовывать результаты выборов?

– Мои родственники (хотя теща и работает в школе) голосований не подтасовывают. Так что тут могу посоветовать говорить с ними, объяснять и убеждать. А почему они фальсифицируют выборы? – Страх. Непонимание. Привычка. Отсутствие (недопуск) альтернативы на выборах. Люди зачастую не видят связи между тем, что сейчас вбросят стопку бюллетеней, а завтра им поднимут пенсионный возраст.

Знаете, у очень первобытных племен нет понимания, что половой акт и рождение ребенка через 9 месяцев как-то связаны. Вот тут примерно та же история. Объяснять надо. А не поможет – ловить за руку. На самый крайний случай для разных дядь и теть у нас придуман Уголовный кодекс.


«ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ – РЕГИОНАМ НУЖНО ДАТЬ ИМЕННО ЭТО»

– Мой тезис о причинах того, почему Татарстан всегда голосует за текущую власть не получился цельным, поэтому я разобью его на несколько:

1. Татарстан безусловно имеет признаки "азиатчины" с ее клановостью и корпоративностью.

2. В Татарстане очень низкая вовлеченность людей в политику, так и в политическую информационную повестку, возможно так по всей России, вам виднее.

3. Татарстан боится оппозиции, потому что не понимает ее, какой бы не была текущая власть в Москве, она понятнее при всех ее минусах. Поясню. Предположим «Москва» говорит нашей республике мы хотим чтобы вы отправляли в бюджет страны неимоверное количество денег, часть из них вернем по федеральным программам, за это вы получаете, допустим, возможность самостоятельно искать инвесторов за рубежом, не трогаем вашу элиту, по крайней мере будем договариваться персонально о каждом и позволяемся распоряжаться остатками денег как пожелаете, главное чтобы все были накормлены и общество не бунтовало. Правила игры понятны. Или, допустим, говорят мы влезаем в вашу национальную политику и сокращаем время изучения нацязыков. Правила игры становятся уже менее понятными, но часть общества довольна и благодарит Москву и верховного в частности.

Теперь возьмем оппозицию. Во-первых, она если даже здесь и представлена, то их вожди в регионах практически не бывают. Иногда складывается мнение, что они согласны с политикой верховного в отношении национальных регионов. Да и по большому счету, я не слышу от них призывов предоставить регионам больше полномочий. Я еще не говорю о том, что по ощущениям в Москве очень много имперцев даже в либеральных кругах с глобальной идеей русского мира, при этом национальные регионы вспоминают только в случае если нужно обидеться или оскорбить. Большие оппозиционные политики стали умнее, они уже не ходят на русские марши в Москве, стараются не говорить о регионах плохого. Но слушая выступления многих из них, проскакивают фразы, которые заставляют людей в республике и местные элиты задуматься: что лучше такая вот стабильность как сейчас с текущей Москвой, или такая же не стабильность с Новой Москвой с непонятным продолжением. При этом когда приходит электоральный цикл то оппозиционеры вербуют (в хорошем смысле) себе сторонников и начинают зачесывать про честные выборы не предлагая нам сущностной концепции: ни концепции будущего России, ни концепции взаимоотношения с регионами страны. Они говорят нам: давайте вы сначала проголосуйте за нас а потом мы что-нибудь да решим. Абсолютно все московские политики убеждены, и небезосновательно, что судьба России всегда решается исключительно в пределах Садового кольца. Забывая, что Россия это федерация и у каждого региона есть своя субъектность, свои интересы, свои особенности и транслировать одинаковые правила для всех здесь нельзя и если политик даже стал президентом, то в теории регионы – это не его вассальная территория, а своего рода союз, где верховный стоит по статусу выше остальных, но это не его поданные, это люди чьи интересы он представляет. Понимаю, звучит до крайней степени наивно, но федерацию я понимаю так. Не буду уходить глубже в тему, возможно, вы меня поправите.

Вопрос: Дмитрий, предположим вы идете на выборы президента страны 2024. Что вы можете пообещать регионам и Татарстану в частности? То, что будет нам понятно без всяких там абстракций из серии за все хорошее против всего плохого. Конкретно.

– Давайте отвечу совсем простыми словами: деньги и власть. Регионам нужно дать именно это.

Деньги. Сейчас федеральный центр забирает 75% налогов. Случай Татарстана как донора вообще стоит наособицу. Нужно прийти хотя бы к схеме 50 на 50 (да, и такое соотношение я бы обсуждал).

Власть. На федеральном уровне – переход к парламентской республике. Уйти от любой жесткой вертикали. Мэры, президенты республик (а не эти стыдливые «главы») – прямые выборы. Такие же прямые – для представителей в Совете Федерации. Уничтожение всех и всяческих навязанных из Москвы выборных фильтров.В итоге мы получаем сильную местную власть, опирающуюся на избирателей и собственные ресурсы.

Все остальное она уже решит сама. И про местные выборы, и про налоги, и про язык. Эти проблемы проистекают из одного корня: крайне узкая группа людей, приватизировавших власть в стране, живет по принципу «что хочу, то и ворочу». А делает она это, потому что сосредоточила в своих руках все экономические ресурсы. Изменить эту систему – главная задача.


Новости от партнеров
Материалы по теме
Генплан Казани на финишной прямой. Какие ошибки уже нашли, и чем недовольны жители
02:07, 7 июля
Интервью
МСЗ в реальности и перспективе. Экологи говорят о токсичности, кремль ждет экспертизу
10:07, 7 июля
Интервью
В Дербышках более 2 тысяч человек пришли задать 12 неудобных вопросов мэру
10:07, 7 июля
Интервью
Возвращение Рафгата Алтынбаева. «Чак-чак уже заготовлен, будем наблюдать за ситуацией»
02:06, 6 июня
Интервью

Комментарии