$ 66,50
75,61
Казань -4 °C

​Сергей Толстых, глава «Заставы»: «Факт, что 90–е ушли и не вернутся, я ставлю под сомнение»

16 ноября 2018 | Интервью


«Казанский репортер» побеседовал с директором и создателем группы охранных предприятий «Застава» Сергеем Толстых о криминогенной обстановке в городе, возвращении ОПГ, запрете телевизоров, сложностях в ЧОПах и проблемах «Салават Купере».

90-Е НИКУДА НЕ УХОДИЛИ

– Правоохранительные органы и частные охранные предприятия, пожалуй, раньше всего улавливают проблемные тренды общества. В какую сторону движемся?

Социально–экономическая ситуация в городе становится сложнее. Материальный уровень у населения падает. МВД констатирует снижение количества преступлений и увеличение раскрываемости. А загляните в список отказных дел. По многим преступлениям просто не заводятся уголовные дела.

Ко мне в последнее время обращаются с просьбой выбить долги. Я говорю, ребят, вы обратились не по адресу, мы не коллекторская служба. Спрашиваю, вы обращались в полицию? Мне говорят: «А что толку, отказной материал и все». Обращается человек в суд, и суды идут годами. Если мы сложим зарегистрированные преступления и латентные, цифры то другие будут.

Я сейчас говорю, как гражданин, знающий методы работы МВД, знающий логику криминогенной среды. Я наблюдаю, что в Авиастроительном районе, на Жилплощадке начинают сборы, самые натуральные, как в конце 80–х, в 90–е… «Сходняки» по 150 человек. Последний раз я наблюдал большой «сходняк» месяца полтора назад на улице Химиков, на Жилплощадке. Человек под 200 собралось. Причем не малолетки по 15–17 лет, а ребята за 20-30 лет. Никуда это не ушло.

– Что вы, как глава группы охранных предприятий и в прошлом оперативник можете предложить?

– Наружных служб не хватает, реально. Если сравнивать 2012 год с сегодняшним днем, тот же Авиастроительный район, я могу привести такие данные: было 2 экипажа патрульно–постовой службы, 2 экипажа отдела вневедомственной охраны, третий экипаж при необходимости приезжал из города, и было 2 следственные оперативные группы. Семь машин. Сейчас, в лучшем случае, патрульно–постовая служба одна машина и одна следственная оперативная группа. А район только вырос за счет сноса ветхого жилья и появления высоток.

Я обращался в МВД, Совет безопасности с предложением создать реестр частных охранных структур, определить зоны влияния и спрашивать с них. В Казани семь районов, за каждым закрепить какую–то крупную охранную структуру. В нашем Авиастроительном районе 18 школ. Давайте мы поставим сотрудников охраны, которые ежедневно будут вести наблюдательные мероприятия, выявлять детей с девиантным поведением, родителей с девиантным поведением. Пусть они входят в комиссию по делам несовершеннолетних. Пусть взаимодействуют с органами опеки и МВД. Учителя, как и многие социальные службы сейчас просто загнаны в угол. На них все пишут жалобы. Они самоотстранились от воспитания.

А тут с меня можно было бы спросить: «Сергей Анатольевич, скажите, какая обстановка по 147 школе, какая по 54? Какие конфликты есть?». Ведь не секрет, что по территориальным признакам существуют группировки, по улицам и по дворам. Где они собираются? Во дворах, на школьных площадках. Кто это отслеживает, сотрудники по делам несовершеннолетних? Их настолько сейчас завалили бумажной волокитой, что они просто голову не могут поднять из–за письменного стола. А реальная работа не ведется.

– Чего не хватает сотрудникам охранных структур? Кроме денег.

– Полномочий при исполнении своих профессиональных обязанностей. Мы можем предложить гражданину показать свои вещи, но не можем досмотреть человека принудительно. Если под координацией МВД сотрудники охранных структур будут направляться для обеспечения порядка на определенную территорию, и на охраняемом объекте они смогут задерживать, применять физическую силу и так далее, тогда у них руки будут развязаны. Есть федеральный закон 1992 года, давайте в него внесем изменения. Инициируем обращение в Госдуму России через татарстанский Госсовет. Институт охраны сегодня как маленький ребенок, только начинает ходить. С 1992 года, когда приняли закон о частной охранной деятельности, мы по факту не далеко ушли.

«ПОНЯТЬ, ПРОСТИТЬ И ОТПУСТИТЬ...»

– Сколько у нас ЧОПов?

– У нас в Казани более 450 юридически зарегистрированных организаций, которые на бумаге занимаются этой деятельностью.

– А сколько в реальности?

– Наверное чуть больше 70, максимум 90 организаций. Из них дееспособных – не более 20. Большая часть из них – это пультовая охрана. И несколько организаций, который специализируются на физической охране.

– А в самой охранной сфере наверняка тоже немало проблем?

– Этим бизнесом я занимаюсь с 2012 года, проблем в охранной сфере очень много, как и в самом обществе. Например, какая проблема: сегмент охранных услуг, это примерно один пласт социума, который вращается по кругу. Такой условный Александр Родионович Бородач (комедийный персонаж, ставший синонимом проблемного и непутевого человека – прим.), то есть – «понять, простить и отпустить». Часто это малооплачиваемая работа, на которую идут люди, которые не нашли себя в жизни.

Я как работодатель столкнулся с тем, что люди просто не идут на работу: «А, "Застава”? У, нет, мы не пойдем». Знаете, какая причина?

– Работать нужно?

– Да, нужно работать, выкладываться. Есть требования знания инструкций, по физподготовке, строевые смотры… Биомассе этого всего не нужно. И они циркулируют: в одно место пришли, ничего не делают, ушли, пришли в другое и так далее. Большинство охранных организаций не гнушаются принимать на работу людей с сомнительным прошлым, алкоголиков, пожилых людей. У меня таких нет, у нас потолок при принятии на работу – это 45 лет. До 50 в экстраординарных случаях. У меня трудится около 200 человек. Процентов 40 из них работают практически с самого основания. Их устраивает стабильность, жесткий порядок и подход к работе. А процентов 20 – это текучка. Люди, которые приходят заступить на смену и смотреть телевизор, долго не задерживаются. У меня ни на одном объекте нет телевизора, я запрещаю их.

Проблема в том, что у нас никак не регулируется этот процесс. В системе правоохранительных органов есть понятие «волчий билет». В охранной среде такой практики нет. Репутация в большинстве случаев никак не учитывается.

– Такие сотрудники из разряда «Понять и простить» востребованы?

– Большая часть федеральных учреждений руководствуются принципом лишь бы охрана просто была и лишь бы было дешевле. Федеральный закон 44-ФЗ обязывает провести конкурс, где выигрывает самое дешевое предложение. А дешево – не всегда хорошо. Взять, например, детские учреждения: мы доверяем охрану детей людям непонятной квалификации за какие–то совершенно мизерные деньги. Нормальный человек не может осуществлять охрану за такие деньги. За 65 рублей в час муниципалитет предлагал мне оказывать охранные услуги детских лагерей. Арифметика элементарная: 65 умножаем на 24 часа, перечисление происходит 1560 рублей. Минус налоги. Если по закону сутки через трое, на одном месте 4 человека нужно. Им нужны отчисления в ФСС – 30,2% от фонда оплаты труда. Если минимальная зарплата 11120 рублей, то получается, что охранная организация вообще работает в убыток.

– Ну денег то нет, а вы держитесь… Что делать?

– Президент Татарстана Рустам Минниханов в свое время предложил дотации для тех граждан, которые занимаются самостоятельным благоустройством жилого сектора: проводят коммуникаций, газ, воду и так далее. Если люди деньги находят, то им бюджет субсидирует. Я обратился к нашим властям с предложением такую же схему распространить и на охрану школ.

Охрана, которая сейчас нанимается в школах… Я не могу сказать, что она плохая, но она могла бы быть намного лучше. Людей нужно подбирать по определённым критериям, в первую очередь это возрастной ценз, подготовка, отсутствие вредных привычек. Взять ту же трагедию в Керчи. На видео заметно, что женщина пыталась что–то сказать молодому человеку, который заходит с сумкой. Он ее просто проигнорировал. Я моделирую эту ситуацию на своих охранников. Если бы они увидели парня с сумкой, они бы, естественно, его остановили и заставили показать сумку.

«САЛАВАТ КУПЕРЕ» И ДРУГИЕ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ ГОРОДА

– Сейчас остро возникла проблема с безопасностью в парках.

– В том году мы оказали охранные услуги. Сейчас средства вложены в парковую инфраструктуру: освещение, лавочки, фонтаны, беседки. Конечно для людей было бы намного комфортнее, если бы охрана была, но пока этого нет.

– Что для этого нужно? Только деньги или что–то еще?

– В первую очередь финансирование. Так как обеспечение порядка в местах общего пользования лежит на муниципальных властях, а у них как таковой муниципальной полиции нет, они вынуждены обращаться в частые охранные структуры, но это стоит денег.

В свое время мы обращались в Дирекцию скверов и парков, предлагали расстановку сил по принципу патрульно-постовой службы. Пешие патрули в парках с опорным пунктом охраны, где можно сообщить о правонарушении, если кому-то плохо стало, кто-то потерялся и так далее. Но это все в бюджет упирается. Больше года наши власти это рассматривают. Уверен, что, если будут финансовые возможности, они все равно к этому придут.

– Но от вандалов убытков, наверное, не меньше. Драконов в парке Тысячелетия вандалы вырывают каждый год, фонари на «Черном озере» бьют вообще чуть ли не каждый месяц…

– Тут есть еще какой момент: выставляя охрану вы обеспечиваете не только сохранность имущества, но и имиджевую составляющую, общественный порядок, спокойствие граждан. Место становится более привлекательным и появляются перспективы для его развития. Если я могу спокойно погулять вечером в парке «Черное озеро», исходя из того, что под боком находится МВД, то я бы так не сказал про парк Урицкого или Горьковско-Ометьевский лес…

– В городе есть болевые точки, где, на ваш взгляд, охрана необходима.

– В торговых центрах, казалось бы, охраны много, но далеко не везде она квалифицированная. Охрана таких мест подразумевает наличие так называемого «седьмого пункта», на случай антитеррористических действий. Для этого необходимо оружие, своя оружейная комната и так далее. Далеко не везде это есть. Необходимо проводить учебные тревоги, рейды торговых помещений на предмет соблюдения противопожарных требований и так далее.

Охрана нужна не только там, где мы ее привыкли видеть – на входе учреждения и в торговых центрах. Посмотрите на жилые комплексы. В «Салават Купере», например, ситуация интересная. Торговцы из Новой Туры, а там представлено около 30 национальностей, выкупали целыми подъездами квартиры в «Салават Купере», поселке Осиново, и ЖК «Радужный». Там люди кучкуются по этническому признаку. А когда человек со своим уставом приходит в чужой монастырь, возникают конфликтные ситуации. В 2012 году представители Татстроя нанимали нас для охраны строящегося комплекса, чтобы мы несли функции сотрудников полиции. Мы патрулировали улицы. Потому, что люди приходя с работы выпивали, лезли на детскую площадку и 25–летние мужики катались на каруселях и крушили детские площадки.

Нас управляющая компания из «Салават Купере» попросила рассчитать стоимость патрульно-постовой службы. Сотрудники МВД констатируют очень сложную оперативную обстановку там. Начинаются кражи. За 9 месяцев более 10 квартирных краж только по одной управляющей компании, которая обслуживает пару десятков домов. Я уже не говорю уже о хулиганствах, краже инвентаря, драках и тому подобное. Мы рассчитали, предложили два пеших патруля с размещением стационарного поста. Цель охраны не ходить с дубинкой и пугать всех. Люди идут из гостей, человек перебрал – узнать адрес, проводить или доставить его в руки супруги, чтобы он не упал, не разбил себе голову и не был ограблен. Вторая цель – психологическая. Когда люди ходят в форме и погонах – не захочется совершать преступление. А патруль расставлен так, что они циркулируют там постоянно.

В «Салават Купере» вообще целые скамейки выдирают из бетона и увозят себе на дачу. Ребята из управляющей компании просто хватаются за голову. Подъезжает «Газель» вырывают, грузят в машину и уезжают. Был столик на площадке и две лавочки. И столик и лавочки увезли. Все.

– Кроме «Салават Купере» какие еще очаги напряженности есть в городе?

– Много очагов, та же самая Жилплощадка, Московский район…

– Когда вы заметили, что во дворах снова начала собираться молодежь?

– Я думаю уже около года мы это видим явно. Факт, что 90–е ушли и не вернутся, я ставлю под сомнение. Да, конечно такого, что гопники ходят в трениках и всех «трясут» не будет, скорее всего. Но то, что люди собираются в определенные группы с определенными целями – это мне очевидно. Это не филателисты, не ботаники – ребята крепкого телосложения, собираются, ведут беседы. Потом начинают гореть магазины, горят машины, в городе это уже не единичный случай. Я вижу начальные элементы возвращения ОПГ на улицы.


Беседовал Антон Райхштат.

Фотографии: Владимир Васильев, Михаил Захаров, Антон Райхштат
Новости от партнеров
Комментарии
Молодец, правду говорит, как есть!
19:00, 16.11.2018 | Гость
Согласен. Хоть кто то говорит правду!
23:47, 16.11.2018 | Сотрудник
Так если ему не страшно гулять в парке Черное озеро, если там МВД, в Салавает тем более - там целый ОП!
16:07, 19.11.2018 | Побежимова 55а
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости