$ 66,24
78,07
Казань +24 °C

​Сотрудника казанской ИК-18 обвиняют в избиении двух заключенных

31 августа 2018 | События

По версии следствия, в августе 2018 года сотрудники исправительной колонии №18 города Казани Ленар Гаязов и Андрей Семенов избили одного из осужденных. В результате 23 августа было возбуждено уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). Семенова и Гаязова задержали. Им было предъявлено обвинение, но свою вину в совершении преступления офицеры не признали. Приволжский районный суд на время следствия отравил их под домашний арест. Однако вскрылся еще один факт избиения осужденного, в котором мог быть замешан Ленар Гаязов. Сегодня следствие обратилось в суд с ходатайством о заключении Гаязова под стражу, но суд не удовлетворил его и оставил сотрудника ИК-18 под домашним арестом

Буквально в конце июля Россия содрогнулась от опубликованного «Новой газетой» видео, на котором сотрудники ярославской исправительной колонии истязают закованного в наручники человека. Затем последовали сообщения в СМИ об издевательства над заключенными в Крыму, Белгороде, Брянской области – при желании список «пыточных» учреждений можно продолжить. Благополучный Татарстан, похоже, не обошли стороной тюремные страсти.

СТАРЫЕ НОВЫЕ ФАКТЫ

По версии следствия, в августе 2018 года двое оперуполномоченных исправительной колонии № 18 (ИК-18) города Казани Ленар Гаязов и Андрей Семенов избили осужденного Миндубаева. Факт причинения телесных повреждений вскрылся, уголовное дело возбудили 19 августа этого года. Офицеры были задержаны 27 августа по обвинению в превышении должностных полномочий с применением насилия. Свою вину Гаязов и Семенов не признали. Накануне праздника, 29 августа, из изолятора временного содержания (ИВС) их доставили в Вахитовский районный суд, который определил им меру пресечения в виде домашнего ареста. Но уже через полчаса после окончания заседания Ленар Гаязов был задержан и вновь на двое суток отправился в ИВС. Следствие считает, что в октябре 2015 года он нанес не менее десяти ударов неустановленным деревянным предметом осужденному Медвежову. Потерпевший освободился в конце июля этого года и сразу сообщил о фактах побоев в правоохранительные органы. Новое уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ было возбуждено 23 августа. Сегодня следствие вышло в Приволжский районный суд Казани с ходатайством о заключении Гаязова под стражу до 23 октября. Сам Ленар Гаязов виновным себя не признает ни по одному из эпизодов и считает, что уголовное преследование инициировано руководством ИК-18.

В самом начале заседания Алина Богатеева, адвокат Ленара Гаязова, выступила против видеосъемки, чем немало расстроила сотрудников телекомпаний, приехавших освещать событие. Судья Наталья Цветкова поддержала адвоката, напомнив присутствующим о том, что Ленар является действующим сотрудником уголовно-исполнительной системы.

Старший следователь следственного отдела по Приволжскому району Казани Следственного управления СК России по РТ Айрат Асхадуллин предоставил суду материалы по итогам вчерашних следственных действий с Гаязовым. Оказалось, что адвокат на них не присутствовала

– Меня следователь уведомил о проведении следственных действий уже после их окончания. Поскольку меня не было, прошу дать мне полчаса для ознакомления с материалами, которые поступили буквально пять минут назад, – обратилась к судье Алина Богатеева.

Был объявлен перерыв. За это время прессе удалось пообщаться с Айратом Асхадуллиным.

– Наказание по статье 286 УК России предусматривает до 10 лет лишения свободы. Избрание в отношении второго оперативника, Андрея Семенова, меры пресечения в виде домашнего ареста нас не удовлетворяет. Для него мы будем добиваться через Верховный суд Татарстана заключения под стражу, – сообщил следователь.

Следователь Айрат Асхадуллин.

ОСТАВИТЬ ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ…

Уже после перерыва Айрат Асхадуллин объяснил суду и участникам заседания, почему Ленара Гаязова нельзя оставлять под домашним арестом.

– В ходе следствия установлено, что не позднее октября 2015 года оперуполномоченный оперативного отдела ФКУ ИК-18 капитан внутренней службы Ленар Гаязов находясь в помещении оперативного отдела, превысил свои служебные полномочия. Он нанес множество ударов неустановленным деревянным предметом, а также ногами осужденному Медвежову. Тем самым Гаязов причинил последнему боль и физические повреждения. При этом Гаязов законных оснований для применения физической силы не имел. По подозрению в совершении вышеуказанного преступления 29 августа 2018 года Гаязов был задержан, 30 августа 2018 года ему предъявили обвинение. В ходе допроса в качестве обвиняемого Гаязов свою вину не признал. Причастность его к совершению данного преступления подтверждается показаниями потерпевшего Медвежова, свидетелей Зиганшина, Маматова, протоколом очной ставки, проведенной между потерпевшим Медвежовым и подозреваемым Гаязовым, а также иными материалами уголовного дела. Гаязов с 2010 года работает в уголовно-исполнительной системе, имеет тесные связи с ее сотрудниками. Это и дает основания полагать, что в случае избрания ему меры пресечения в виде домашнего ареста исполнение ограничений может осуществляться ненадлежащим образом, – выступил в суде следователь.

По его словам, Ленар Гаязов, находясь на свободе, может препятствовать производству по уголовному делу, скрыться от органов предварительного следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам уголовного судопроизводства...

– Следствие считает необходимым избрать в отношении Гаязова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком по 23 октября 2018 года, до окончания следствия. Прошу удовлетворить ходатайство, – резюмировал Айрат Асхадуллин.

– Поясните, пожалуйста, как Гаязов может продолжить заниматься преступной деятельностью и делать все то, о чем вы сейчас сказали? – обратилась к представителю Следственного комитета России судья Наталья Цветкова.

– У него брат работает в системе, отец работал. Контроль над соблюдением условий домашнего ареста возложен на тех же сотрудников УФСИН. У брата и отца достаточно связей, – пояснил свою позицию следователь.

– Получается, мы все преступники! – не выдержал отец Ленара Гаязова. Судья моментально удалила его из зала.

После совещания Наталья Цветкова огласила решение.

– Необходимость избрания в отношении Гаязова меры пресечения в виде заключения под стражу чем-либо не обоснована. Доводы ходатайства о том, что Гаязов, находясь на свободе, может оказать давление на потерпевших, свидетелей, угрожать им, продолжит заниматься преступной деятельностью, чем-либо не обоснованы. Суд постановил: ходатайство следствия об избрании в отношении Гаязова Ленара Маратовича меры пресечения в виде заключения под стражей оставить без удовлетворения, – сказала Наталья Цветкова.

– Мы будем обжаловать постановление в Верховном суде Татарстана в течение трех дней, – сообщил «Казанскому репортеру» Айрат Асхадуллин.

КОВАРНАЯ МЕСТЬ?

– Я не знаю, почему так происходит? Осужденным сегодня верят, они могут пожаловаться на любого сотрудника уголовно-исполнительной системы. Уголовное дело в отношении моего брата основано только на показаниях осужденных. Я считаю Ленара невиновным, он никогда никого не бил. Если он и применял силу, то только в рамках закона. Насколько мне известно, Медвежов был вызван в кабинет и по какой-то причине ударил брата. Ленар был вынужден применить силу в виде загиба осужденному руки за спину. Мой начальник отпустил меня сегодня поддержать брата. Но из управления уже звонят и интересуются, почему я не на рабочем месте. Я больше чем уверен, что и на меня будут оказывать давление из-за интервью, данного вам, – сказал журналистам замначальника отдела безопасности ИК-2 Тагир Гаязов, брат Ленара.

Ленар Гаязов

– В прошлом году я исполнял обязанности начальника оперативного отдела ИК-18, за это мне должны были выплатить солидную надбавку. Начальник ИК-18 мне в этом отказал, в УФСИН РФ по Татарстану его решение поддержали. Когда же я в поисках справедливости обратился в Москву, была проведена проверка, и деньги нашлись. Руководство колонии неоднократно предлагало мне уволиться. Я ни одного осужденного не тронул пальцем. Зачем? Ведь есть ручка и бумага…Я уже четыре дня провел в ИВС, не было возможности помыться. Даже осужденным мы даем мыться, а что ж сотрудники…, – едва сдерживал эмоции в беседе с «Казанским репортером» Ленар Гаязов.

Общаться с прессой адвокат обвиняемого отказалась, дескать приличных людей среди журналистов нет, «все равно все переврут». Зато, судя логике защитницы, приличный человек нашелся в системе исполнения наказаний. Что уже неплохо.


Борис Кудряшов.

Фотографии: Владимир Васильев
Новости от партнеров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости