​Нашествие «золотых» выставок на Казань продолжила Орда

04 апреля 2019
Культура

В Выставочном центре «Эрмитаж-Казань» открылась двадцатая по счёту выставка – «Золотая Орда и Причерноморье. Уроки Чингисидской империи». Наш обозреватель внимательно изучил ее.

Сначала Казанский кремль отправился «В поисках Золотого трона», затем вместе с выставкой «Великая степь: история и культура» в наш город пришёл «Золотой человек» и вот теперь Золотая Орда со своими так ещё до конца не изученными и не осмысленными нами артефактами добралась до третьего этажа «Эрмитаж-Казань».

– Такого рода проекты реализуются раз в сорок-пятьдесят лет, – предваряя открытие экспозиции сказала директор музея-заповедника «Казанский Кремль» Зиля Валеева. – Это уникальная возможность собрать всё вместе, и так, чтобы повествование было насыщенным, интересным. Если пристально вглядеться в каждый экспонат, то откроется захватывающая интересная история, в которой есть прямые аналогии и с сегодняшними нашими вопросами, и, что гораздо важнее, на очень многое есть ответы, апробированные жизнью.

– Как ни парадоксально, результатом одного из самых трагических периодов в истории Средневековья явился феномен первой в масштабах Евразии глобализации, основанной на расширении торговых и культурных контактов Еке Монгол улс – Великого Монгольского государства, – уточнил куратор выставки ведущий научный сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа Марк Крамаровский. – Сейчас уже не вызывает сомнений, что единая Чингисидская империя создала предпосылки не только для процессов интеграции, но и для обмена между культурами и цивилизациями. В нашей экспозиции мы стремимся показать на доступных материалах пути формирования и особенности культурного процесса в монгольском мире в эпоху евразийской глобализации XIII–XIV веков.

– У нашего Союза много задач, но главная – сохранение единого музейного пространства России, – добавил директор Государственного Эрмитажа и президент Союза музеев России Михаил Пиотровский. – И эта выставка – один из практических результатов нашей деятельности. Девять музеев – восемь российских и Национальный исторический музей Республики Беларусь – объединили свои усилия, чтобы превратить войны памяти в диалог культур. Война памяти – это выяснение, какой народ лучше другого, какая эпоха лучше другой и так далее. Эти войны всё время идут, и всё время норовят перерасти в настоящие войны. У музеев задача – войны памяти превращать в диалог культур. Если нет диалога культур, то нет и памяти.

В этом году отмечаются 100-летие российской академической археологии и 750-летие со дня образования государства Золотая Орда. Своеобразным отчётом к этим двум датам стало размышление музейщиков двух стран о роли Чингисидской империи в становлении современного геополитического пространства. Выставка разрушает складывавшиеся в нашем представлении стереотипы о кочевниках средневековья.

– Даже сейчас можно увидеть с экрана телевизора и прочитать в авторитетных ресурсах об особой вероломности, кровожадности, разрушениях Чингисхана и его последователей, – пояснил глава Фонда поддержки и развития научных и культурных программ имени Шигабутдина Марджани Рустем Сулейманов. – Но одно лишь обладание организационными талантами и преимуществом в ведении военных действий не позволят сохранить империю в течение сотен лет. Спустя четыре столетия после Чингисхана его наследники вывели государство на высочайший уровень. И совсем не воинские достоинства были инструментами создания империи, а особый подход к новым принципам создания государства – главенству закона, демократии, преобладании государства над религией.

Экспозиция разбита на пять разделов: всадническая культура ранних Чингисидов; всадническая культура империи Юань и Золотой Орды; городская культура Чингисидов; Северное Причерноморье и золотоордынская глобализация; Золотоордынский Солхат-Крым. Шесть сотен раритетных экспонатов со всех концов страны будут гостить здесь в течение полугода.

Китайский путешественник Чжао Хун в своих заметках 1221 года «Полное описание монголо-татар» отметил, что «татары рождаются и вырастают в седле». Это остроумно-образное наблюдение, правда, без указания источника, вынесено на один из сопровождающих выставку стендов. Но в этом древнейшем труде также отмечено, что татары имеют две ветви – «белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей», они «в общении с людьми душевны», и чёрные «дикие татары весьма бедны, да ещё примитивны и не обладают никакими способностями. [Они] только и знают, что скакать на лошадях вслед за всеми [другими]».

Таким образом, все наши представления о Золотой Орде как об однородной массе озлобленных кочевых племён, всё уничтожающих на своём пути, изначально неверны. «Путешествуя» по временам и пространству Чингисидской империи при помощи экспонатов, начинаешь лучше представлять себе богатейшую и разнообразнейшую культуру народностей, составлявших её население.

Всадническая культура этой империи вызывает многочисленные ожесточённые дискуссии среди специалистов, в частности, ставящих под сомнение существование «латной конницы» у монголо-татар. Но здесь, переходя от витрины к витрине, можно самому увидеть всю кочевническую триаду: конское снаряжение, вооружение и убранство всадника, отражающие сословные различия.

– Никогда никто не задумывался, может быть, в такой мере, в какой мы это сделали здесь, что культура амбивалетна не только с точки зрения полярных стран и континентов, но в том числе и гендерно, – подчеркнул ещё одну из «изюминок» выставки Марк Крамаровский. – Женщины занимали в этой цивилизации очень большое место и порой просто заменяли своих благоверных, диктуя им правила взаимоотношений. Самопрезентация монгольской женщины прослеживается и в головных уборах, и в предметах женского убранства – накладных пластинах, поясах, зеркалах, медальонах, и в монгольской филиграни.

А вот глиняный водопровод рубежа XIII-XIV веков, могущий составить серьёзную конкуренцию современным коммуникациям, – очередная «изюминка» выставки, ломающая стереотипы. Это часть экспонатов Солхата. Впервые татарские войска появляются на крымских землях в 1223 году, преследуя одну из половецких орд. В итоге на востоке Внутренней Крымской гряды у северо-восточного подножия горы Агармыш выросло золотоордынское поселение, не имеющее ни античного, ни раннесредневекового прошлого. Спустя век знаменитый арабский географ Умар ибн ал Варди пишет: «Солхат – большой город, где имеются базары, мечети, гостиницы, бани». Некоторые из этих сооружений, в большинстве своем культового назначения, сохранились до наших дней.

Строительные блоки, замковые камни, капители, керамические трубы из Солхата соседствуют на выставке с армянским рукописным четвероевангелием, деревянными резными дверями, прикладной печатью с двуязычной арабо-караимской надписью в четыре строки, лампой с подвеской в форме «руки Фатимы» – символа, распространённого по всему исламскому миру, и глиняной посудой с удивительными изображениями растений, птиц и животных.

Абдул-Гафар Къырыми, крымскотатарский учёный, писатель, поэт и придворный вельможа XVIII века, Золотую Орду называет не иначе как «Татарстаном» и «Великим Татарстанским государством». А руководитель Центра изучения Золотой Орды и татарских ханств имени Миркасима Усманова Института истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук РТ Ильнур Миргалиев настаивает на том, что язык Золотой Орды был очень близок к современному татарскому языку.

Может быть потому выставка «Золотая Орда и Причерноморье. Уроки Чингисидской империи» и вызвала такой небывалый интерес у казанцев: на открытие пришло гораздо больше жаждущих увидеть уникальные экспонаты, чем могли вместить залы Выставочного центра «Эрмитаж-Казань».

– Мы развиваемся, становимся всё привлекательнее, – прокомментировал ситуацию Государственный Советник РТ Минтимер Шаймиев. – Но условия сейчас очень непростые, нам надо взять на себя взаимную ответственность за сохранность экспонатов. В Казани бывают такие выставки, которых не видят даже москвичи, и на первый план выходят проблемы страховки, создания соответствующего климата и обеспечения всесторонней безопасности. Надеюсь, не надо никому объяснять какие ценности здесь экспонируются.

– Здесь должно вмешаться государство, ведь госучреждения существуют, чтобы обеспечить сохранность культурного наследия с помощью госпрограмм по техобеспечению безопасности, – настойчиво дополнил его Михаил Пиотровский. – Необходимо разработать свои отечественные сигнализации, потому что чужие через пять лет нужно закупать снова, их нельзя ни заменить, ни перезарядить. Компания по дискредитации музеев идёт достаточно давно. Но мы знаем, к чему может привести приватизация музейных коллекций: в 1920-е годы власти продавали ценнейшие экспонаты, разбазаривая национальное достояние. Те, кому это выгодно и интересно повторить, и стоят за рядом провокаций, свершившихся в последнее время. Это портит общую атмосферу в стране, разрушая человеческое отношение к культуре…

И здесь время сказать ещё об одной «изюминке» и непреходящей ценности не только этой выставки, но и всей выставочной деятельности центра «Эрмитаж-Казань». Вот уже на протяжении более, чем двух десятков лет он бережно выстраивает политику взаимопонимания между представителями различных культур, находя возможность создания уникальных экспозиций, собираемых со всех концов России и зарубежных музейных фондов. И популярность начатого здесь разговора о культурном и идеологическом наследии Золотой Орды – лишь очередное подтверждение правильности выбранной политики.


Зиновий Бельцев.


ФОТОРЕПОРТАЖ



Материалы по теме
«1 день – 1 экспонат»: статусный топорик
07:08, 8 августа
Культура
«1 день – 1 экспонат»: пояс Витовта
12:06, 6 июня
Культура
«1 день – 1 экспонат»: бокка
05:05, 5 мая
Культура
«1 день – 1 экспонат»: монгольское седло
08:05, 5 мая
Культура

Комментарии