$ 66,43
75,38
Казань -3 °C

​За того парня…

30 сентября 2018 | Специальный репортаж

Этот рассказ – реальная история о поисках адреса боевого друга Героя России Ильяса Дауди, служившего с ним в Афганистане и погибшего в октябре 1985 года.

АДРЕСА ОСТАЛИСЬ В КАРМАНЕ МАСКХАЛАТА

Москва 1987 год. Домой из армии я вернулся ранней весной 1987 года. После тяжелого ранения в одной из войсковых операций лечился в военных госпиталях в Афганистане, в Туркестанском военном округе. Быстро освоив протез, вернулся на первый курс вуза. Оттуда весной 1985 года я добровольно был призван в Вооруженные Силы СССР. Учеба не оставляла времени для размышлений о личной драме, о полученном на войне увечье. Однако было кое-что важное, не дававшее мне покоя.

Будучи в бессознательном состоянии, в кармане маскхалата, обрезанного военврачами, я оставил маленькую записную книжку с адресами и телефонами своих боевых товарищей по учебке и Афганистану. Тяжелая контузия и продолжительный курс лечения с обезболивающими опустошили мою память. Но все же некоторые адреса хоть и не совсем четко, остались в голове. Так, неожиданно всплыл в памяти адрес погибшего друга, Германа Стрельцова, парня, с которым мы в то время сошлись довольно близко: город Ленинград, Полюстровский проспект… Дальше помнил смутно: то ли дом 5, квартира 99, то ли наоборот, а возможно, дом 95, квартира 9...

Как бы то ни было, ответственность перед памятью погибшего в Афганистане боевого товарища, с кем я сильно сдружился, перед его мамой, которая приезжала на принятии присяги в Узбекистан, потерявшей на войне единственного сына 18-ти лет, обязывали меня во что бы то ни стало, навестить её.

ПРЕДАТЕЛЬ-ТАКСИСТ И ГОП-СТОП

В мае 1987 года, воспользовавшись паузой перед экзаменами, решил ехать в Ленинград. Уговорил своего земляка-азнакаевца, студента старшего курса нашего института Ильдуса Фарукшина, вернувшегося с афганской войны в 1982 году, составить мне компанию.

Вечером следующего дня мы прибыли на Московский вокзал. Взяв такси, мы назвали водителю адрес: Полюстровский проспект, номер дома указали - 5, решив начать поиск с него, по численному возрастанию. Через полчаса езды по ленинградским проспектам, водитель привёз нас в какую-то заброшенную и безлюдную промышленную зону.

На наше подозрение, таксист пояснил: мол, срезал путь и этой дорогой добраться короче. При этом, внезапно вспомнил, что ему нужно срочно позвонить домой, извинился и припарковал такси у телефонной будки, установленной на углу отселённого одноподъездного дома. Зайдя в будку и начав, как нам показалось, с кем-то говорить – повернулся к нам спиной.

В это мгновение из подъезда выскочили трое крепких молодцев, обежали такси, резким движением открыли задние двери и, приложили к горлу каждого из нас финские ножи. Двое, громкими голосами прокричали, что-то вроде: «Деньги и всё ценное, выкладывай – быстро, иначе порежем на ремни». Схема налёта отработанная, в Питере она имеет своё название – «гоп-стоп».

Мы мгновенно поняли, что происходит, каждый резким движением зацепил за грудки, нависшего над собой налётчика, втянул в салон и начал жёстко бить и душить. Третий из нападавших, стараясь помочь своим подельникам, залез в переднюю пассажирскую дверь и стал пытаться нанести по нам удары, одновременно оттягивая на себя, того что ближе, уже хрипящего от удушья подельника. Таксист в это время с ужасом наблюдал за происходящим из телефонной будки.

Противоборство внутри салона такси, переросло в крепкое избиение налётчиков за его пределами, на тротуаре. Спустя ещё 5 минут, Ильдус практически уже закончил обработку своего клиента, физиономия которого, напоминала мякоть спелого арбуза. Двое других налётчиков, сопротивление практически уже не оказывали, и, смирившись с поражением, прихрамывая, держась за бока и вытирая с лица кровь, стали спешно покидать место происшествия. В завершающей фазе инцидента, из окон ветхого дома послышались женские крики, в наш с Ильдусом, адрес: «Бандиты! Посмотрите, что делается среди бела дня! Изверги, сейчас милицию вызовем!»

Установив для себя наверняка, роль таксиста в организации налёта, мы предложили ему на выбор: либо мы ждём милицию, либо он везёт нас по адресу и остаётся с нами до тех пор, пока мы не отыщем квартиру Стрельцовых. Договорились – о втором. Мы колесили по Полюстровскому проспекту от 5-го к 9-му, 95-му и 99-му домам до позднего вечера. При подъезде к очередному вероятному адресу, выйдя из такси, мы услышали за спиной звук рванувшего с места такси. Водитель решил от нас избавиться.

Оставшись без колёс и отчаявшись найти квартиру Стрельцовых, решили искать адрес через Районный военкомат, откуда Герман призывался в армию. Военкомат был нашим последним шансом. Они-то уж точно, должны были знать этот адрес.

НОЧЬ В «ОБЕЗЬЯННИКЕ»

Мы узнали у прохожих адрес ближайшего к Полюстровскому проспекту военкомата, поймали другое такси и направились к нему. Когда мы доехали уже стемнело, к тому же была суббота, так что дверь в РВК была заперта, а на стук никто не реагировал. Мы обошли здание и в тыльной стороне обнаружили служебный вход, постучались. Из-за двери, не утруждая себя особой вежливостью, спросили: «Чего надо?»

Мы сообщили, что приехали из Москвы навестить маму погибшего в Афгане товарища. Назвали его фамилию и отчество, год рождения, особо обратили внимание на то, что призван он был с этого Военкомата, назвали дату гибели в Афганистане, просили просто дать точный домашний адрес. Ответ был такой: «Ничего вам не скажу, РВК таких сведений не даёт! Приходите в понедельник в 8.00 к дежурному, а пока идите отсюда подобру-поздорову».

Сделав небольшую паузу, мы вновь стали стучаться в дверь и, конечно, эмоционально объяснили, что мы из другого города и не можем ждать до понедельника. В конце концов в нашей просьбе не было ничего противозаконного. Голос за дверью окончательно перестал отвечать.

Отчаявшись получить у дежурного РВК адреса Стрельцовых, мы сели на ступени крыльца служебного входа. Пока думали, как быть дальше, увидели, что прибывающий в кромешной тьме внутренний двор Военкомата осветился ярким светом фар, двух пар с разных сторон. То были милицейские УАЗы с мигалками и воем сирен. Мы даже не успели понять что произошло, когда из глаз полетели искры от шквала ударов резиновыми дубинками в исполнении наряда патрульно-постовой службы.

Добросовестно отделав и заковав в наручники, нас повезли нас в райотдел милиции. Там нас определили в «обезьянник», куда в течение ночи со всего района продолжали свозится фигуранты чрезвычайных происшествий. Ночью нас допрашивать не стали. Заняв места поудобнее на деревянных скамейках, мы заснули.

Наступило утро. О нас будто забыли. Сдающая дежурство смена, не затруднила себя пояснением причин и обстоятельств нашего задержания, перед принимающей. Поэтому, после завершения всевозможных совещаний и летучек, дошла очередь и до нас. Нас сопроводили к дежурному, мы всё подробно рассказали.

Он тотчас связался с базой данных ГУВД и установил место проживания и телефон семьи Стрельцовых. Проникнувшись захватывающей историей нашего поиска, дежурный приказал наряду патрульно-постовой службы отвезти нас по данному адресу.

КАК БУДТО ГЕРМАН ПРОСТО НЕНАДОЛГО ВЫШЕЛ

На удачу, Людмила Васильевна оказалась дома. Сложно передать ее чувства, когда мы объяснились.

Она пригласила нас войти, и на стене я сразу увидел большой портрет Германа Все его вещи — книги, магнитофон, кассеты — лежали на своих местах, как будто Герман только что вышел из комнаты...

Вместе с Людмилой Васильевной мы поехали на Северное кладбище, на могилу Германа. Нашему взору предстал - свежий ряд могил, воинов погибших в Афганистане. Смотреть на мать, потерявшую на войне сына всегда тяжело, а когда этот сын твой друг… Мы с Ильдусом стояли чуть поодаль и молчали. С памятника улыбался молодой, кудрявый парень.

За ужином дома у Людмилы Васильевны помянули Геру. Утром следующего дня с Ильдусом поехали в магазин обоев. Решили сменить гнетущую обстановку в квартире, где все напоминало о погибшем. И вообще, хотелось оставить о своем приезде добрую память. Обои мы купили, но клеить их Людмила Васильевна нас отговорила, сославшись на предстоящий капитальный ремонт. С этого визита с мамой Геры у нас сложились практически родственные отношения.

Судьбу Людмилы Васильевны никак не назовешь легкой. Великая Отечественная застала ее полугодовалым младенцем в Пскове. В семье были старшие дети — сестра 1938 и брат 1939 года рождения. Немцы депортировали троих маленьких детей и их мать в концентрационный лагерь близ Кенигсберга. Освободили их бойцы Красной армии. После войны, закончив среднюю школу, Людмила поступила на вечернее отделение в Псковский политехнический институт, познакомилась с будущим мужем Владимиром. 10 апреля 1967 года родился сын Герман. Казалось, все хорошо, но судьба преподнесла очередной удар. В 1971 году в автомобильной катастрофе погибает ее муж. Людмила Васильевна, осталась одна с четырехлетним сыном на руках. Свою жизнь отныне она посвятила ребенку.

Гера Стрельцов родился и вырос в Ленинграде, окончил школу хорошо, однако в институт поступать не стал — решил сначала отслужить в армии. Чтобы не терять время даром, поступил в ПТУ «от оборонки». Дождавшись наступления весны и исполнения 18 лет, в апреле 1985 года Герман призвался в ряды Вооружённых сил СССР.

«С КОРОТКОЙ БИОГРАФИЕЙ, ВЕЛИКОЮ СУДЬБОЙ»…

Я познакомился с ним в первые дни прохождения курса молодого бойца. Общение началось с короткой стычки, после которой последовало примирение. А вскоре мы стали друзьями. Манера поведения, стиль общения этого высокого блондина с голубыми глазами выдавали в нем подлинного интеллигента, жителя культурной столицы России. В редкие минуты отдыха Герман с теплотой и любовью рассказывал мне о родном городе, его истории, людях.

Прибывшие в августе 1985 года в Афганистан курсанты-разведчики учебной разведроты были распределены по подразделениям дислоцированным в северо-восточной части страны. Германа определили в разведывательную роту 395-го мотострелкового полка в городе Пули-Хумри в Келагайской долине. К началу общевойсковой операции «Долина», которая в октябре 1985 года проводилась под командованием генерала Родионова, Герман уже имел опыт участия в двух операциях и ряде засадных действий.

…Утро 15 октября 1985 года выдалось туманным. На аэродроме Пули-Хумри десантные группы ждали приказа грузиться в вертолеты для высадки в горах. На краю взлетной полосы за уложенными в ряд рюкзаками и личным оружием будто по сигналу с разных концов аэродрома слетелись повидаться друзья из учебной разведроты. Крепко обнимались, смеялись, курили, шутили. После приказа подразделениям быть в готовности к погрузке в вертолеты, парни разбежались по подразделениям.

Рота Германа выполняла боевую задачу: выйти на заданный рубеж на горном участке в районе одного из перевалов, соединяющих Андарабскую долину с Панджшерским ущельем. Внезапно по передовому дозору, в котором был и рядовой Герман Стрельцов, был открыт кинжальный огонь. Раненый Герман не удержал равновесия, сорвался с отвесной скалы в глубокую пропасть. Шансов выжить у него не было. Когда бой затих, разведчики, используя помощь других подразделений и обеспечив себе прикрытие с гор, подняли тело Германа со дна ущелья.


К могиле Германа Стрельцова, погибшего в Афганистане 33 года назад, и сегодня продолжают приносить цветы его друзья и одноклассники.

Это ли не свидетельство того, «каким он парнем был» – «с короткой биографией, великою судьбой»…

Ильяс Дауди.

Фотографии: Архив Ильяса Дауди
Новости от партнеров
Комментарии
Мой дядя - Чайников Николай,служил в Афгане в ДШБ 83-85г. Чудом после нескольких заварушек остался жив,потеряв в бою друга,всё как у автора.Придя домой женился,дали как участнику БД мотоцикл УРАЛ.На нём,он и ещё двое друзей ,возвращаясь с гостей ночью были сбиты армейским ЗИЛ - 131... На пустой трассе... Итог - двое насмерть один без памяти...Вот такая судьба-на войне не погиб,так костлявая дома достала...
12:34, 01.10.2018 | виталий
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости