Большая политика «передового Татарстана», где аварийщики стали «мертвыми душами»

В ожидании обещанного героя, желающего «выкупить» проблемы 93-летней труженицы тыла из Зеленодольска, мы расставляем «маячки» для большой политики «передового Татарстана» и продолжаем серию материалов об аварийщиках, которые сами себя называют «мертвыми душами» на карте республики. Личного благодетеля власти обещали Марфуге Мубаракзяновне Гадиевой. Но, поговорив с ее дочерью — Данией Перминовой, а также адвокатом семьи Сергеем Сычевым, «Казанский репортер» выяснил, супермен на горизонте не появился. Делимся репликами, а также напоминаем, аварийными в одном только Зеленодольске признаны 300 домов, и везде выселения происходят в боевой обстановке, в то время как в Казани аварийщики ждут не дождутся расселения.

Квартиру для труженицы тыла Марфуги апы ее дочь Дания купила в 2012 году. Через несколько лет пришло известие, что дом признали аварийным и должны были расселить. Обозначили даже сроки: с 2015 по 2017 год. Семья не против съехать, но: первое – компенсация за квартиру составила чуть больше 700 тысяч рублей (11 тысяч за «квадрат») при рыночной стоимости жилья на момент покупки в 2 миллиона рублей, второе – сторонняя экспертиза подтвердила низкий износ здания, то есть дом не аварийный. Суд же мнение независимых экспертов во внимание не принял и встал на сторону исполкома. А в адрес ветерана труда и дочери направили письмо с предложением взять социальную ипотеку и доплатить за квадратные метры, которые и так были куплены.

«Кому мог понадобиться наш «пятачок»? Это трехэтажный дом, всего на 18 квартир. Да, в центре Зеленодольска – тихо, спокойно. Но мы не ярые фанаты именно этого района. Предложите нам нормальный вариант, и мы с удовольствием съедем, – говорит о позиции жильцов Дания Перминова. – Да и откуда взялась цена в 11 тысяч рублей за квадратный метр, если еще в 2013 году, метр по программе оценивался 20 тысяч 700 рублей. И то мы эти данные еле-еле получили, не хотели нам говорить чиновники. А сегодня, наверняка, все подорожало – по нашим подсчетам, не менее 30 тысяч рублей за «квадрат». Так если бы мне предложили такую компенсацию, я бы первой съехала. Но нам предлагают грабительскую ипотеку. На имя мамы пришло письмо с предложением взять займ более чем на 10 лет. И смешно, и страшно – думаю, спасибо за доверие. Ей 93 года исполнилось (день рождения был 22 февраля – ред.) Получается, за сотню точно придется перейти, чтобы расплатиться по всем долгам – спасибо за доверие!»

190 тысяч человек против «законной программы расселения» и 1 секретный благодетель

Когда спор жильцов с исполкомом накалился до предела, люди обратились за помощью в прессу. Результатом стали многочисленные статьи о ветеране, которую «выселяют в сугроб». После первой волны публикаций запустили петицию в защиту старушки и за отмену спорной программы расселения — сегодня она собрала более 190 тысяч подписей. Позиция районных властей, тем временем, не менялась, и обращена она к решениям 2011 года. Почти восемь лет назад дом был признан аварийным в связи с «высоким физическим износом», а также «критическим разрушением несущих конструкций и инженерных коммуникаций». При этом Дания Перминова заявляет, что сделано это было «задним числом» и она узнала об этому уже после покупки квартиры.

– Зачем мне нужны проблемы? Я еще специально обратилась (в регистрационную палату – ред.), собирала документы, все это проверила, в регпалате даже об этом не знали. Это было без обременений. В 2015 они (администрация Зеленодольска – ред.) нам документ прислали, что задним числом они признали дома аварийными в 2011 году, – объясняет дочь труженицы тыла. – Моя старушка просто не может в это поверить! Мы же не украли эту квартиру, это у нас ее пытаются украсть.

Городские власти предположили, что объект «представляет угрозу жизни и здоровью жителей», однако выселить людей предписывалось лишь в период с 2015 по 2017 год. Но и после этого «угрожающий» дом продолжал стоять на месте, не посягая на здоровье людей. Новый виток спора произошел, когда исполком через суд потребовал выселить жильцов на условиях принудительного выкупа их квартир — по 11 тысяч за квадратный метр. Дальше последовала волна материалов в федеральной прессе, а также требование главы СКР Александра Бастрыкина провести проверку выселения Марфуги Мубаракзяновны. Так строился витиеватый путь к комментарию Казанского кремля и, казалось бы, решению проблемы конкретного ветерана.

В четверг, 21 февраля представитель властей Татарстана Лилия Галимова сообщила:

«Действительно есть человек, который готов поддержать и помочь этой женщине (Марфуге Гадиевой — ред.) Поддержку, насколько мне известно, они готовы осуществить в рамках тех предложенных законом вариантов по расселению, которые есть. То есть там два варианта — либо социальная ипотека, либо социальный найм. Что из этого она выберет, в той части и готов помочь благотворитель — оплатить, материально, чтобы решить этот вопрос».

Однако ни Марфуга Гадиева, ни Дания Перминова с благодетелем не познакомились. Герой себя не проявил (возможно, стесняется), а Перминова прямо заявила:

«Все блеф, фейк, это все туфта. Никакой благодетель ко мне не обращался. О спонсорстве речи нет. А если проявится благодетель, пусть просто знает: хочется ему быть нашей «крышей», пусть будет ей в прямом смысле — поменяет нам крышу в доме, это единственное, с чем есть проблемы. Все остальные коммуникации в полном порядке. А от крыши мы не откажемся. Хочет доплатить за ипотеку, рассмотрим и этот вариант. Но ведь никто ничего не предложил…»

Не знает о спасителе и адвокат «аварийщиков» Сергей Сычев.

«Если благотворитель и нашелся, то, как мне кажется, только за счет того, что новость дошла до федерального уровня. Но о нем никто не знает — кто он и где он. А так, в принципе, всем СМИ в комментариях представители властей говорят, что выселение абсолютно законно и никакой квартиры старушке предлагать не будут».

О законности говорила Лилия Галимова. Она же корректировала материалы средств массовой информации, говоря, что Марфуга Мубаракзяновна – не собственник, и это нужно прописывать в материале. Прописываем и напоминаем, живет в спорной квартире именно ветеран и выселяют ее вместе с дочерью. А еще есть десятки человек, не согласных с мизерной компенсацией и выселением — споры в судах они ведут долгие годы. Но все это остается за кадром, потому что «программа законна».

«Программа меняться не будет — какая есть, такая и есть. Она соответствует законодательству, и изменения не предусмотрены. Что касается данной ситуации, с этой женщиной связанной, я не хочу сейчас в подробности вникать. Если вы читали законы и знаете, как проходит программа расселения аварийного жилья, речь должна идти о собственнике — здесь речь идет о человеке, который прописан».

Кстати, перегибы с программой расселения, по всей видимости, типичны именно для Татарстана. По крайней мере, такой позиции придерживается Сычев.

«Есть практика судебная Верховного суда России от декабря 2017 и 2018 гг., или, например, обзор судебной практики 2014 года… Если дом вошел в региональную программу и был признан аварийным до 2012 года (дом ветерана, напоминаем, признали аварийным в 2011 году — ред.), то жители имеют право на компенсацию или предоставление жилья метр в метр. И если в Татарстане не применяют такую практику, то в соседних регионах всем раздают спокойно, в Волжске, например. У нас же считают, что просто не должны. Скажем так. Мы подали встречный иск, в удовлетворении нам отказали. А дальше будем биться».

Открытым остается лишь один вопрос. Почему почти 10 лет опасный дом никого не интересовал и только теперь так ярко проявил себя на страницах прессы. «Кому выгодно?» — спросили у Сычева.

«Когда мы на одном из дел ходатайствовали о приостановлении, то против выступал исключительно Государственный жилищный фонд, который говорил, что это земля наша, и мы будем скоро ее осваивать. Возможно, поэтому людей вдруг так срочно стали выселять. А некоторым даже отрезают свет, газ и другие коммуникации. По этому поводу мы суд выиграли, и решение отменили. Но все равно пытаются отключать, понимаете. Тут очень много проблем и нюансов».

На фото: Марфуга Гадиева с братьями-фронтовиками (один - разведчик, другой - военный летчик) и сестрами, 1950 г.

Большая политика маленького Зеленодольска

Слово «ветеран» в России почти магическое. Если громко сказать «ветерана обижают», реакция последует обязательно. В истории с 93-летней труженицей тыла «маячок» тоже сработал. О беде говорили в Госсовете РТ с подачи депутата Артема Прокофьева. Реакция последовала и от уполномоченной по правам человека в республике Сарии Сабурской. Омбудсмен заверила, что выходит с конкретными инициативами по спорной программе расселения аварийного жилья – правда, только «по отдельным категориям граждан», которые пришли в аппарат со своей проблемой.

«Если целая программа принята, наверное, должен быть определен и подход именно к уязвимой категории граждан. В индивидуальном порядке по отдельным запросам наши обращения были в правительство республики, к президенту нашей республики», – сказала Сабурская.

Механизм заработал по привычной схеме — как в свое время решилась беда фронтовика Юрия Величко, жаловавшегося на коллекторов, так теперь купируют проблему Марфуги Мубаракзяновны. Некрасиво получилось лишь с зеленодольским отделением «Молодой гвардии». Мы уже писали о визите юных активистов в канун дня рождения бабушки, ребята навестили ее 21 февраля (кстати, заранее поздравлять не принято). А теперь Дания Перминова рассказала нам чуть больше о гостях.

«Эти «тимуровцы» — хорошие мальчики, но тараторили заученный текст. Говорят: «мы готовы вещи вынести». Я отвечаю: «Куда? В сугроб? или готовы старушку мою перенести в другое место?»Такой черный юмор. Что остается? Да, и не виноваты эти мальчики. Может и не знают о ситуации? Пришли со старшей женщиной, которая и фотографировала для отчета. Когда она отошла, я спросила у мальчишек: «думаете, за этим будущее России?» Мне женщина та потом сказала, что это я пытаюсь политизировать вопрос. Представляете? Ну, да что я начинаю. Если спорить, действительно, будет политика. А нам бы с нашими бедами разобраться, когда людей превратили в мертвые души еще в 2015 году. А теперь, похоже, ждут, пока мы сами вымрем».


Мы попытались уточнить позицию руководителя татарстанского регионального отделения МГЕР Динара Бариева. Действительно ли, прозвучали слова о выносе вещей? С чем было связано обвинение в политизированности, и было ли оно? Наконец, правда ли, что «молодогвардейцев» зеленодольские власти заверили в решении проблемы (Бариев говорил об этом в комментарии в Сети)? Если так, получается, что пассаж ребят о «выносе вещей» – это просто добросовестное заблуждение? К сожалению, Динар Бариев, взяв почти часовую паузу, принял решение не отвечать на вопросы именно нашего издания, поскольку считает позицию главного редактора «Казанского репортера» Антона Райхштата некорректной. Мнение на личной странице в Сети было выражено короткой репликой «какой цинизм», а после вопросом «а у ветеранов дома обувь всем можно не снимать или только молодогвардейцам?»

Затем последовало широкое обсуждение, в котором приняли участие активисты «Молодой гвардии» из Углича, Иванова, Москвы и Московской области, которые, наверняка, многое знают о проблеме Марфуги Мубаракзяновны (или нет?) На следующий день выяснилось, что Динар Бариев во всероссийском чате «Молодой гвардии» попросил всех активистов высказаться под «некорректным» постом. По всей видимости, отсюда и широкая география. Заданные нами вопросы остались без ответа. Но если руководитель татарстанского регионального отделения МГЕР решит высказать свою позицию на страницах «Казанского репортера», мы с удовольствием дадим ему такую возможность. Пока же вернемся к «нашему захолустью» – именно так Зеленодольск назвала один из комментаторов «некорректного» поста с ником «Россиянка».

Аварийный Татарстан

Итак, борьба за «пятачок» на улице Декабристов – в центре Зеленодольска, продолжается четыре года. И только рассказ о 93-летней старушке в средствах массовой информации и публикация петиции помогли вытащить споры на первые полосы. Между тем, в одном только Зеленодольске аварийными признаны 300 домов, говорит Сычев. А есть еще, как минимум, Чистополь и Альметьевск – среди самых «горячих» точек на карте республики.

«Там очень много историй. Например, мама с сыном — инвалидом-колясочником. У него ведро медалей по паралимпийским видам спорта. Растет парень без отца, а мама каждый день таскает его на коляске на второй этаж. И, как бы исполком не рядился, что они благодетели, ситуация там некрасивая. Власти подали иск в суд о выселении — и мама, и сын собственники, мы направили встречный — о предоставлении бесплатного жилья по социальному найму, так как они стоят в очереди много лет. Суд иск удовлетворил, а исполком упорствует — требует выселить людей на улицу с компенсацией в 11 тысяч рублей за квадратный метр. Всего в Зеленодольске 300 домов признали аварийными. И по всем выселяют. Людям предлагают квартиры по 18-20 метров. Они готовы переехать, но в нормальное жилье. И, кстати, судьи соглашались с такой позицией. Исполкому рекомендовали посмотреть другие варианты, а потом от людей представители властей просто начинали бегать — мол, берите что есть, других квартир не будет».

Все истории, будто под копирку. Но за каждой — своя трагедия. Когда Дания Перминова рассказывает о маме, голос начинает дрожать. «Выжила в коллективизацию, пахала на страну, ребенком точила снаряды... а сейчас? Да она даже понять не может, как это возможно, что берут и выселяют из квартиры. Говорит: «Хәзер («сейчас» по-татарски, в данном случае, эмоциональное восклицание — ред.), я Гитлера победила! А тут какие-то чиновники». После дочь берет себя в руки и глухо добавляет.

«Мы мертвые души в передовом Татарстане. А если так, то передовой Татарстан у нас получается только в беззаконии. Сейчас на дворе третье тысячелетие, мы готовимся строить станцию на Луне. Они (чиновники — ред.) что, на Луну хотят от нас улететь? Мы четвертый год в этом варимся, и только после освещения всего ужаса в СМИ последовала хоть какая-то реакция. Вплоть до Бастрыкина, который потребовал разобраться».

Эхом звучат те самые «федералы». Спецкор интернет-издания Znak.com, член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человек Екатерина Винокурова, с горечью пишет: «Казань и Татарстан я люблю безумно. Красивейший город, приятные люди, уважение к старшим... Но более я в Татарстан ни ногой без скалки, потому что я не представляю, до какой степени скотства надо дойти, чтобы допустить вот такую историю». Спустя несколько часов телеграм-канал «Еду в Татарстан», декларирующий особый подход к новостям о республике, переходит на личные оскорбления в адрес Винокуровой и советует не давать советы властям Татарстана. Журналист воспринимает это, как ответ тех самых властей.

«О господи, власти Татарстана начали отвечать через анонимные телеграм-каналы и поливать меня грязью. Но, что хорошо, они признают, что все выселяемые в Зеленодольске не получают ни квартир, ни рыночных компенсаций на покупку нового. Выселить бабушку на улицу и предложить взять ипотеку, чтобы «часть выплат закрыл благотворитель» — это просто почти личный топ нелюдей. Короче, никакая это не программа расселения аварийного жилья, это рейдерский отъем квартир и выкидывание людей на улицу. Какой же стыд. Кстати, замечу, что и жена главы Татарстана, и депутаты от Татарстана, и «Татнефть», да и вообще много кто могут купить ВСЕМ выгоняемым на улицу в Зеленодольске по квартире и даже этого не заметить. Анонимным татарстанским телеграмерам советую пересмотреть послание Путина. Властям же Татарстана рекомендую срочно обрести человеческое лицо и прекратить издевательства над людьми по своей программе выселения их на улицу из аварийного жилья. Додуматься предложить ипотеку выселяемой на улицу 92-летней труженице тыла — это просто ни мозгов, ни сердца. Это просто враги России».

Не вдаваясь в детали, как говорила Лилия Галимова и, не обращая внимания на эмоции — они понятны, когда в деле большая политика и долгие суды, «Казанский репортер» продолжает серию материалов об «аварийщиках», не согласных с расселением или напротив, ждущих его. Пока же публикуем карту «аварийного Зеленодольска» — это лишь малая часть «крестов» по распоряжениям 2011 года, тогда домов было чуть больше сотни. Теперь их более 300. Кстати, если посмотреть на карту, возникает впечатление, что город «зачищают» целыми кварталами...


Регина Алендеева.

Материалы по теме
Проводы последних жильцов Полукамушков совпали с презентацией тайного поджигателя
09:08, 8 августа
Специальный репортаж
Татарстан в 20 раз сократил бюджет расселения аварийщиков и допустил нарушения закона
Малый ракетный «Ингушетия» с охватом «Калибра» до 2 тыс. км. Фоторепортаж спуска на воду
Пожары в Полукамушках назвали «морским боем по-зеленодольски»

Комментарии

  1. Гектор 5 месяцев назад
    Вопрос о 5 миллиардах уже не стоит? А зря. Копните глубже.
  2. Анонимно 5 месяцев назад
    Не Аварийный Татарстан, а аварийные "депутаты" и "чиновники" татарстана
  3. Натали 5 месяцев назад
    В моем бараке тоже не постеснялись всучить ипотеку 81-летней женщине. Так она за 2 дня до переезда скончалась.