Афганистан: горное эхо Второй мировой. Часть 2

Участник войны в Афганистане и Герой России Ильяс Дауди рассуждает о предыстории вооруженного конфликта в регионе, ставшем полем интересов сразу нескольких держав. В первой части речь шла о попытках Афганистана играть в свою игру, лавируя между интересами стран Оси и Союзниками.

«Большая игра» ведущих мировых держав за доминирование в Афганистане и вокруг него началась в в первой половине XIX века, и с течением времени не утратила свою актуальность, а обрела лишь новый качественный смысл. К крупным «игрокам», агентам влияния на рубеже 20-го века – России, Англии, Ирану, добавились новые – Германия, Япония, США, Пакистан, Китай, Индия. Стремление к влиянию на политику сопредельного государства объяснимо, когда речь идёт о ближайших соседях, в большей степени заинтересованных, в стабильности внутриполитической обстановки.

Но почему свои национальные интересы в данном регионе преследуют страны, чьи границы находятся на многие тысячи километров от этого региона? Постараемся найти ответ на этот вопрос, описав важные исторические события, произошедшие в мире и в регионе.

АФГАНСКИЙ ПРОЕКТ АБВЕРА

Когда в сентябре 1941 года Абвер пришёл к необходимости создания агентурно-диверсионной организации под кодовым названием «Унион» то выбор, в качестве руководителя, пал на Махмуд-бека. Это стало началом деятельности узбекского курбаши Махмуд-бека в качестве резидента Абвера среди узбекской и туркменской эмиграции в Афганистане.

«Унион» (1941-1942), она же «Фаал» (1942-1943) – проект германской разведки «Абвер», разведывательно-диверсионная организация, была создана в начале 1941 года с целью сбора секретной информации и организации подрывной деятельности басмаческих формирований против Советского Союза.

В период Второй мировой войны, Махмуд-бек был агентом турецкой, японской и германской разведок. В 1942 году под давлением Советской и Английской дипломатических миссий, указывающих на несоответствие отдельных дипломатов стран Оси, декларируемой деятельности, Кабульское Правительство, объявило персонами нон-грата японского посла Китады и Махмуд-бека и решило выслать обоих из страны.

На это решение, турецкий посол пригрозил премьер-министру Хашим-хану, совершить демарш и приспустить государственный флаг над посольством Турции в Кабуле. Во избежание осложнения дипломатических отношений с Анкарой, афганское руководство придержало это решение, рекомендовав Махмуд-беку не покидать Кабул.

Мухаммед Захир-шах, король Афганистана с 1933 по 1973 годы

Осенью 1941 года Расмус и Витцель, сотрудники германской дипломатической миссии в Кабуле и резиденты внешнеполитической разведки «Абвер» в Кабуле приказали Махмуд-беку в северо-восточном афганском городе Баглан создать опорный пункт для переброски в СССР немецких агентов. С этой целью Махмуд-беку от немецкой миссии в Кабуле было передано 40 тысяч афгани.

На выполнения приказа этих денег было недостаточно. Однако, чтобы укрепить сотрудничество и доказать Расмусу и Витцелю, свой потенциал и обосновать увеличения денежных субсидий, Махмуд-бек, доложил, о создании для Абвера двух, вместо одного, опорных пунктов в северо-восточном Афганистане: в городах Баглан и Кундуз. К сказанному Махмуд-бек добавил о вербовке им бывшего офицера Хамра Гуль-бека, который с осени 1941 года возглавил опорный пункт Абвера в Баглане.

В Кундузе в распоряжение Абвера Махмуд-бек предоставил две явки. Успехи деятельности Махмуд-бека по созданию своей агентурной сети в Афганистане полностью удовлетворяли начальство Абвера.

В ноябре 1941 года Махмуд-бек получил от Абвера приказ на ускорение организации шпионской разведывательной сети в Среднеазиатских республиках СССР. Для этого ему было приказано вербовать агентов из числа советских граждан в Средней Азии, наладить сбор информации о политической обстановке в данном регионе. Расмуса поручил также, начать подготовку диверсионных групп для переброски на территорию СССР.

Накануне наступления вермахта на Сталинград и Кавказ Витцель получил из Берлина приказ создать в советских среднеазиатских республиках обширную шпионско-диверсионную сеть. Бывший немецкий посол в Кабуле Ганс Пильгер позже вспоминал, что резидент Абвера Витцель в 1942 году, планировал развитие обширной агентурной сети на территории южных районов Туркменской ССР, Таджикской ССР и Узбекской ССР.

В большей степени Витцель уделял внимание созданию антисоветского подполья именно в Туркменской ССР. Поэтому, в первую очередь, Абвер планировал организовать взаимодействие с туркменским басмачеством. Туркменская эмиграция в Афганистане обладала наиболее многочисленными формированиями, способными в нужный момент возобновить нападения на приграничные с Афганистаном территории. По разведывательным данным Витцеля туркменские формирования в Афганистане могли поставить под ружьё до 11 тысяч басмачей.

По данным английской разведки, обладающей обширной агентурной сетью среди басмачества, в марте 1942 года, туркменская эмиграция была способна выставить около 10 тысяч воинов. По сравнению с 1939 годом, к весне 1942 года, численность туркменских формирований, базирующихся в 3–5 км от советской границы, возросла в 2 раза.

Это свидетельствовало о том, что в 1942 году басмачество было способно к нападению и ждало приказ к возобновлению налётов на территорию СССР. В декабре 1941 года наиболее влиятельный лидер туркменского басмачества Кызыл Аяк сориентировал свои отряды к готовности ко вторжению на советскую Среднюю Азию уже летом 1942 года.


Другой крупный узбекский курбаши Курширмат (Шер Мамед), называющий себя главнокомандующим достиг с Расмусом договорённости о взаимодействии с фашистской Германией против Советского Союза. Курширмат утверждал, что в обмен на финансовую помощь он и его люди готовы:

  1. Подготовить и заслать диверсионные группы на территорию Советских Среднеазиатских республик для уничтожения мостов, линий связи и складов с продовольствием.
  2. Сформировать партизанские формирования в этих республиках и подготовить площадки для приема немецких десантов.
  3. Осуществлять диверсии против советских аэродромов.

Посольство Германии в Кабуле гарантировало басмачам обеспечение оружием и лошадьми. Витцель и Расмус в начале 1942 года рекомендовали Махмуд-беку представить списки эмигрантов, участвующих в налётах на СССР. Резиденты Абвера в Афганистане обещали Махмуд-беку и дружественным ему курбаши, выделение немецкой миссией в Кабуле денег для обеспечения оружием и лошадьми.

Для того, чтобы выманить у Абвера побольше денег, узбекские и туркменские курбаши, через Махмуд-бека, направили списки, в несколько раз завышающие фактическую численность своих формирований. Кызыл Аяк в 1942 году представил Абверу численность 40 тысяч своих воинов и, столько же, по его словам, туркмен вольются в его отряды, получи они от Германии вооружение или деньги на его покупку. Обладая войском численностью не более 10 тысяч басмачей, Кызыл Аяк в докладе Абверу завысил его в 4 раза.

АРЕСТ МАХМУД-БЕКА

До мая 1942 года, резидентом Абвера в среде узбекского и туркменского басмачества был назначен Махмуд-бек. К весне 1942 года он создал в Северном Афганистане антисоветскую организацию, получившую название «Унион». Ее цель состояла в отвоёвывании территории Бухарского эмирата и возвращение на престол бывшего эмира Сеида Алим-хана.

Усилия Абвера и японской разведки по провоцированию басмаческих нападений на советскую территорию были на контроле разведки СССР, имевшей широкую агентурную сеть в Северном Афганистане. На определённом этапе, Советской разведкой было принято решение перевербовке Махмуд-бека. В начале 1942 года советская разведка «вела» деятельность Абвера и антисоветских эмигрантских организаций в Северном Афганистане.

В мае 1942 года Махмуд-бек был арестован афганской полицией по запросу Англии. Оказалось, что Расмус использовал Махмуд-бека не только для получения сведений о шпионско-диверсионной деятельности против Советского Союза, но и сбора разведывательной информации об обстановке в Британской Индии.

На этапе успешного наступления немецко-фашистских войск на Сталинград и Кавказ летом 1942 года, антисоветские организации, сформированные из числа среднеазиатской эмиграции в северном Афганистане, начали активную подготовку к нападению на Советский Союз. Выход из игры Махмуд-бека на незначительный срок дезорганизовал басмаческое сообщество. Летом 1942 года Абвер создал в Афганистане новую антисоветскую организацию «Фаал». Хотя в Абвере, её продолжали называть старым наименованием — «Унион».

Бухарский эмир Сеид Алим-хан

Бывший эмир Бухары Сеид Алим-хан после настойчивых уговоров близкого окружения и курбаши басмачества, начал сотрудничество с агентами разведок Германии и Японии, разрешив сыну Умар-хану стать членом организации «Фаал». Также, для организации басмаческих нападений на территорию советских среднеазиатских республик, Сеид Алим-хан продал некоторые свои крупные драгоценные камни.

Говоря о дипломатической миссии германских атташе по экономическим вопросам Расмус и Витцель, одновременно представителей службы адмирала Вильгельма Канариса «Абвер» в Афганистане, советской разведке было хорошо известно об их фактическом предназначении и широких непротокольных контактах в афганском истеблишменте, далеко выходящих за рамки коммерческих вопросов.

В рамках деятельности Абвера по созданию агентурной сети, особенно важным было использование агентов влияния в афганском истеблишменте.

На разного рода мероприятиях, организованных в Кабуле германскими дипломатами, в числе приглашённых гостей можно было встретить: военного министра Шах Махмуд-хана, начальника генерального штаба Мустафу-хана, руководителя его оперативного управления Саражуддин-хана, начальника управления военной разведки Мухаммеда Анвар-хана, командира центрального армейского корпуса Дауд-хана, командира кавалерийской бригады Султана Ахмед-хана многих других военачальников из высшего афганского командования.

Немецкие подразделения в горах Афганистана

«ДУХОВНАЯ В СВОЕМ СУЩЕСТВЕ НАЦИОНАЛ-ТУРКЕСТАНСКАЯ ТАЙНАЯ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ»

Наблюдая за возросшей активностью германской дипломатической миссии и военной разведки Абвер в «нейтральном» Афганистане, Москва высказала афганскому Правительству ноту протеста. В ответ Кабул заверил, Москву в том, что деятельность германской миссии не выходит за пределы территории ближе 30-ти километров от советской границы.

Однако, после вывода советской разведкой из «проекта» Абвера Махмуд-бека, следующим руководителем организации «Фаал» был назначен Сеид Мубашир-хан Тирази (агентурный псевдоним Ханза). В руководство подпольной организации «Фаал» также вошли крупные курбаши: Курширмат, Нурмамад (Нур Мухаммед), Абдул Ахад Кара и представитель бухарского эмира Хаджи Бафа.

Занимаясь сбором разведывательной информации в интересах Абвер и японской разведки, Сеид Мубашир-хан Тирази, одновременно занимался подготовкой басмаческих формирований к походу на Бухару. В сообщении Пильгера от 24 июля 1942 года в Берлин писалось:

«Духовная в своем существе национал-туркестанская тайная антибольшевистская организация «Унион» и состоящая внутри нее особо тайная структура «Лига», которая создана специально для восстановления Бухарского эмирата, возглавляется самим эмиром (в дальнейшем Ауди). Но поскольку он опасался неприятностей со стороны афганского правительства, оказавшего ему гостеприимство, то на первый план им выдвинут «Ханза», сын которого помолвлен с одной из его дочерей. Сам Ауди держался в тени»

Ханза являлся непосредственным руководителем проектов «Унион» и «Лига», получал от Абвера финансирование и лично отвечал за налаживание контакта между Советским Туркестаном и Афганистаном; за подготовку к отправке войсковых подразделений в Туркестан; за контакт «Фаал» с прибывшими в Туркестан и северный Афганистан, для введения боевых действий, германских войск.

План «Униона» предусматривал к весне 1943 года, с открытием горных проходов в Северном Афганистане, сформировать и вооружить 20–30 тысяч басмачей, участвующих в освобождении Бухары. Германия взяла на себя обязательства предоставить «Фаал» поддержку не только деньгами, но и вооружением.

Ручной пулемет MG.30

КОНСОЛИДАЦИЯ БАСМАЧЕСКИХ ЭЛИТ

Доставку вооружения должны были обеспечить немецкие самолёты люфтваффе. В планы Абвера входила высадка в Среднеазиатских советских республиках, в первую очередь в Туркменской ССР, диверсионных групп, укомплектованных солдатами и офицерами «Туркестанского легиона». На оккупированной территории Польши, близ города Вроцлав была создана секретная тренировочная база под названием «Лесной лагерь СС-20», или «Главный лагерь Туркестан», где готовились диверсанты.

Для формирования единой и управляемой силы, координирования её действий, Германия и Япония прикладывали усилия по объединению разрозненных басмаческих формирований, чтобы весной 1943 года они выступили на территорию СССР. Для этого «Фаал» образовал в Кундузе свой центр и оттуда планировал расширить агентурную сеть в среднеазиатских республиках Советского Союза.

К тому времени, связной Сеида Мубашир-хана Тирази установил контакт с курбаши киргизских басмачей Камчи-беком, который с сентября 1941 года совершал вооружённые вылазки на советскую территорию. Курбаши договорились о совместных действиях и Камчи-бек стянул свои формирования к советской границе. Туркменский курбаши Кызыл Аяк, также подтвердил готовность начать наступление на советскую территорию.

В конце лета 1942 года центр «Фаал» в Кундузе доложил германскому посольству в Кабуле, что на севере Афганистана басмаческие отряды в количестве 70 тысяч человек, ждут приказа выступить против Советского Союза. Однако, де-факто, лишь 15 тысяч из них были вооружены.

Широкий масштаб подготовки формирований басмачества для нападения на Советские среднеазиатские республики не был секретом для афганского правительства, а также разведок СССР и Англии. Чтобы избежать ухудшения межгосударственных отношений с Советским Союзом, афганские власти санкционировали арест в начале апреля 1943 года руководителя «Фаал» Сеида Мубашир-хана Тирази и свыше ста членов этой организации.

Для полной ликвидации агентурной сети стран Оси в Афганистане, по предложению Англии к советскому руководству оказать совместное давление на Кабул, с тем чтобы потребовать от Хашим-хана ликвидации «Фаал» и высылку из страны агентов германских и японских разведок.

К февралю 1943 года курбаши басмачества, базирующиеся в северном Афганистане, посчитали численность своих формирований, способных с оружием выступить за Амударью. По десяти афганским городам и их районам, насчитали 22 300 басмачей. Объединение всех отрядов курбаши, как и формирование единого центра, являлось прямым указанием Абвера.

Далее, на территории Узбекской и Таджикской ССР были установлены районы с хорошо организованным повстанческим (басмаческим) движением. Для организации их взаимодействия с эмигрантским центром в северные районы Афганистана были делегированы специальные представители.

АФГАНСКОЕ ЭХО СТАЛИНГРАДА

В мае 1943 года, британским послом Ф. Уайли афганскому Правительству была вручена нота с требованием прекратить деятельность Абвера в Афганистане, а также выслать японских агентов из Кандагара. 8 июня 1943 года советский посол в Афганистане К. Михайлов заявил Хашим-хану протест в связи с враждебной деятельностью к СССР посольств Германии и Италии в Кабуле.

В основу ноты протеста, подготовленного Правительством СССР, легли подробные данные о деятельности «Фаал», полученные Внешней разведкой СССР от агентов в среде среднеазиатских эмигрантов. Были также, представлены неопровержимые доказательства (факты и документы), свидетельствующие о подрывной деятельности Абвера в среде басмачества.

В ноте протеста упоминалось о имевшем место письменном обращении к Правительству Германии весной 1943 года, узбекского курбаши Курширмата, руководителя «Фаал», в котором говорилось о намерении басмачей организовать восстание в советской Средней Азии, о развёртывании на советской территории диверсионной деятельности — разрушении железных дорог, линий связи в ряде областей Узбекской и Таджикской ССР.

По свидетельству посла Германии в Кабуле Пильгера, на начальном этапе войны, Кабульское Правительство твёрдо придерживалось нейтралитета. Однако в связи с успешным наступлением Германской армией в 1941, 1942 годы в глубь территории Советского Союза, оно изменило своё отношение к Третьему Рейху «на наиболее благожелательное, и по ряду вопросов разделяло точку зрения захватнической политики германского правительства и желало победы германской армии».

По словам Пильгера, премьер-министр Хашим-хан и его вице-премьер Наим-хан «исключительно лояльно относились к гитлеровскому правительству, а отсюда и к немецкой миссии».

Битва за Сталинград

В период ожесточенных боёв в Сталинградской битве, вице-премьер Наим-хан пригласил к себе посла и заявил ему, что «афганское правительство всецело разделяет политику Германии и выражает готовность оказать германскому правительству помощь в виде вооруженной силы».

Несмотря на эти заявления в Берлине, не доверяли Кабульской власти, считая короля Захир-шаха и всю династию Баракзай креатурой англичан. По данным советской внешней разведки немцы планировали привести к власти в Кабуле свергнутого в 1929 году, и пребывавшего в эмиграции в Риме бывшего Эмира Амануллу-хана.

В мае-июне 1943 года, после проведения афганской полицией спецоперации против членов «Фаал», деятельность этой организации фактически прекратилась. После разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве и в битве на Курской дуге, сорвался план вторжения германских войск в Среднюю Азию, тем самым и доставка самолетами Люфтваффе вооружения басмачам.

Разгром немецко-фашистских войск в Сталинградской и Курской – битвах, лишил шанса похода Вермахта в Афганистан и Индию, а Кабул прекратил свои контакты с Берлином, в ущерб интересов стран-союзников.


Ильяс Дауди.

Материалы по теме
Казань в 1945. Фоторепортаж
Не установили, потому что «не договорились»: опоздавший памятник «афганцам» пал жертвой споров
06:02, 2 февраля
Специальный репортаж
Афганистан: горное эхо Второй мировой. Часть 1
12:02, 2 февраля
Специальный репортаж
Афганистан –​​ взгляд в прошлое: ввод войск

Комментарии