«У меня инсульт, он – с диабетом. Какая тут ипотека?» Аварийщики и через 9 месяцев после расселения собираются на руинах дома

04 марта 2019
Общество

Пока зеленодольские вынужденные переселенцы пытаются выстроить диалог с властями, альметьевские «коллеги» на протяжении девяти месяцев собираются на руинах своей двухэтажки. Валентина Волкова – одна из жительниц дома, судится в надежде получить метры и спасает обезножившего супруга, больного сахарным диабетом. «Казанский репортер» продолжает цикл историй о спорной программе расселения аварийного жилья в Татарстане - больше материалов доступны по ссылке.

После схода зеленодольских аварийщиков и похода в приемную главы района Александра Тыгина начался новый этап в многолетней эпопее со спорным расселением. В администрации готовы принять каждого и… поговорить. Причем собеседником вызвался быть глава района. Как рассказали «Казанскому репортеру» некоторые из аварийщиков, часть людей днями открытых дверей уже воспользовались. Однако пока компромисс найти не удалось – переговоры продолжаются. Тем временем, в Альметьевске жители расселенного и уже снесенного дома №111 по улице Белоглазова продолжают собираться на руинах в надежде получить жилье.

Дом расселили в мае 2018 года. К тому времени здесь оставалось лишь четыре семьи. Их вещи приставы выносили с боем – заместитель мэра Альметьевска Владислав Михайлов заявил тогда об «избиении тремя женщинами». Люди выстроились в живую цепь перед приставами и, действительно, оказали сопротивление. Одну из участниц «сопротивления» - Елену Голякову, доставили в отдел полиции, когда чиновник написал на нее заявление. В ответ Голякова изложила свою версию событий в ответном заявлении на чиновника. С условным счетом 1:1 женщина была отпущена из отделения.

Елена Голякова написала ответное заявление на заместителя мэра, после чего инцидент был исчерпан.

«Муж так и стоял у дверей – смотрел, как вещи грузят в КАМАЗы»

В выселении принимали участие более трех десятков человек – сотрудники городской администрации, управляющей компании, судебные приставы. Погрузив вещи семей в машины, увозили в новые квартиры, выданные на условиях ипотеки. Компенсация за аварийное жилье выплачивалась из расчета 11 тысяч 22 рубля за квадратный метр. Хотя еще в 2013 году по программе власти обещали 20 тысяч 700 рублей. История один в один повторяет зеленодольскую, в том числе, в части отказа чиновников вспоминать прежние суммы. Никто из аварийщиков в мае документы об ипотеке не подписал. Более того, по словам одной из героинь этого печального «сериала» Валентины Волковой, семьям не предоставили даже решение о выселении. Приставы и сегодня говорят, что направили все бумаги в горисполком, продолжает собеседница «Казанского репортера». А чиновники копии не отдают и даже настаивают, что людей силой не выселяли – все выехали добровольно.

Когда людей «провожали» из дома, на весь подъезд жилой оставалась лишь квартира Волковых. Подъездную дверь семья закрывала, чтобы никто посторонний не шатался. В день выселения Валентина с супругом услышали шум и вышли посмотреть, что происходит. Спустились в чем были, а обратно в квартиру зайти не смогли. Дверь заблокировали представители властей.

«Мне плохо стало – перенесла инсульт, а тут перенервничала, поднялось давление. После уговоров только я смогла подняться в квартиру, чтобы взять лекарства, - вспоминает наша собеседница. - А потом дочка приехала, скорую вызвала и прямо с выселения меня должны были госпитализировать. Муж так и стоял у дверей – смотрел, как вещи грузят в КАМАЗы. Когда все это закрутилось, я только одно ему говорила: черт с ними с вещами, ты главное живой останься. А он зубную щетку в руках держит и, кажется, поверить не может в происходящее. Говорит, Валя, они там ковры со стен посрывали, мебель как пришлось покидали – все вперемешку».

Валентина Волкова продолжает приходить на место, где раньше стоял ее дом.

Вещи повезли в «двушку», предоставленную городом. Вместе с грузчиками поехал сын Валентины. Когда открыл дверь, понял, что в квартире уже кто-то живет – на столе заряжался мобильник, холодильник полный продуктов, вещи расставлены.

«Он все это на видео снял – если б я сама поехала, даже не сообразила бы. После мы запись представителю исполкома показали, он похоже не поверил и сам поехал. А там признал: да, закралась ошибка, пока в другое место вас отправим», - вспоминает Валентина.

«Другим местом» оказалась «однушка», куда сгрузили вещи из трехкомнатной квартиры «под самый потолок». Валентина, ссылаясь на слова наблюдавших за разгрузкой, говорит, «у диванов ножки выскакивали». С весны все имущество так и лежит на импровизированном складе. Семья отказывается забирать что бы то ни было без представителей властей и продолжает судиться. Сумма компенсации – порядка 500 тысяч рублей, лежит на депозите. Кстати, независимые эксперты, по словам Валентины, оценивали их жилье в 2 миллиона рублей. Впрочем, в суде пенсионерка пытается доказать хотя бы факт принудительного выселения. В ходе слушаний она предоставила видео, где зафиксирован приезд скорой помощи и ее осмотр врачами. В то же время вещи семьи выносят. Супруги в процессе не участвуют. Однако судья, по словам нашей собеседницы, на материал внимания не обратила – «времени смотреть ваше видео нет, вы нам конкретный момент покажите».

Бывшие жильцы дома собираются в этом импровизированном шалаше.

С момента выселения прошло девять месяцев, и только на последнем заседании Волковым предложили переселиться в квартиру маневренного фонда. Все это время супруги жили на даче с дровяным отоплением и в квартире у дальних родственников, выставивших свое жилье на продажу. Другими словами, у них и так есть «времянка».

«Мы отказались от маневренного фонда. Я и сейчас в такой же «маневренной» квартире живу – временно. На седьмом десятке лет мы просто не можем переезжать из одной квартиры в другую со всем имуществом. Никак не можем и платить ипотеку, пусть и социальную. У меня инсульт, давление, он – с диабетом. Какая тут ипотека? Поэтому продолжим добиваться окончательного решения».

Пока зимовали, супруг Валентины обезножил. Он болен сахарным диабетом. Одно из осложнений заболевания – трофические язвы. К сегодняшнему дню нарывы практически купированы, а мужчина заново учится ходить – по квартире передвигается без костылей, однако на улицу не выходил с ноября прошлого года. Валентина же продолжает ходить на руины расселенного дома. Говорит, уже в привычку вошло – там и соседи, и новости, потом в магазин сходить и обратно, к мужу.

Позиция властей района

К маю 2018 года №111 на Белоглазова оставался единственным еще не расселенным и не перекупленным аварийным домом. При этом, по бумагам он являлся нежилым еще с 2014 года. Власти района настаивают, что выселение было вынужденным – дом мог обрушиться «в любой момент», и город просто заботился о безопасности людей. «Дышащий на ладан» объект сносили неделю, говорят, в свою очередь жильцы. Никак не могли справиться со стенами толщиной в 70 сантиметров. Позицию властей не меняется и заключается она в следующем.

«До выселения там продолжали проживать четыре семьи, это 14 человек. Всем им ранее была выплачена сумма выкупной цены, рассчитанной по рыночной стоимости их квартир. Эти деньги перечислены на их личные счета. Также им предлагали вступить в соципотеку либо соцнаем жилья. Им предлагаются квартиры в новом ЖК «Алсу». На данный момент эти семьи добровольно переселяются туда, инцидент исчерпан», - говорила руководитель пресс-службы администрации Альметьевского района Яна Поспелова.

У приставов добавили, с тремя семьями удалось договориться полюбовно – люди самостоятельно вывезли свое имущество. Из оставшейся квартиры вещи погрузили под опись и доставили в новое жилье. Это как раз случай Валентины Волковой. Правда, женщина настаивает, что вещи не переписывали, и она допускает, что некоторые из предметов и вовсе могут быть утеряны.


Регина Алендеева.

Комментарии