В татарском ТЮЗе поставили хоккейный матч

02 апреля 2019
Культура

В Татарском государственном театре юного зрителя имени Габдуллы Кариева – премьера. Комедию Камила Каримова «Шәй-бү! Шай-бу!» посмотрел и наш обозреватель.

Собравшись вместе, режиссёр Ренат Аюпов, художник Булат Ибрагимов, хореограф Нурбек Батулла, композитор Зульфат Валиуллин и драматург Камиль Каримов рассказали, в общем-то, очень простую историю, которая неожиданно обрела силу философской притчи.

В прекрасной цветочной стране – деревне Гульстан – живут пятеро симпатичных старушек с цветочными именами: сирень – Сирина (Алия Калимуллина), ландыш – Ландыш (Гульнара Абитова), фиалка – Миляуша (Лидия Галиева), резеда – Резеда (Фируза Зинатуллина) и гиацинт – Сюмбель (Гульнара Фазылжанова). Вместе они чудесно проводят время, посвящая его разведению пчёл и ежегодно отправляясь на ярмарки мёда. Из города в родные места возвращается и только что защитившая диссертацию по пчеловодству юная девушка, чьё имя означает роза, – Гульчачак (Алсу Шакирова).

Каждая из актрис убедительна в создании рисунка роли. Умение воплотить тонкий по психологизму образ и отважиться на откровенный гротеск способна далеко не каждая женщина. В слаженной труппе татарского ТЮЗа их оказалось более, чем достаточно. Состояние весны в душе героинь комедии одновременно и контрастирует с зимним пейзажем, выстроенным на сцене театра, и создаёт некую гармоническую законченность, целостность происходящего. В круговороте дней и событий, реализма и фантасмагоричности рождается история постепенного оттаивания сердец.

Молодой композитор Зульфат Валиуллин бережно и в то же время ярко выстраивает музыкальную атмосферу идиллическо-сказочной татарской деревни. Старушки придумывают маркетинговые ходы привлечения внимания покупателей к своему товару, подбирая песни как ключи к сердцам разных поколений. Что должно звучать в их исполнении – ретро, народная песня или современный рок? У каждой героини свой характер, своё представление о современных музыкальных пристрастиях, которые они и реализуют в своих сольных выступлениях.

Нет, не жажда наживы заставляет их в любую погоду и в любом состоянии выходить к прилавку. Все средства, вырученные от продажи вкусного и целебного мёда, они отдают бедным и сиротам.

Но внезапная весть нарушает пасторальный покой: владения подруг будут отданы под строительство клиники пластической хирургии. Тагир Рафкатович (Ильфат Камалиев) – профессиональный врач и холоднокровный делец – творит чудеса, с помощью силикона возвращая молодость своим пациентам. В исполнении артиста этот предприниматель скорее карикатурен, чем реалистичен, этакий опереточный злодей. Но, впрочем, таковы рамки жанра – комедии-фарса.

«Визитная карточка» его клиники – девяностолетняя бабка, выглядящая теперь лет на двадцать пять, не более, и взявшая модное имя Анжела (Назлыгюль Хабибуллина). Пухлые губы и невероятно округлые груди этой красотки в совокупности со жвачкой и томным придыханием во время разговоров настолько реалистичны и узнаваемы, что актрисе не требуется дополнительных усилий для придания образу карикатурности: такие героини карикатурны априори.

Хорошо узнаваемая свита бизнесмена также решается в карикатурно-фарсовом ключе. Обилие узнаваемых типажей для авторов спектакля – сценариста, режиссёра, актёров и хореографа – лишь повод напомнить нам о маргиналах, использующих любую возможность, чтобы уцепиться за поручни сверкающего вагона-ресторана, в котором, прожигая жизнь, несутся мимо тихих провинциальных городков и деревушек обладатели валютных счетов в заграничных банках.

Композитор находит для характеристики этой социально-культурной группы свои музыкальные краски. Спектакль оказывается хорошо сбалансированным, динамичным, все его сюжетные линии подобраны в аккуратный, замкнутый пучок.


Блестящие, полные современных реалий, и в то же время отсылающие к лучшим примерам сатирического искусства диалоги героев держат улыбку и внимание разновозрастного зрителя. Здесь нет пустых предложений. Каждая реплика несёт глубокую мысль, каждая новая информация, донесённая до нас со сцены, заставляет заново пересмотреть своё отношение к происходящему. А уж если собрать все афоризмы, прозвучавшие в спектакле, то можно было бы выпустить отдельный том.

– Фундаментом театра является актёрское мастерство, психологическая игра, – убеждён режиссёр спектакля Ренат Аюпов. – Потом уже идёт театр переживаний, представлений. Все тенденции, новшества рождаются через психологию, через систему Станиславского. Важно, чтобы всегда было чувство правды. Даже когда играешь фарс.

Ренат Мирзахасанович – самый активно работающий с татарскими драматургами режиссёр. Это по его заказу написал «Шәй-бү! Шай-бу!» Камиль Каримов – невероятно артистичный остроумный человек, автор ряда романов, повестей и рассказов, вот уже около двадцати лет заведующий отделом прозы в редакции журнала «Казан утлары».

– Всё в моих постановках идёт от автора, от хорошей прозы и драматургии, – уточняет Аюпов. – Если автор не дозрел до народной мудрости, не завораживает историей меня как читателя, то у меня как у режиссёра не будет средства для выявления творческой формы. Я всегда, прежде всего, влюбляюсь в автора. А спектакль – это уже воплощение мысли драматурга или прозаика. Не важно, русская это драматургия, татарская или европейская, – если там нет житейской мудрости, если всё там придумано без опоры на реальность, то ведь и для артистов не будет психологической опоры, и для режиссёра, ведь я же говорю с труппой и зрителем о назревших социальных проблемах через автора.

Каримов – знаток особенностей живой деревенской речи. Умело используя её в диалогах, он насыщает яркими, красноречивыми образами язык своих произведений до предела. Каждое слово у писателя наполнено глубоким смыслом. Не так давно он признался: «У нас наконец поняли, что через юмор быстрее и доходчивее можно передать людям даже самую сложную мысль. Чем сложнее жизнь, чем глубже кризис, тем больше народ веселится. Таков парадокс судьбы». Вот и в этой пьесе он неординарно подходит к разрешению спора двух миров – мира бескорыстной любви к малой родине и мира коммерции и торгашеских отношений.

Связующим звеном между этими мирами выступает доморощенный оппортунист, незадачливый ловкач и не слишком-то умный приспособленец с опять же говорящим именем Раис (Фанис Калимуллин), что в переводе означает «лидер». Роль простака, возомнившего себя пройдохой, удалась актёру на славу: герою сочувствуешь, прекрасно понимая мотивацию его поступков и примеряя их на себя.

Но как противостоять силе денег? Находчивые женщины предлагают провести хоккейный матч, победитель которого получит главный приз – землю Гульстана…

– Что сейчас разделяет нацию, разъединяет людей? – Аюпов пытливо всматривается в меня. – Поклонение капиталу. Не духовному капиталу, а материальному. И это потихоньку убивает в человеке самое ценное – любовь и милосердие. Я, прежде всего, хочу обозначить эту проблему, и, проникнув в душу зрителя, поселить в его голове мысль о том, что остаться человеком можно в любых обстоятельствах, надо лишь хотеть этого. Я через каждый спектакль это говорю и детям, и подросткам, и старшему поколению.

Вспомнив те времена, когда они блистали как хоккейная команда «Красавицы Гульстана», женщины с цветочными именами за пять дней тренировок пытаются восстановить былую спортивную форму.

Вы заметили, как часто повторяется здесь цифра «пять»? Пять сотворцов спектакля, пять энергичных бабушек из Гульстана, пять дней до решающего хоккейного матча. Сюда же, наверное, можно добавить и пять великолепных романов Камиля Каримова, предшествующих написанию комедии «Шәй-бү! Шай-бу!», и сразу две пятёрки, вставшие друг за другом в день премьеры в возрастной характеристике Рената Аюпова.

С пятидесятипятилетием его пришли поздравить чиновники, друзья, коллеги, артисты. Но главный режиссёр Татарского государственного театра юного зрителя имени Габдуллы Кариева принял решение не устраивать из очередной премьеры пышных торжеств с акцентом на одного лишь из его создателей. И режиссёр «Шәй-бү! Шай-бу!» беспрекословно этому подчинился. А что делать, если в этих двух ипостасях выступает один человек – сам Ренат Мирзахасанович.

– Дважды отличник говорите? – Аюпов грустно улыбается одними глазами. – Если говорить о качестве творчества, то я как школьник чувствую, что суммарно-то оценки меня удовлетворяют, а внутренне понимаю – ещё очень много надо сделать, чтобы эти две пятёрки были полностью оправданы. Идеал пятёрки очень опасен: достигнув его, можно остановиться в своём развитии. Выше-то оценки у нас нет. А азарт любопытства и постоянного поиска не должен быть ограничен какими-либо отметками. Надо всё время идти дальше. Эти две пятёрки – для меня своеобразное перепутье, на котором заново решаешь – куда двигаться. Я не достиг ещё своих пятёрок. Но вы же знаете, что в исламской традиции число «пять» – благотворный и защитный символ…

И вот – решающий день, когда на лёд деревенского озера выходят две команды. Неблагодарное это дело для рецензента – переквалифицироваться в спортивного комментатора. Но когда на сцене разворачиваются настоящие хоккейные страсти, зрительный зал мгновенно преображается в трибуны.

Что только не вытворяют артисты! Возмутитель театрального спокойствия Нурбек Батулла более всего известен казанцам своим спектаклем «Әлиф», получившим «Золотую маску». Но мало кто знает, что Ренат Аюпов позвонил ему ещё до вручения диплома Санкт-Петербургской академии театрального искусства и пригласил работать в свой театр. Нурбек принял приглашение и вот уже почти три года он работает в этом коллективе. Батулла уверен, что спектакль – это, прежде всего, режиссёр, человек XXI века, пропускающий всё через себя. Таким режиссёром, предлагающим актёрам прожить жизнь своих героев в пластике, он выступил и на сей раз. Хоккейный матч завораживает невероятными танцевальными па, которые вытворяют, встав на коньки, драматические артисты.

– Да, безусловно, режиссёр всегда диктатор, поскольку диктует свою идеологию и свою сверхзадачу, – соглашается Ренат Аюпов. – Но при этом надо быть очень гибким человеком. Ведь мы же работаем с психикой талантливых людей, для которых тирания не допустима. Это пятьдесят на пятьдесят – знать, что ты хочешь, и передать это знание через любовь к артисту. Творцов надо любить. Это очень важно. Если этой любви не случится, не будет ни сценической магии, ни творческой энергии, которую режиссёр передаёт через артистов зрителю, ни успеха спектакля.

А любви в этом спектакле немало. Горячие сердца способны на многое – даже растопить лёд им под силу. Ведь недаром же главного оппонента жителей цветочной страны зовут Тагир Рафкатович. Помните, что это означает в переводе? Тагир – птица, а Рафкат – добрый… Вот то-то и оно.


Зиновий Бельцев.

Новости от партнеров
Материалы по теме
​«Минем Такташ»: кому принадлежит жизнь поэта?
01:05, 5 мая
Культура
​Фестиваль «Европа-Россия-Азия» начался с войны
07:04, 4 апреля
Культура
​Мы не жалкие букашки. В Казани создали спектакль о невидимых супергероях
02:03, 3 марта
Культура
Наверх, к истокам: в Казани открылся театральный музей
06:02, 2 февраля
Культура

Комментарии