«Агора» ищет «не согласную с изъятием мобильных» школоту, пока прокуратура «бьет по хвостам»

18 января 2019
События

Школьники в Набережных Челнах будут сдавать мобильные телефоны перед занятиями – во избежание провокаций. Подобное решение управления образования не понравилось ни детям, ни взрослым. Правозащитники в поисках «несогласной школоты», против изъятия телефонов выступают родители детей. Рассказываем, что происходит.

Мобильные телефоны попали под запрет на фоне нескольких инцидентов в школах Набережных Челнов. В ряде случаев информация о конфликтах появлялась в сети после публикации фото и видео. По фактам были проведены проверки и, как отметил глава челнинского управления образования Винер Харисов, ситуации не всегда были однозначны.

Комиссия управления образования собрала необходимую информацию о происшествиях и сделала следующие выводы. В одних случаях сработал человеческий фактор, в других отмечена «недоработка со стороны руководителей образовательных учреждений, учителей». Однако общее мнение таково:

«Времена меняются и учителя, и директора школ тоже должны измениться. Средства массовой информации стали доступнее, поэтому мы должны быть более внимательными к ученикам, родителям, учителям», – сказал Харисов, а после заявил о… провокациях со стороны учеников.

По словам главы управления, с провокациями со стороны школьников будут бороться по «хорошему примеру гимназии №26», где дети оставляют свои мобильные телефоны в специальных ячейках. Такая же практика будет применяться и в других школах автограда.

«Решение было принято совместно с родительским комитетом», – добавил Харисов.

Министр образования и науки РТ Рафис Бурганов в провокациях детей не обвинял, а рассказал о направленной в Набережные Челны рабочей группе, которая призвана сделать выводы об инцидентах, после чего будут приняты «совместные решения». В общем и целом, позиция министерства в том, чтобы «не тушить пожары», а «предотвращать возможность их появления». Безусловно, предугадать все ситуации на будущее не получится, говорит Бурганов. Однако общий подход постараются соблюдать – «совместно с коллегами разбираться, слушать все стороны».

«Для нас нет категории, которой бы мы не могли предъявить свои претензии, будь то ученик, родитель, учитель, – сказал министр. – Но в то же время каждый из них имеет право на то, чтобы его мнение было выслушано».

Об изъятии у детей телефонов министр не говорил ничего. По всей видимости, это решение местного значения – возможно даже, пока экспериментальное. Впрочем, есть вероятность, что не выживет и этот вариант борьбы с «провокациями».

Управление образования «за», остальные – «против»?

Хранение мобильников в специальных ячейках не понравилось главе международной правозащитной группы «Агора» Павлу Чикову.

«Ищу школоту из Челнов, не согласную с изъятием мобильных, и готовую покачать права. Ибо хамство и прокурор плачет», – так он прокомментировал сообщение Харисова.

Не согласился с решением и челнинский учитель Раушан Валиуллин. Говорил он не только как педагог, но и как отец.

«Я, как родитель, против того, чтобы у моего сына – школьника одной из челнинских школ, изымали телефон на время уроков. Кроме этого, я учитель; не намерен участвовать в изъятии телефонов у своих учащихся. Об этом нужно будет писать объяснительную директору?»

В «Родительском сообществе Татарстана – РоСТ» одни называли решение проявлением «школы строгого режима», другие говорили о необходимости установки камер с записью звука в образовательных учреждениях. Причем позиции о камерах были разными.

«Вообще, по идее уже давно говорится о том, что должны быть везде камеры с записью звука, чтобы родители могли посмотреть онлайн, как учится их ребёнок или как кушает в садике и играет и гуляет и чем занят. На работе начальник на какой-то пилораме и то сделал такие камеры и смотрит с телефона, как кто работает. Наверное, наш министр образования не так радеет за своё дело», – писала Елена К.

«Камеры необходимы. Но не так, как на это рассчитывает большинство родителей. Камеры с хорошей памятью записи. Не для просмотра родителями онлайн, для завуча-директора-соцпедагога – да. А родитель должен иметь право потребовать показать ему запись при возникновении скандальной ситуации. Если родители будут смотреть весь школьный процесс онлайн – это будет дурдом. Каждый в меру своей воспитанности будет советовать, как вести урок, как спрашивать или не спрашивать его дитятко... Не так стоишь, не так лежишь и т.д. Этого быть не должно», – возразила Лилия А.

Словом, даже такой маленький срез показывает: несмотря на то, что, по словам Харисова, решение принято при участии родительского комитета, обсуждений будет много.

Прокуратура «бьет по хвостам»

В ходе итоговой коллегии прокурор РТ Илдус Нафиков назвал сферу образования одним из белых пятен в работе надзорного ведомства. В 2019 году пробел обещают восполнить. Пока же Нафикову ясно, в республике не только не сложилась система надзора в сфере образования, но и отсутствуют цели и задачи по этому направлению.

«Мы, к сожалению, нередко «бьём по хвостам», реагируем на уже случившиеся негативные последствия. Работу в этих сферах мы запланировали серьезно разобрать на коллегиях прокуратуры в первом полугодии. Необходимо качественно улучшить координационную деятельность прокуроров на местах», – сказал Нафиков.

Отмечен и еще один момент. В 2018 году в ряде районов республики зафиксирован рост преступлений против несовершеннолетних. Отрицательная динамика зафиксирована в Азнакаевском, Арском, Бугульминском, Высокогорском, Елабужском, Камско-Устьинском, Нурлатском, Менделеевском, Рыбно-Слободском и Чистопольском районах. Прокуратура видит «снижение эффективности реализации воспитательной функции в образовательных организациях, о чём свидетельствует рост числа преступлений, совершённых учащимися школ». Наконец, внимание обратили на рост числа семей, выбирающих домашнее образование. Как оказалось, прокуратура видит опасность в этой тенденции.

На той же коллегии особое мнение высказал и президент РТ Рустам Минниханов. Он говорил о роли прокуратуры в работе с «радикальными настроениями молодежи». Такие настроения в принципе характерны молодым людям, отмечал глава республики. Однако их, по версии президента РТ, намеренно используют организаторы несанкционированных акций. А это угроза, добавил Рустам Минниханов, призывая прокуратуру усилить контроль.

Так из-за чего сыр-бор?

Среди ситуаций, обсуждаемых начальниками в образовании на этой неделе, «голодный ученик», которого в столовую не пустили учителя – позже объяснили, что школьник хотел купить выпечку не в свое время и не для себя, а для старшеклассников. Впрочем, инцидент возмутил не столько тем, что парня не пустили в столовую, сколько тоном, в котором с ним разговаривали педагоги и попытка оттолкнуть ребенка. После огласки в автограде стали рассказывать и о других подобных случаях, правда, новые истории, скорее, были связаны с особенностями системы питания в городе, а не намеренным нарушением прав детей.

Второй случай – драка с участием мальчика, больного эпилепсией. По крайней мере, так о нем говорили в сообщении, которое и проверяет теперь прокуратура. Побили пятиклассника, а в управлении образования пояснили, что парень сам спровоцировал инцидент. Да и справки об эпилепсии у него нет, добавил Винер Харисов. Наконец, на волне обсуждений вспомнили и третий случай, который произошел раньше прочих. На шестиклассника, как говорили журналисты, напали в декабре 2018 года – вымогатели нанесли ребенку 11 порезов лезвием, пытаясь забрать деньги. Накануне Харисов сообщил, заявление, действительно, поступило в полицию. Однако, оказалось, что шестиклассник соврал отцу, рассказывая о нападении.

Новости от партнеров
Материалы по теме
Как работает служба спасения подростков в Казани, и каковы причины детских суицидов
12:05, 5 мая
События
«В Татарстан вернулись 90-е». После избиения школьника толпой провели общее родительское собрание
05:04, 4 апреля
События
В детсаду – скандал с приемом, в школе – обвинение в травле из-за Путина
01:04, 4 апреля
События
Школьный омбудсмен против «травматов и ножей» в карманах родителей
07:03, 3 марта
События

Комментарии