Афганистан: горное эхо Второй мировой. Часть 1

Участник войны в Афганистане и Герой России Ильяс Дауди рассуждает о предыстории вооруженного конфликта в регионе, ставшем полем интересов сразу нескольких держав.

«Большая игра» ведущих мировых держав за доминирование в Афганистане и вокруг него началась в в первой половине XIX века, и с течением времени не утратила свою актуальность, а обрела лишь новый качественный смысл. К крупным «игрокам», агентам влияния на рубеже 20-го века – России, Англии, Ирану, добавились новые – Германия, Япония, США, Пакистан, Китай, Индия. Стремление к влиянию на политику сопредельного государства объяснимо, когда речь идёт о ближайших соседях, в большей степени заинтересованных, в стабильности внутриполитической обстановки.

Но почему свои национальные интересы в данном регионе преследуют страны, чьи границы находятся на многие тысячи километров от этого региона? Постараемся найти ответ на этот вопрос, описав важные исторические события, произошедшие в мире и в регионе.

НЕМЦЫ КАК ОСОБАЯ КАСТА

В 1935 году с целью экономической и военной модернизации, Кабульское Правительство взяло курс на сотрудничество с Германией. К 1936 году, значительно возрос объём товарооборота, суммы контрактов коммерческих сделок на поставки оружия в Афганистан.

Еженедельное воздушное сообщение между Кабулом и Берлином было открыто в 1938 году. Военно-строительная организация Фрица Тодта занималась планированием и надзором за крупными инфраструктурными проектами: дорогами, мостами, аэродромами, промышленными предприятиями. Германское военное руководство претворяло в жизнь программу оснащения и подготовки личного состава афганских вооруженных сил, приводя их в соответствие с западными стандартами.

За два года товарооборот Германии с Афганистаном увеличился в десять раз. Помимо финансовой выгоды в сделках, Кабульское Правительство видело в Германии полезный и не угрожающий противовес Советскому Союзу и Англии. И Лондон и Москву тесное сотрудничество Германии и Афганистана не устраивало, однако изменить внешнеполитический курс этих государств на том этапе они не могли. Король Захир-шах и Премьер-министр Мухаммед Дауд свели к минимуму уровень английского и советского присутствие в Афганистане. Сторонником укрепления сотрудничества с фашистской Германией, в афганском Правительстве, был Абдул Маджид - министр национальной экономики.

С лета 1939 года Маджид активно взаимодействовал с начальником управлением внешней политики национал-социалистической партии Германии Альфредом Розенбергом и получал от него повсеместную поддержку.

Идеолог Третьего Рейха Альфред Розенберг

Министерство иностранных дел под руководством Иохима фон Риббентропа придерживалось иной точки зрения, и критически оценивала сохранение контактов Кабульского Правительства с Лондоном. Немецкие дипломаты считали необходимым сменить действующую власть во главе с королём Захир-шахом и вернуть на трон свергнутого в 1929 году, бывшего короля Амануллу-хана, живущего в изгнании в Риме. В спор вмешался Гитлер, решив его в пользу режима короля Захир-шаха.

Историческая справка: торгово-дипломатический корпус фашистской Германии накануне ВОВ имел самый многочисленный состав, по сравнению с другими государствами – более 300 человек. Практически во всех министерствах и ведомствах Афганистана, работали германские советники, а в вооружённых силах и полиции обучали инструктора из Германии. В соответствии с торговым соглашением между Германией и Эмиратом Афганистан 1939 года, первая закрепила за собой монопольное право направлять в Афганистан специалистов для работы на объекты промышленности и строительства. В 1938 году Кабульское Правительство получило беспроцентный кредит на закупку в Германии вооружения и боеприпасов. Всё это Абвер использовал это в своих интересах.

В Афганистане к немцам относились как к особой касте, в отличии от других иностранцев, им разрешалось носить огнестрельное оружие, они обладали правом общаться с местным населением. Связь с другими иностранцами, по афганским законам грозила тюрьмой.

Германская разведка активно практиковала различные варианты поощрения и подкупа, привлекая себе сторонников в разных ячейках афганского общества. Все эти акции они называли ничем иным, как – «забота фюрера, борющегося против исконных врагов ислама – Англии и России».

ЧЕРЕЗ АФГАНИСТАН В ИНДИЮ

В 1939 году, как не парадоксально, Берлин был заинтересован в советском наступлении через Афганистан в Индию и выходу к Индийскому океану. Таким образом, достигался конфликт интересов между Москвой и Лондоном, в чём Берлин был заинтересован.

К маю 1940 года британский штаб в Индии даже разработал План «А» меры противодействия советскому вторжению в Афганистан. Однако главной задачей англичан было защитить Индию (надо отметить государства Пакистан, тогда ещё не существовало, его территория находилась в составе в Индии).

С этой целью англичанами был разработан план по формированию одной бронетанковой дивизии, пяти пехотных дивизий, отдельной пехотной бригады, однако фактически применимы были лишь четыре пехотные бригады. Исходя из затрудняющих выполнение данного плана обстоятельств, был принят «временный», значительно упрощённый.

После капитуляции Франции в 1940 году, министр национальной экономики Афганистана Абдул Маджид, заявил, о готовности Эмирата к активной поддержке государств Оси и проведению на приграничной с Индией полосе «Линии Дюранда» (позже это будет граница с Пакистаном) политики подстрекательства пуштунских племён на восстание против британской Индии, сковывая, боевую мощь Англии.

«Линия Дюранда» между Афганистаном и Пакистаном. Коричневым цветом отмечены области проживания пуштун.

Немецкий министр в Кабуле телеграфировал в Берлин, что афганское Правительство в обмен на присоединение к Оси (Германия-Италия-Япония), рассчитывает получить от Германии гарантии, расширение своей территории на севере, приграничье с СССР, и выхода к морю на юге (к портовому городу Карачи), а также поставок военных самолётов, артиллерийских орудий и танков.

В сентябре 1940 года в Берлине Абдул Маджид сделал официальное заявление с требованием «освобождения» Англией, пятнадцати миллионов афганцев (пуштун), живущих в британской колонии в Индии. Оправдывая демарш в пользу Германии, Афганистан обратился с просьбой, предоставить её вооружённым силам определённое количество лётательных аппаратов и сообщил о притязаниях, в связи с исторической справедливостью, на обширную территорию Индии, простирающуюся до реки Инд. Подобные предложения звучали неоднократно на разном уровне, вплоть до июня 1941 года.

До апреля 1940 года, среди сотрудников военно-строительной организации Фрица Тодта в Афганистане находилось несколько немецких разведчиков. Позже к ним присоединился гауптман Морлок из Абвера. Он привёз в Афганистан две тонны «дипломатического багажа»: стрелковое оружие, 20-мм артиллерийскую пушку и запасы боеприпасов.

Новая группа разведчиков прибыла в июле 1940 года. Она работала под прикрытием исследовательской группы учёных, изучающих проказу на границе с Индией. С этой целью группа отправилась на приграничную полосу и начала кампании по подготовке диверсий и восстаний. На месте, агенты Абвера осуществили ряд диверсионных операций, в ходе которых был снесен мост, испорчена радиостанция, и совершено проникновение на территории Индии в глубину до тридцати километров.

В июле 1940 года агенты Абвера были преданы проводниками по местности и были задержаны британским патрулём из числа «английских десантников». По некоторым данным, два агента Абвера при задержании были расстреляны, остальных англичане захватили в плен.

СИМПАТИЗИРУЮЩИЙ ФАШИСТАМ НЕЙТРАЛИТЕТ

С началом операции «Барбаросса» в июне 1941 года, союзничество государств, претерпело изменения. Советский Союз, соперник Британской империи в Центральной и Южной Азии временно стал ей союзником, а Германия стала врагом СССР и Англии.

11 июля 1941 года министр иностранных дел фашистской Германии Иохим фон Риббентроп, наделил полномочиями посла Германии в Кабуле Пильгера предложить королю Захир-шаху заключить афгано-германский договор о сотрудничестве с Германией, что, влекло отказ от традиционного нейтралитета. Захир-шах дипломатично уклонился от этого предложения.

А 1 ноября 1941 года на Лойя Джирге (всеафганском совете старейшин) сто наиболее авторитетных вождей афганских племён, высшего духовенства и представителей власти, постановили:

«Никакому иностранному государству ни в какой форме не будет позволено занять всю или часть афганской территории или использовать нашу дорогую родину для проведения военных действий, или получить у нас какие-либо привилегии во время войны».

С началом Второй Мировой войны, Правительство короля Захир-шаха оказалось прагматичным и объявило об официальном и правовом нейтралитете в военном конфликте.

И фактически, нейтралитет Афганистана в целом соблюдался. Афганистан старался играть в свою игру, правда руководство страны больше симпатизировало фашистской Германии.

Использовать интересы Англии в противовес СССР и, наоборот, Афганистану, на текущем этапе, было не по силам. По итогам англо-советского вторжения в Иран («Иранская операция» 25 августа – 17 сентября 1941 года), Афганистан оказался окружён силами союзников. Для Кабула это был сигнал, его может постигнуть та же участь, что и западного соседа. Поэтому Кабульское правительство осталось без выбора и в октябре 1941 года подчинилось совместному англо-советскому требованию «об изгнании всех немцев и итальянцев».

Однако, придерживаясь статуса нейтрального государства, Правительству Афганистана удалось оставить ограниченную группу дипломатических работников стран Оси. Остальные - 206 граждан, отправились в нейтральную Турцию под гарантии свободного прохода через Пешавар, Карачи, Басру и Багдад. Другие группы итальянских и немецких дипломатических сотрудников были высланы в сентябре 1943 года.


По прошествии времени, с началом перелома во Второй мировой войне, статус нейтрального государства, являлся главной гарантией безопасности Кабульского режима, до последнего момента, не разрывавшему дипломатические отношения с Берлином.

В случае победы фашистской Германии над советским Союзом и наличие на севере немецких танков, Афганистан незамедлительно ввязался бы в войну с союзниками, желая добиться от Британской Индии изменения границ.

БАСМАЧ НА СЛУЖБЕ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Нападение фашистской Германии на СССР, в среднеазиатской эмиграции на севере Афганистане и в среде Кабульской эмиграции встретили с воодушевлением. Эмигранты, живущие в Кабуле, видели в Гитлере своего «спасителя». Курбаши басмаческих формирований, оставшиеся на севере страны, начиная с июля 1941 года, приступили к подготовке нападения на советскую территорию. Дети богатых эмигрантских семей, предвидя скорую победу фашистской Германии над Советским Союзом, начали спешно изучать немецкий язык.

Афганская монархия наблюдала за происходящими событиями на фронтах Великой Отечественной войны (ВОВ), не спешила предпринимать активные действия по установлению контроля над северными территориями, входя в конфликт с многотысячными формированиями басмачей.

Кабул ждал удачного момента, когда Советский Союз будет повержен, и Афганистану представится исторический случай установить власть над территориями, некогда принадлежавшими Бухарскому эмиру и Хивинскому хану, используя силы басмаческих формирований, вторгшихся на соседнюю территорию.

В докладе Средне-восточного отдела Народного Комиссариата иностранных дел от 4 апреля 1942 года отмечалось, что группа афганских военных во главе с принцем Мухаммедом Даудом разработала план нападения на Советский Союз. Кабул считал переброску частей РККА с советско-афганской границы на фронта ВОВ, делом ближайшего времени, и это обстоятельство, по его мнению, позволит Афганистану овладеть Хивой и Бухарой силами всего одной дивизии.

С целью использования басмаческих формирований против СССР, король Захир-шах заключил, с живущим в эмиграции в Кабуле, сверженным эмиром Бухары Сеидом Алим-ханом, секретное соглашение, в заключении которого у курбаши были свои интересы. Известно, что в августе 1941 года курбаши крупного туркменского формирования Кызыл Аяк написал в адрес премьер-министра Хашим-хана письмо, в котором просил взять под своё покровительство Бухару, от себя выразив готовность поставить под ружьё до 40 тысяч вооруженных туркмен.

Бывший эмир Бухары Сеид Алим-хан

В ответ, премьер-министр Хашим-хан попросил Кызыл Аяка держать свои формирования в полной боевой готовности, сообщив, что удобный момент для нападения на СССР будет представлен после взятия вермахтом Москвы и Ленинграда. К лету 1941 года, германская и японская дипломатические миссии установили устойчивый контакт со всеми крупными курбаши среднеазиатского басмачества. «Мародёры», так в оперативной переписке называлась обширная агентурная сеть Абвера, действовавшая в Афганистане в годы ВОВ.

Афганистан в планах Третьего рейха имел стратегическое значение, его территория могла быть использована для нападения на СССР с юга, а также как плацдарм для наступления Германии на Индию.

17 февраля 1941 года, начальник генерального штаба Вермахта Франц Гальдер по распоряжению Гитлера приступил к разработке плана операции «Аманулла», который в черновом варианте был завершён уже к апрелю 1941 года. В соответствии с планом - четыре тысячи десантников должны были овладеть Кабулом и сменить режим Захир-шаха. Затем войска Вермахта направлялись к границам Британской Индии и при поддержке восставших пуштунских племён захватить её.

Из доклада начальника генерального штаба Вермахта Гитлеру также следовало, что для реализации плана операции будет необходимо привлечь силы 17-ти дивизий: шести горнострелковых, 4-х пехотных, 4-х моторизованных и 3-х других подвижных соединений.

В директиве верховного главного командования вооруженных сил Германии (ОКВ) и главного командования сухопутных войск (ОКХ) № 32 от 11 июня 1941 года говорилось: «После достижения целей операции «Барбаросса» дивизии вермахта должны будут вести борьбу против британских позиций на Средиземном море и в Передней Азии путем концентрической атаки из Ливии через Египет, из Болгарии — через Турцию, а также в зависимости от обстановки из Закавказья через Иран». Планировалось в ноябре 1941 года захватить Северный Кавказ, до мая 1942 года форсировать Главный Кавказский хребет и в июне выйти на позиции в районе Тебриза (Иран). По утверждению германского историка Андреаса Хилльгрубера, к осени 1941 года должна была быть создана база для операции в Афганистане, «откуда можно было бы угрожать Индии, сердцу Британской империи».

С целью адаптации личного состава к участию в боевых действиях в странах с жарким климатом (в тропических и субтропических регионах) в Греции было формировано специальное ударное подразделение Вермахта — «соединение Ф». К 17-ти вышеупомянутым дивизиям планировалось присоединить и «тюркскую дивизию», скомплектованную из числа советских военнопленных-мусульман, уроженцев Средней Азии. Для идеологической работы в подразделениях с личным составом, состоящем из мусульман, готовились «войсковые муллы».

Казалось ничто уже не предотвратит втягивание нейтрального Афганистана во Вторую мировую войну, однако поражение немцев под Москвой, а затем и на Кавказе, нарушило планы германского руководства. Несмотря на ход военных событий ВОВ, не в пользу фашистской Германии, по утверждению германского историка Шрёдера, в Афганистане в 1943 году, всё же были созданы базы, предназначенные для нападения на Индию.

В декабре 1941 года, в самый разгар Битвы под Москвой, советское руководство решило активизировать противодействие Абверу и разведкам стран «оси» в Афганистане. Стояла задача не допустить отказа Афганистана от политики нейтралитета и скатывания к участию в Мировой войне южного соседа на стороне стран Оси.

Важным было, также пресечь планы Третьего рейха по захвату Индии. Огромная заслуга в этом принадлежит советской внешней разведке и лично Михаилу Андреевичу Аллахвердову (1900-1968), руководителю Кабульской резидентуры в годы ВОВ.

В августе 1941 года, по просьбе германской дипломатической миссии, японский поверенный Кацуби встретился с бывшим Эмиром Бухары Сеидом Алим-ханом, с целью поиска вариантов возможного сотрудничества против СССР. Сам Сеид Алим-хан отказался от сотрудничества, однако его окружение и многие курбаши начали активное взаимодействие с агентами разведки Германии и Японии, обещавшими большие финансовые средства на организацию партизанской деятельности на территории Советских Среднеазиатских республик.

Один из наиболее влиятельных узбекских курбаши Махмуд-бек в начале 1920-х годов был выдавлен с отрядом из Средней Азии в северный Афганистан. Однако ему удалось сохранить на советской территории хорошо функционирующую разветвлённую агентурную сеть по сбору сведений о текущей ситуации в Среднеазиатских республиках. Являясь ценным поставщиком информации, он умело продавал сведения разведкам разных стран, сколотив на этом приличное состояние.


Ильяс Дауди.

Продолжение следует.


Новости от партнеров
Материалы по теме
Исторические дома, спрятанные в Казани. Спасенные и утраченные
Спустя 100 лет героически погибший Онисим Панкратов продолжает хранить тайны
Вместо уничтоженных Арских казарм – парковка. Хроники ликвидации русской военной готики
Казань в 1945. Фоторепортаж

Комментарии

  1. Рамиль 5 месяцев назад
    Очень интересные исторические факты.