Вопросы федерализма. «Не надо выдумывать какие-то новые понятия типа российской нации»

11 декабря 2018
Общество

Глава комитета по законности и правопорядку Госсовета Татарстана Шакир Ягудин представил накануне три примечательных тезиса – о президентстве в Татарстане, российской нации – как новом понятии и пробелах в Конституции России, которые следует восполнить. Интереснейшие заявления скрылись под скучнейшим заголовком пресс-релиза о «дальнейшем потенциале федерализма», который «заключается в проведении согласительных процедур».

На старте Ягудин сразу оговорился – Конституция в России требует правок, но не полной смены текста. Коррективы уже вносились – в части срока полномочий президента России, Госдумы, порядка назначения прокуроров в субъектах страны… Примеров немало. Впрочем, у Татарстана своя повестка – те же государственные языки, на которых Ягудин остановился подробно.

Собственные полномочия и «какие-то новые понятия»

«Республики вправе устанавливать свои государственные языки, в органах государственной власти, местного самоуправления, государственных учреждений республик они употребляются наряду с государственным языком России», - напоминает пресс-служба Госсовета РТ по следам выступления председателя комитета.

Свои функции у субъектов и в правовом регулировании. В выступлении Ягудина законодательство субъекта в какой-то момент становится даже выше федеральных норм.

«Если по вопросам собственного ведения субъектов федеральный закон входит в противоречие с нормативным правовым актом субъекта, в Конституции России написано: в таком случае «действует нормативный правовой акт субъекта РФ», - пояснил Ягудин. — Это очень важный момент. Положения Конституции, касающиеся федеративного устройства, нужно применять с умом и научно разрабатывать. К сожалению, многие положения Конституции, особенно в части федеративного устройства можно трактовать по-разному».

И не просто трактуются, но и в перспективе проверяются на прочность. В этой связи особенно досталось «российской нации». Ягудин полагает, что термин угрожает первому пункту Конституции страны: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации…»

«Это очень важное положение, и нам не надо выдумывать какие-то новые понятия типа российской нации… с тем, чтобы смазать, замазать многонациональность».

Напомним, «российскую нацию» определили в 2017 году силами Российской академии наук (РАН). Термин закрепили в словаре основных понятий в области национальной политики. В словарном варианте РАН Россия называлась «национальным государством, имеющим разнообразный этнический и религиозный состав населения», который отличается «большой региональной спецификой». А российская нация в версии РАН — это «гражданско-политическая общность, консолидированная на основе исторической российской государственности, члены которой обладают равными правами независимо от этнической, расовой и религиозной принадлежности, общими историко-культурными ценностями, чувством принадлежности к единому народу, гражданской ответственностью и солидарностью».

Президент разрешил президента

Разные трактовки – это про институт президентства в Татарстане. С одной стороны, быть его не должно. В России – один президент, о чем ранее неоднократно говорили на федеральном уровне. Но, фактически, у Татарстана есть возможность оставить институт нетронутым, и за название политическая элита готова бороться. Об этом сегодня говорил и Шакир Ягудин. По его словам, «ничто не мешает тому, чтобы это наименование (президент – ред.) сохранялось и впредь, после 2020 года». Как называться первому лицу – выбор республики, «исключительное полномочие субъекта». А разговоры об объединении субъектов федерации по экономическому принципу могут привести к «упразднению национально-территориального компонента российского федерализма», добавил Ягудин. Впрочем, после все равно пришлось вернуться к президентству, чтобы ответить на уточняющие вопросы.

Журналисты напомнили о позиции федерального центра. Оказалось, жесткости в вопросе отмены наименования должности нет и не было. Так сказал глава комитета.

«Президент Российской Федерации неоднократно говорил на встречах, пресс-конференциях «как вы решите, так и будет». Вопрос в Татарстане решен, дело за федеральным законом, который ограничивает республику в данном случае насчет собственных традиций, своей истории. До 2020 года, на мой взгляд, мы не можем менять наименование высшего должностного лица, поскольку на выборах президента Татарстана в 2015 году 94,4% избирателей проголосовали не только за Рустама Нургалиевича Минниханова как президента республики, но и за саму должность «президент», - сказал глава комитета, добавив, как минимум, Конституция не запрещает сохранить татарстанского президента до 2020 года.

Самой потенциальной для работы над пробелами в Конституции стала часть 3 статьи 11. В ней есть «кусок» об иных договорах, который появился силами Татарстана, напомнил глава комитета. До недавнего времени между федеральным центром и Татарстаном действовал договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти. Однако продлевать его не стали. Но это не значит, что часть о договорах не надо развивать, поставил многоточие Ягудин.

«Потенциал многих положений Конституции РФ не до конца реализован. Это и договор о разграничении предметов и ведения полномочий, согласительные процедуры, ряд позиций называл и председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Все это нужно изучать, исследовать и реализовывать, чтобы восполнять пробелы», – сказал парламентарий.

О своей позиции касаемо изменений в Конституции Валерий Зорькин говорил в статье для «Российской газеты». Конституционные реформы – «которых не хотелось бы», он связывал с «нарастающими внешними вызовами» перед лицом которых стоит сегодня Россия.

«Разумеется, у нашей Конституции есть недостатки. В их числе отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, в определении статуса администрации президента и полномочий прокуратуры. Конструкция ст. 12 Конституции дает повод к противопоставлению органов местного самоуправления органам государственной власти (в том числе представительным органам государственной власти), в то время как органы местного самоуправления по своей природе являются лишь нижним, локальным звеном публичной власти в Российской Федерации, - перечислял Зорькин, подходя и к татарстанскому пункту. - Недостатки существуют и в разграничении предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами. Но подобные недостатки вполне исправимы путем точечных изменений, а заложенный в конституционном тексте глубокий правовой смысл позволяет адаптировать этот текст к меняющимся социально-правовым реалиям в рамках принятой в мировой конституционной практике доктрины "живой Конституции". Опора на эту доктрину дает возможность, не искажая сути правового смысла, заложенного в текст Конституции Российской Федерации, выявлять его актуальное значение в контексте современных социально-правовых реалий. Конституционный cуд уже давно ориентируется на такой подход к толкованию Конституции».

Комментарии